19:21 25 Октября 2020
Прямой эфир
  • USD2.54
  • EUR3.00
  • 100 RUB3.32
Колумнисты
Получить короткую ссылку
47012

Главы стран Евразийского экономического союза обсудили борьбу с последствиями пандемии коронавируса на специальном заседании в удаленном режиме.

Рабочая встреча Высшего Евразийского экономического совета, которая состоялась 14 апреля в условиях видеоконференции, заслуживает особого внимания с учетом складывающихся обстоятельств.

Дело в том, что, по прогнозам МВФ, вследствие пандемии коронавируса мировой ВВП в 2020 году упадет более чем на 3%, в то время как аналитики ведущих инвестиционных банков (Goldman Sachs, JP Morgan, Bank of America и прочих) указывают, что негативные последствия будут в гораздо большей степени серьезными. Потери мировой экономики оцениваются в пять триллионов долларов США, а многие эксперты утверждают, что нынешний спад станет самой острой рецессией мирного времени с 1930-х годов.

Таким образом, перед странами ЕАЭС и самим союзом стоит острый вызов экономического кризиса, а взаимопомощь и координация действий будут напрямую влиять как на глубину падения, так и на темпы восстановления.

Нужна союзная программа

При этом, к несчастью для Беларуси, основные торговые партнеры нашей страны в лице Европейского союза и Российской Федерации также сталкиваются с весьма серьезными вызовами. В частности, в Еврокомиссии сообщили, что по итогам 2020 года ВВП Евросоюза может сократиться примерно на 1%, хотя ранее ожидался рост на уровне 1,4%, а потери экономики России оцениваются от 0,8 до 2-2,5% ВВП в 2020 году.

Вместе с тем, если у Москвы есть определенная подушка безопасности в виде резервного Фонда национального благосостояния, то у Минска возможности длительного выживания в период глобального кризиса весьма ограничены. Отечественная экономика характеризуется малой емкостью внутреннего рынка и высокой экспортной ориентированностью, поэтому Беларусь неизбежно окажется в числе государств, пострадавших от "коронавирусного кризиса", даже несмотря на то, что власти страны стараются по максимуму воздерживаться от ограничительных мер и сохранять экономическую активность.

В этой связи необходимо отметить, что только за март 2020 года ЗВР нашей страны сократились на один миллиард 18,5 миллиона долларов США (-11,6%) и составили на 1 апреля 7,79 миллиардов долларов.

В сложившейся ситуации очень важным фактором для Беларуси может стать союзная программа действий по преодолению кризиса, принятая на макроуровне ЕАЭС для стран – участниц евразийской интеграции.

Например, в Евросоюзе подобная инвестиционная программа, в рамках которой предусмотрена помощь странам-членам в сумме 37 млрд евро на цели борьбы с пандемией и поддержания экономической стабильности, уже принята, и страны – соседи Беларуси не останутся без поддержки. В частности, Польша по данной программе планирует получить порядка 7,5 миллиарда евро, что станет дополнительным подспорьем для собственных антикризисных решений Варшавы.

Фактически Брюссель, который на первоначальном этапе демонстрировал пугающее бездействие, переходящее в национальную раздробленность, когда страны – члены ЕС умудрялись перехватывать друг у друга медицинские грузы, сейчас снова пытается взять бразды правления в свои руки и стать центром принятия решений.

В этой связи вполне логично, чтобы Евразийский союз, который сохранял несколько большую степень координации на первоначальном этапе кризиса, также задумался о наднациональном пакете инвестиционных мер, тем более что любая глобальная перестройка – это не только трудности, но и новые возможности.

Трезвая оценка ситуации в мире и дальнейший прогноз развития экономики на наднациональном уровне позволят ЕАЭС принять правильные инвестиционные решения и не только поддержать пострадавших, но также сделать ставку на тех, кто может "выстрелить" в условиях ожидаемого дефицита на рынке товаров и услуг.

В такой ситуации белорусский лидер Александр Лукашенко предложил конструктивное решение объединить усилия не только с учетом текущей ситуации, но и на перспективу за счет формирования собственного регионального "пояса безопасности" путем ускорения создания импортозамещающих производств и локализации на территории союза критически важных отраслей. 

Инвестиция в будущее

По большому счету подход Лукашенко нашел понимание у всех руководителей стран – членов ЕАЭС, которые дополнили белорусского президента собственными идеями. И если армянский руководитель Никол Пашинян отмечал "недопустимость ограничения товаров и услуг" в период пандемии, то лидер Казахстана Касым-Жомарт Токаев выступил с конкретными предложениями создать новые региональные производственные цепочки, а президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков предложил усилить роль Евразийского банка развития (ЕАБР) для преодоления последствий COVID-19.

Причем предложение из Бишкека выглядит весьма логично, так как в распоряжении ЕАБР находятся денежные средства в размере порядка семи миллиардов долларов США, а еще около 7,5 миллиарда долларов имеются в Евразийском фонде стабилизации и развития. Грамотное инвестирование хотя бы части этих ресурсов позволило бы поддержать "падающие" отрасли экономики и одновременно укрепить перспективные направления. В этом контексте заявление Александра Лукашенко о том, что, по некоторым прогнозам, во второй половине 2020 года мир столкнется с дефицитом продовольствия, было явным намеком партнерам на возможности белорусского сельского хозяйства.

Ведущую роль в ЕАЭС играет Россия, как страна с наиболее крупной экономикой и ресурсной базой, вокруг которой и задумывалось интеграционное образование. Поэтому весьма важной в свете озвученных проблем выглядит реакция Владимира Путина на белорусские инициативы и последовавшие предложения лидеров стран ЕАЭС.

В целом российский президент поддержал позицию своих коллег о том, что борьба с пандемией не должна приводить к разрыву кооперационных связей и согласился с целесообразностью использовать ресурсы Евразийского фонда и ЕАБР для преодоления кризисных явлений в экономике. По мнению российского лидера, эти аспекты необходимо учесть в свете подготовки проекта стратегических направлений развития евразийской экономической интеграции на ближайшую пятилетку, который предлагается рассмотреть на саммите в Минске в мае 2020 года.

Таким образом, существует определенная надежда, что инструменты ЕАЭС будут задействованы для преодоления последствий глобального кризиса, а пакет соответствующих мер, которые сейчас разрабатываются Евразийской комиссией во главе с Михаилом Мясниковичем, не останется невостребованным.

Евразийская солидарность вместо национального эгоизма и изоляционизма в нынешних условиях была бы очень кстати для всех участников интеграции, включая Россию, а грамотные союзные действия по выходу из кризиса – это не столько "спасение утопающих", сколько инвестиция в будущее.

Читайте также:

Теги:
коронавирус COVID-19, Евразийский экономический союз (ЕАЭС)


Главные темы

Орбита Sputnik