Убегая от НАТО: француз переехал в "последнюю диктатуру Европы"

© Sputnik / Елена ВасильеваМагазин в "Париже" недвусмысленно напоминает о связи со знаменитым городом
Магазин в Париже недвусмысленно напоминает о связи со знаменитым городом - Sputnik Беларусь, 1920, 26.07.2021
Герой этого материала задумался о переезде с Запада на Восток еще несколько лет назад. Выбор был небольшой: Швейцария, Калининград, Приднестровье, Беларусь. Остановился на последней.
Приверженность Беларуси советским традициям Мишелю (имя изменено по просьбе собеседника) показалось достаточной гарантией того, "что однажды здесь не окажутся агенты НАТО или МВФ, проникнувшие во все щели". В итоге купил небольшой домик в белорусской глубинке и теперь слегка озадачен вопросами переезда.
Что можно найти в Беларуси такого, чего нет во Франции? И неужели для счастья среднестатистическому европейскому жителю нужен лишь маленький дом в колхозе и огород? Поговорили с человеком, который поменял городскую суету во Франции на деревенскую тишину в Беларуси.

Французы потеряли свой суверенитет

Перед интервью он предупреждает сразу: "я буду употреблять довольно резкие, недипломатичные выражения – извините меня". Извиняем. А о своей истории переезда он рассказывает в формате монолога.
***
Много лет я хотел сбежать из зоны евро/доллар и НАТО. Евросоюз – это тюрьма для народов, удерживаемых международными преступными финансистами, вероломными руководителями, чаще всего некомпетентными, нарциссическими и коррумпированными.
Одна из причин моего переезда – это то, что я не могу больше видеть Францию под валютной оккупацией евро, диктатурой немецко-американской технократии Евросоюза и порабощением моей страны стратегическими интересами американской империи - откровенно враждебно и воинственно настроенной. Французы этого не знают, но они уже люди без родины на своей собственной земле. Из-за европейских договоренностей, которых они не читают, из-за евро и из-за НАТО.
Французы потеряли свой суверенитет. У них больше нет суверенных границ, валюты, армии. Французы просто-напросто потеряли свою страну. И ничего не получили взамен. Европейский союз – это не нация, это цивилизация. Нет европейского народа. Французов более 40 лет обманывала каста фанатичных руководителей, которые их предали… Экономика рушится, французы демонстрируют гнев, но не могут по-настоящему назвать его причину.
В общем, я устал от всего этого и решил попытаться уехать из страны. Ближайшие территории вне зоны Евро/НАТО были Калининград (Россия), Беларусь, Приднестровье и Швейцария.
Швейцария - более или менее сателлит Германии и США, Российская Федерация с февраля этого года закрыла свои границы, в том числе в Калининграде. В итоге я выбрал Беларусь.
>>>Новозеландский бизнесмен купил семь зданий под Витебском: зачем ему это нужно
Приверженность Беларуси советским традициям мне кажется достаточной гарантией того, что однажды здесь не окажутся агенты НАТО или МВФ, проникнувшие во все щели. Вот что наиболее важно для меня. Так что я пошел прямо в посольство Беларуси в Париже, где меня очень хорошо принял первый секретарь.

Говорили, что Лукашенко – людоед

В первый раз я приехал в Беларусь в этом году и провел здесь 28 дней. Начал брать уроки русского языка. Прилетел на самолете белорусского перевозчика, полеты которого Европейский союз пытается сейчас запретить на своей территории якобы по политическим причинам, но в реальности, я считаю, – чтобы захватить его долю рынка.
>>>Вассерман: история с самолетом стала подготовленной ловушкой для Беларуси
Когда я ступил на взлетную площадку, мне показалось, что с моей спины сняли 50-килограммовый мешок с цементом, который я нес много лет. Только представьте: я смог вырваться из НАТО. Это неописуемое чувство освобождения!
В Беларуси меня удивило многое. Давайте по порядку...
Скорость контроля в аэропорту. Менее чем за 10 минут я прошел зону транзита. В Европе это происходит намного дольше.
Хороший прием. В то время как западная пресса нам писала, что господин Лукашенко – людоед, который каждое утро съедает по маленькому ребенку на завтрак, начиная с волос и заканчивая пальцами ног. И я не сильно преувеличиваю.
Поскольку я приехал из страны-члена НАТО, я ожидал усиленного допроса, если не хуже. К этому я морально приготовился. Но ничего такого и близко не было. Когда я только вышел из зоны транзита, один полицейский в гражданском, возможно из КГБ, незаметно за мной наблюдал, без сомнений, меня узнал, и доброжелательно улыбнулся.
И тогда я понял, что все пройдет хорошо. Человек, с которым я контактировал перед отъездом, ждал в аэропорту, чтобы отвезти в гостиницу. Со следующего дня начались занятия по русскому языку.
Размер городов, ширина улиц, советская архитектура – очевидно. Безупречно чистый город: нет граффити, грязных бумажек, типов, которые орут, дерутся, поносят друг друга. И нет давления торговли, вульгарной и захватывающей пространство рекламы, которая ранит взгляд прохожего.
>>>"Отдушинка для нас – прийти сюда и спеть" – как живет белорусский Париж
И особенно – нет невыносимого эгоцентризма некоторых западных граждан, которые громко говорят в ресторанах, перебивают друг друга и рассказывают о своей личной жизни совершенно незнакомым людям.
Безопасность. Женщина может гулять ночью одна, на нее не нападут, не обворуют или еще что хуже. Милиция не достает людей, чтобы выписать им огромные абсурдные штрафы. Можно открыть кошелек с деньгами перед таксистом в три часа ночи. Он не будет пытаться поднять стоимость поездки или обокрасть вас.
Свобода. Я поражен тем, что кафе, рестораны и магазины открыты. Цветочный магазин в Минске на улице Кропоткина, возле инфекционной больницы, работал даже ночью! В тот самый момент, когда во Франции все магазины закрыты. И полиция преследует пожилых людей, которые выходят на прогулку с собакой на несколько минут без сертификата и выписывает им штрафы по 135 евро…
Спокойствие, такт, хорошее воспитание людей и их чувство спонтанной коллективной организованности. Своей очереди на почте ждут и не пытаются пролезть перед другими. Это очень приятно. Интеллигентные люди с богатым внутренним миром. Граждане, а не дикие эгоцентричные потребители.
Доброжелательность. Когда я пришел к нотариусу или в кадастр по поводу купленного в Беларуси дома, меня тут же приняли – как обычного гражданина. Никакой подозрительности или ксенофобии. Со мной был переводчик, который мне все объяснил и который потратил время, чтобы убедиться, что я все правильно понял.
>>>Танака-сан: как японец решил принять православие и остаться в Беларуси
А еще сибирский ветер! Он пронзает как лезвие ножа. Если выйти в обычной одежде и без шапки, у вас всего 20 минут, чтобы где-то укрыться. Потом – переохлаждение и смерть. Когда ветер прекращается, холод можно спокойно перенести.

В Беларуси есть коммунальное обслуживание. Наконец-то!

Что есть в Беларуси, чего нет во Франции? Хм. Русский язык, русская культура, которые напоминают то хорошее, что было в СССР – а его хватало.
Непреодолимое чувство свободы и мира. Меньше коммерческого давления и агрессии. Ощущение, что деньги и потребление не составляют смысл жизни людей, даже если у них тяжелая жизнь и долгие рабочие дни.
Коммунальное обслуживание! Наконец-то! Но у меня недостаточно еще времени, чтобы все оценить, большую часть моего пребывания здесь я работал.

Хотел огород, который обеспечил бы меня питанием на случай войны

Я купил дом в Столбцовском районе Минской области. Эта история – чистая случайность. Я нашел дом по интернету, целенаправленно не выбирал место. У меня было ощущение, что границы Евросоюза закроются в ближайшие недели. Так думать меня заставляли громогласные заявления некоторых истеричных руководителей натовского блока. Кстати, если бы не было письма от белорусского посольства, я бы не смог даже сесть в самолет на Минск.
И кроме того, я хотел, чтобы у меня был огород, который обеспечил бы меня питанием на случай войны. И я выбрал небольшую дачу в колхозе. Я объяснил это моему преподавателю и в два дня купил дачу. И совершенно об этом не жалею.
Дом не очень большой. Но есть газовое отопление, колодец, электроснабжение, немного интернета. Земля очень плодородная. На данный момент этого достаточно. Есть соседи, которые знают, что нужно сеять. Бывшая владелица провела тут всю свою жизнь. Это очаровательная женщина, уже слишком пожилая, чтобы жить в доме одна.
Нужен еще небольшой ремонт, но зато теперь это мой дом. Иногда я беру немного водки и колбасы и захожу к соседу выпить. Когда я вернусь, я схожу для него в магазин, потому что он страдает от артроза и у него проблемы с бедром.
В Беларусь планирую переехать вместе с семьей. Нужно только подождать, пока моя жена выйдет на пенсию через два года. Надо время, чтобы продать наше имущество и найти машину, чтобы перевезти мебель. Моему тестю 89 лет, мы заботимся о нем. Все это требует времени.

Хочу сделать для Беларуси что-то полезное

Хочу просто жить в Беларуси, приносить какую-то пользу. Я пожилой человек, но еще не старик. У меня есть голова, две руки, две ноги, небольшие сбережения. Вот, кстати, некоторые мысли по этому поводу:
привлечь таланты, молодых французов, которые начинают понимать, что их страна постепенно исчезает;
продвигать Беларусь и представить ее под другим ракурсом, далеким от идиотских клише западной прессы. Я уже знаю человека, который меня хочет сопровождать, когда я вернусь в Беларусь;
показать французской молодежи, что в Беларуси есть университеты высокого уровня и что здесь можно получить хорошее образование и что-то создать;
продемонстрировать, что в Беларуси другая культура высокого уровня, настоящая нация, которой руководят патриоты, с народом интеллигентным и мужественным;
показать, что Евразийский союз - это решение, чтобы избежать краха криминальной экономики, которую финансовая олигархия хочет навязать гражданам Запада, а на самом деле и всему миру;
донести, что русский язык – это паспорт в другой мир, где возможна надежда на достойную жизнь;
показать, что у Беларуси большой потенциал, что здесь хорошо и мирно. И что сюда можно инвестировать, если знать правила.

Сбежал к "последнему диктатору в Европе"

Какое у меня отношение к Александру Лукашенко, которого в Европе называют "последним диктатором"? Иностранец, которого принимают в другой стране, не может давать публичную оценку правительству или политическим руководителям страны, которая его принимает. Это вопрос уважения и деликатности.
Я бы не потерпел, чтобы иностранец, приехавший жить во Францию, начал делать публичные политические заявления по поводу моего правительства. И я к самому себе применяю такие же правила. Я не могу делать публичных политических заявлений или предпринимать политических действий в Беларуси. Вы меня не увидите на демонстрациях или подобного рода мероприятиях. Это недопустимо.
С другой стороны, я имею право вам сказать, что Европейский союз – это тирания в этимологическом смысле слова, он ведет нас к гражданской войне и затем к хаосу. Вы можете быть в этом уверены.
P.S. Редакция Sputnik Беларусь благодарит МИД Беларуси и посольство Беларуси во Франции за помощь в подготовке материала.
Читайте также:
"Спасибо, Sputnik!" - гражданка Литвы все же покинула Беларусь
Жирафа видели, а корову – нет: чем Беларусь может привлечь европейцев
Место силы: зачем литовцу старый белорусский хутор
Мастер вернулся на Полесье создавать уникальные музыкальные инструменты
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
Международный
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
ԱրմենիաՀայերենАрмянскийАҧсныАҧсышәалаАбхазскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский