Транзитный бумеранг: как антибелорусские санкции ударят по экономике Литвы

© Sputnik / Андрей Александров / Перейти в фотобанкКлайпедский морской порт
Клайпедский морской порт - Sputnik Беларусь, 1920, 24.08.2021
Подписаться на
Yandex newsTelegram
С 8 декабря вступает в силу санкционный запрет США совершать финансовые операции с ОАО "Беларуськалий".
Литовский министр коммуникаций и транспорта Марюс Скуодис уже поспешил сообщить, что транзит через территорию страны белорусских калийных удобрений будет остановлен. Но забыл уточнить, что убытки Литвы от утраты транзитного потока из Беларуси составят до 1,5% годового ВВП, не считая сопутствующих потерь и упущенной выгоды.

Грузовой тупик

Власти Литвы делают хорошую мину при плохой игре, пытаясь уверить общественность в том, что ожидаемые потери несущественны и будут нивелированы ростом экономики в целом. Так, аналитики литовского Центробанка подсчитали, что в результате ограничительных мер против белорусских экспортеров литовский ВВП в совокупности сократится на 0,9%. В 2022 – на 0,5%, в 2023 – на 0,3%, в 2024 – на 0,2%.
Такое впечатление, что официальный Вильнюс соревнуется с самим собой на предмет нанесения материального ущерба себе же. Однако независимый аудит, проведенный в прошлом году консалтинговой компанией Ernst & Young, установил, что в 2019-м за счет перевалки белорусских грузов в Клайпедском порту бюджет страны пополнился на 155 млн евро, или примерно 1,4% от всех поступлений. Транспорт, транзит и логистика создают 9-12% ВВП Литвы, и примерно треть из этого создается благодаря Беларуси.
Из-за антибелорусских санкций отопление для литовцев подорожает на четверть >>>
Но если на уровне государства эти убытки можно распределить на всю экономику и "не заметить" их, то для Клайпедского порта они равносильны медленному удушению. По итогам 2020 года в порту обработали около 15,6 млн тонн грузов из Беларуси, что составляет 32% его годового грузооборота. В случае ухода белорусского экспорта порт потеряет около 17% всех сборов, а литовские железные дороги – свыше 16% всех грузопотоков. Работу могут потерять до 500 сотрудников порта, между прочим, со средней зарплатой выше 4 700 евро.
Глава терминала навалочных грузов Клайпедского порта Birių krovinių terminalas (БКТ) Игорь Удовицкий обращает внимание не только на прямые убытки, но и упущенную выгоду. По его мнению, если экспорт калийных удобрений через Клайпеду остановят, многомиллионные инвестиции государства в портовую инфраструктуру и железные дороги будут утеряны.
Есть альтернатива – Авраменко об ограничении экспорта удобрений через Литву >>>
Помимо прочего, отказ от перевалки удобрений ставит крест и на развитии Клайпедского порта как центра распределения контейнеров. Удовицкий напоминает об украинском и российском транзите, а также железнодорожном транзите в Калининград, который следует в Литву в основном через территорию Беларуси. Эхо санкций, которые рушат деловые связи, логистические модели не только в порту, а по всей Литве, докатится до Центральной Азии, откуда также следуют мощные грузопотоки.

Калийная смесь

Официальный Вильнюс эти "побочные" эффекты даже не рассматривает. То, что у литовских властей получается действительно хорошо – это манипулировать статистикой. А пока Клайпедский порт стремительно теряет груз, и это видно на примере перевалки калия, которая, наоборот, росла последние два года.
Так, в первом полугодии 2020 года через порт прошло около 4,9 млн тонн калия, а в первом полугодии нынешнего – уже около 5,6 млн тонн. Итого – рост около 700 тыс. тонн. Продукция "Беларуськалия", составлявшая около 22% грузооборота порта Клайпеда в 2020 году, в 2021-м успела вырасти до 25,5%. В настоящее время каждая четвертая тонна груза в Клайпедском порту производится "Беларуськалием".
Европа без удобрений: чем грозят Минску санкции против "Беларуськалия">>>
По статистике дирекции порта, он потерял за этот же период лишь 0,2% объема грузов, то есть фактическое сохранение грузооборота обеспечивает рост калийных объемов. Если их изъять, то это будет удар не только по экономике порта, но и всей транспортной инфраструктуре Литвы. Прекращение транзита белорусских калийных удобрений, которые в Клайпедский порт доставляют "Железные дороги Литвы", приведет к потере компанией 60 млн евро, заявил глава компании Мантас Бартушка. Чтобы этого не произошло, нужна государственная субсидия на эту сумму для содержания железнодорожной инфраструктуры.
Порт Усть-Луга и Петербургский нефтяной терминал уже полным ходом зарабатывают на перевалке белорусских нефтепродуктов, поток которых был перенаправлен из Клайпеды. Теперь в повестке дня грузы машиностроительной и лесной промышленности, а также калий. Но с ним сложнее, поскольку в российских портах не хватает специально оборудованных терминалов. Но уже через год в России появится крупнейший на постсоветском пространстве терминал по перевалке удобрений в порту Усть-Луга.
Калийный разлом: на какие рынки уйдет "Беларуськалий" из-за санкций ЕС?>>>
Перенаправление грузов калийных удобрений несет для Беларуси безусловные неудобства, которые усугубляются еще и тем, что "Беларуськалий" в 2013 году купил 30% терминала сухих насыпных грузов за $30 млн, а теперь будет вынужден уводить их фактически на треть своего порта. Но белорусские власти демонстрируют оптимизм, заявляя, что уже к декабрю будут готовы перевалке удобрений через альтернативные точки.
Один из возможных сценариев выхода из ситуации – партнерство "Беларуськалия" с конкурентом "Уралкалием". Санкции можно обойти за счет того, что в Европу будет поставляться российский калий, а белорусский по взаимозачету пойдет на какой-то другой рынок. Это тот случай, когда западные санкции подталкивают Беларусь к еще большему сближению с Россией.

Ландсбергис без будущего

Создается впечатление, что министр иностранных дел Габриэлюс Ландсбергис представляет какую-то другую страну, но только не Литву. Тогда бы он знал, что Беларусь занимает 14-е место среди партнеров Литвы по импорту. Белорусское сырье пользуется устойчивым спросом на литовском рынке, а это – древесина, минеральное топливо, металлы и удобрения, которые занимают соответственно 25%, 15%, 12% и 11% в структуре импорта из Беларуси.
Известно ли Ландсбергису, что если цепочки поставок нарушатся, то часть крупных литовских предприятий – Achema, Lifosa, Orlen Lietuva – непременно столкнутся с нехваткой сырья. Или глава литовского МИД – это лишь "говорящая голова", вещающая с чужого голоса и неустанно призывающая санкционные кары на головы белорусов и, как оказывается, литовцев?
Субботин рассказал, куда могут перенаправить экспорт калийных удобрений>>>
Литовский бизнес не менее важен для Беларуси. По данным Минфина страны, за всю историю двусторонних отношений литовцы инвестировали 127 млн евро в Беларусь, которая входит в топ-10 крупнейших зарубежных инвестиционных рынков для литовских предпринимателей. В Беларуси успешно работает целый ряд предприятий с литовским капиталом: "ДОЮС БелАгроБалтик" – представитель крупнейших мировых производителей сельхозтехники, мебельная фабрика "Мебелайн", деревообрабатывающий комплекс "ВМГ Индустри", строительные гипермаркеты "ОМА", "Кеско", "Сенукай", завод по производству продукции из мяса индейки "Арви", строительная компания "Алвора" и другие.
Официальные данные гласят, что компании с участием белорусского капитала входят в топ-500 предприятий, которые платят больше всего налогов в бюджет Литвы. Большинство крупнейших предприятий и концернов Беларуси работает на литовском рынке, имеют здесь представительства или филиалы. В Литве создано сборочное производство тракторов МТЗ и техники "Амкодор" (ЗАО "Амкодор-Балтик"). Работают ЗАО "Торговый дом БМЗ-Балтия", ЗАО "Белтайер" (ОАО "Белшина"), ЗАО "Трансхема" (концерн "Белнефтехим"), а также участники товаропроводящей сети – всего около 50 субъектов.
Абзалов: в ответ на санкции может появиться "калийный монстр" Беларуси и РФ>>>
По данным Департамента статистики, в первом полугодии 2021 года по сравнению с аналогичным периодом 2020-го импорт из Беларуси в Литву вырос на 58,3% и составил почти 560 млн евро. По росту объемов импорта Минск уступил только США, которые в прошлом году экспортировали в Литву в 2,4 раза больше, чем в январе – июне прошлого года. Это свидетельствует о немалом и до конца не исчерпанном потенциале двустороннего сотрудничества, на котором пытаются поставить крест по указке извне. И о том, что у Ландсбергиса и ему подобных нет политического будущего.
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
Лента новостей
0