23:33 22 Октября 2020
Прямой эфир
  • USD2.55
  • EUR3.02
  • 100 RUB3.30
Олимпиада 1980
Получить короткую ссылку
Олимпиада — 80 (66)
46310

Гостиница "Планета" появилась в белорусской столице специально к Олимпиаде-80. Об этом особом мире, абсолютно недоступном советскому человеку, вспоминают бывшие сотрудники "Интуриста".

Недалеко от гостиницы "Юбилейная" на минском проспекте Победителей (в то время – Парковой магистрали) в 1980 году к XXII Летним Олимпийским играм построили еще одну "высотку" – 12-этажную гостиницу "Планета".

Она была рассчитана на прием зарубежных гостей и входила в структуру знаменитого "Интуриста".

Набирать и обучать персонал в новую гостиницу начали еще в 1978 году.

"Желающих было много, но не все понимали, что им придется быть лицом "Планеты", – такой почти символичной фразой характеризуют то время первые сотрудники гостиницы.

О том, как готовились к этому событию, чему радовались и чего опасались, первые сотрудники "Планеты" рассказали корреспонденту Sputnik Тамаре Зениной.

Горничные со знанием английского

На должность директора новой гостиницы из Сочи был переведен Владимир Хурсенко. Инженер-строитель по образованию, к тому времени он уже успел хорошо зарекомендовать себя в "Интуристе" как замдиректора сочинской "Камелии", а после – главный инженер самой большой  гостиницы "Жемчужина".

Гостиница Планета в Минске была построена специально к Олимпиаде-80
© Sputnik / Юрий Сомов
Гостиница "Планета" в Минске была построена специально к Олимпиаде-80

"У меня был принцип не брать на работу тех, кто долго отработал в других гостиницах. Старался набирать новичков и обучать с нуля. Но были несколько специалистов, которых я пригласил из гостиницы "Юбилейная", в их числе шеф-повар ресторана Георгий Кукареко", – рассказывает Владимир Хурсенко.

Коллеги вспоминают, что Кукареко был поваром высшего разряда, входил в кулинарный совет Госкоминтуриста и даже как-то готовил драники для Леонида Брежнева.

"Первый набор горничных мы стали проводить в ноябре 1979 года. Шли девчонки разные, даже прямо из школы. Многие думали, что горничная – это просто помыть полы. Владимир Николаевич (Хурсенко – Sputnik) сам проводил собеседование почти со всеми", – вспоминает Людмила Добровольская, в то время работавшая в должности руководителя номерного фонда.

В залах ресторана гостиницы сохранились на стенах керамические панно и витражи, которые поражали первых посетителей
© Sputnik Тамара Зенина
В залах ресторана гостиницы сохранились на стенах керамические панно и витражи, которые поражали первых посетителей

"Среди первых горничных оказалось много работниц заводов, особенно радиаторного. Их сложно было не научить их обязанностям, а отучить от матов", – смеется Владимир Хурсенко.

Он говорит, что улыбаться персонал "не учил, а требовал" и гордился впоследствии своей службой портье, которая не только улыбалась каждому гостю, но и вставала, чтобы поприветствовать.

Уборка номеров для иностранных туристов оказалась делом не из легких. Вчерашним школьницам и представительницам пролетариата приходилось объяснять элементарные вещи: почему "рожки" у подушки должны стоять и зачем мыть умывальник снизу.

"А что такое биде, не знали не только горничные, но и некоторые туристы, правда, из советских республик. Там и виноград мыли, и в туалет ходили", – вспоминает Светлана Позднякова, поступившая в "Планету" старшей горничной.

Все заявления о приеме на работу изучало не только руководство гостиницы, но и в обязательном порядке спецслужбы.

"Кандидатов тщательно проверяли, были ли судимости у них или членов семьи, стояли ли на учете, даже соседей опрашивали. Потом нам говорили, кого можно брать, а кого – нет, но причину не объясняли", – говорит Светлана Позднякова.

Счастливчиков, прошедших тщательный отбор, отправляли на курсы иностранных языков, после которых горничной полагалась 10%-ная надбавка к зарплате.

Такие удостоверения получали все сотрудники Интуриста в 80-х
© Sputnik Тамара Зенина
Такие удостоверения получали все сотрудники "Интуриста" в 80-х

"На курсах этих девочек учили, как что называется в номере и ответам на простые вопросы, типа "где находится магазин". Но им все равно было легче подвести гостя к окну и показать, где автобусная остановка или как куда-то пройти", – говорит Людмила Добровольская.

Выходить за рамки выученных вопросов строго воспрещалось, о чем девушек постоянно предупреждали, например, на случай, если гость окажется со знанием русского языка.

"С нами серьезно работал "особый отдел", потому что все были молодыми и красивыми и, конечно, нравились иностранцам – они этого не скрывали. Если нам будут задавать неудобные вопросы, нас учили делать вид, что мы ничего не понимаем, и отправлять к старшему по службе. Конечно, мы боялись.

Если кто-то из девушек знакомился с иностранцами, их сразу увольняли. Скорее всего, номера прослушивались", – предполагает Светлана Позднякова.

Пиво на столе – дурной тон

Сначала сотрудники отмывали "Планету" после строителей. Несколько месяцев убирали, скребли, начищали, приводили в порядок территорию вокруг.

В 1980 в Минске стало три объекта из системы Интурист: гостиницы Юбилейная, Планета и мотель Минский
© Sputnik Тамара Зенина
В 1980 в Минске стало три объекта из системы "Интурист": гостиницы "Юбилейная", "Планета" и мотель "Минский"

"Накануне Олимпиады всех нас попросили увезти из города детей к бабушкам или в пионерлагеря, куда давали бесплатные путевки. Обстановка была настороженная", – вспоминает Юрий Олейник, в то время администратор ресторана "Планеты".

Перед Олимпиадой Юрия, который тогда работал в Харькове, отправили на специализированные трехмесячные курсы в Москву. После них он приехал уже в Минск.

"До сих пор помню про триста сортов французских сыров и о том, что болгарам нельзя после мая предлагать старую картошку. А еще преподаватель курсов, Георгий Станкович, автор справочников для официантов по этикету, все время повторял: "Не ставьте на стол пиво". Его можно разливать только на кухне, на столе в ресторане или даже дома пиво – дурной тон", – вспоминает Юрий Олейник.

Выбитые пробки и другие открытия Олимпиады

В апреле 1980 года состоялось официальное открытие гостиницы.

Обычные номера "Планеты" обставили латвийской мебелью, а люксовые – финской, по воспоминаниям сотрудников, "резной шикарной, под старину".

Поражали убранством залы ресторана и валютного бара с расписными потолками, стеклянной мозаикой и яркими настенными панно.

"А какие светильники там висели! Лифты установили финские, скоростные, кондиционирование в ресторане, аварийное освещение, все на автоматике", – отмечал электромонтер Дмитрий Петрушеня.

В 1979 году весь выпуск минского 94-го училища готовили специально для работы в системе "Интурист" во время Олимпиады. Дмитрий в то время был уже кандидатом в партию, потому легко прошел серьезный отбор в "Планету".

Но проектировщики не учили и других нюансов.

"Почти все гости везли с собой фены, плойки, другие электроприборы. А наши автоматы не были рассчитаны на такие мощности, тогда с одного запитывалось пять номеров. Конечно, их выбивало, когда сразу во всех что-то включали", – улыбается собеседник. Он до сих пор работает в гостинице электромонтером.

В начале 2000-х у портье появилась новая стойка
© Sputnik Тамара Зенина
В начале 2000-х у портье появилась новая стойка

На время Олимпиады количество сотрудников спецслужб было увеличено беспрецедентно.

"Они были переодеты и в работников гостиницы, и представлялись просто туристами, ходили по всем этажам, но особенно их было много рядом со службой портье", – вспоминают очевидцы.

Время Олимпийских игр запомнилось сотрудникам как время, когда в гостинице не было ни одной путаны. Накануне всех "неблагонадежных", включая женщин легкого поведения, а также злоупотребляющих алкоголем и наркотиками, вывезли за 101-й километр.

Роковое сальто гимнастки Мухиной

Самая большая трагедия произошла прямо накануне открытия Игр.

"У нас жила сборная СССР по гимнастике, такие маленькие хорошенькие девочки, помню, как они проходили в своих красных костюмах и красных кроссовках. Трудяжки были, уезжали на тренировку в 8 утра после завтрака, потом их привозили на обед в три часа дня и снова до вечера – во Дворец спорта. Мы все их очень жалели и пытались откормить, давали по две порции горячего", – вспоминает Юрий Олейник.

Гимнастка Елена Мухина была олимпийской надеждой СССР, несчастье случилось с ней в Минске, незадолго до Олимпиады-80
© Sputnik / Борис Кауфман
Гимнастка Елена Мухина была олимпийской надеждой СССР, несчастье случилось с ней в Минске, незадолго до Олимпиады-80

Надеждой команды и всей страны на олимпийское золото была 20-летняя москвичка Елена Мухина, которая во время сложных трюков исполняла невероятные подкрутки, приводившие в восторг и болельщиков, и спортсменов со стажем. А ее усовершенствованную "петлю Корбут" на брусьях комментаторы называли фантастикой.

За три дня до начала Олимпиады на тренировке в Минске Елена исполнила свое последнее сальто. Во время выполнения вольных упражнений она сильно скрутилась в воздухе, а расслабив мышцы, врезалась головой в помост и сломала шею.

"Я до сих пор помню эту девочку, такую маленькую, светленькую. Как после переживал их доктор, не передать словами… Возьмется за голову и ходит из стороны в сторону по фойе", – вспоминает Юрий Олейник.

После рокового сальто в Минске Елена Мухина пролежала полупарализованной 26 лет и умерла в 2006 году.

Лучший подарок – капроновые колготки

Хотя больших матчей в Минске не было, праздник ощущался и в убранстве самого города, и в улыбках вышколенных советских официанток "Планеты", одетых на заграничный манер.

Для официантов кафе и ресторанов для работы во время Олимпиады-80 была разработана специальная униформа
© Sputnik / В. Ландарь
Для официантов кафе и ресторанов для работы во время Олимпиады-80 была разработана специальная униформа

"Наш стадион "Динамо" показывали по телевизору! Даже на улицах люди, казалось, стали приветливее. Приехали гости, все яркие, нарядные, радостные, и это передавалось", - рассказывают сегодня бывшие сотрудники "Планеты".

В холле гостиницы стояли несколько телевизоров, по ним следили за соревнованиями.

"Помню, в первый день была какая-то велогонка, и первая золотая медаль пошла Советскому Союзу. Мы все очень радовались", – рассказывает Юрий Олейник.

Гости Олимпиады для многих сотрудников, только начавших свою карьеру, стали настоящим открытием.

"Они удивляли непринужденностью. Утром идешь на работу, а навстречу – люди, ты их не знаешь, а они улыбаются тебе: "Hello! How are you?" Было удивительно еще и потому, что у нас даже сосед по дому мог не поздороваться", – вспоминает первый главный бухгалтер гостиницы Вера Дрозд.

Раскрепощенность иностранцев скромных советских горничных порой и вовсе ставила в тупик.

"Наши люди, когда останавливались в гостинице, перед выходом из номера старались и постель убрать, и вещи свои спрятать. А в их номерах чего только не было, особенно неловко было от того, что они свое белье где снимали, там и бросали. Да и белья такого мы не видели", – смеются сегодня бывшие горничные.

Летом 80-го страна дышала Олимпиадой
© AP / -
Летом 80-го страна дышала Олимпиадой

Они рассказывают, что удивительным было почти все – и аптечки с лекарствами на полчемодана, и диковинный парфюм.

"Для нас особой роскошью были дезодоранты, которые у них стояли в каждом номере. Причем на баллонах ни одного русского слова. Одна девочка решила разок пшикнуть, мол, все равно не заметят, нажала… а это оказалась пена для бритья", – вспоминает Светлана Позднякова.

Но большинству иностранцев было привычно оставлять небольшие презенты для горничных. После отъезда в номерах девушки находили заграничные жвачки, тени, помаду. Но самым большим счастьем для любой советской красавицы, конечно, были настоящие капроновые колготки.

Во время Олимпиады спортсмены или болельщики могли запросто снять с себя майку и добродушно протянуть ее советскому другу.

"Мне один немец подарил красивую бейсболку с длинным козырьком на ремешке сзади. У нас ничего подобного не было и в помине еще много лет. Когда я в этой бейсболке потом ездил на юг, на нее обращали внимание все", – делится Юрий Олейник.

А Светлане Поздняковой во время Олимпиады оставили в качестве "чаевых" первый доллар.

Гостиница по-прежнему популярна у туристов
© Sputnik Тамара Зенина
Гостиница по-прежнему популярна у туристов

"Было очень страшно – что с ним делать? Я пошла в бар с этим долларом, и бармен дал мне за него нашу шоколадку "Аленка", – улыбается бывшая горничная.

Позже появились отработанные схемы и даже курсы обменов заграничных денег, оставленных в качестве чаевых. Например, их можно было продать за 60-80 копеек, кто как договорится, курящим, которые покупали в валютном баре недоступные для большинства советских граждан Marlboro и Camel.

Суд за значок

Делегации болельщиков, по воспоминаниям бывших сотрудников, ехали организованными группами по 25-30 человек.

"Была небольшая группа из Аргентины, были финны, немцы, даже немного англичан. Мое впечатление, что они чувствовали себя немного не в своей тарелке", – вспоминает Юрий Олейник.

Но особенно ему запомнилась делегация из Северной Кореи.

"Они всегда в ресторан приходили строем. Подойдут к столу и все стоят, пока не сядет главный", – рассказывает бывший администратор.

Однажды делегация из Кореи попросила выделить им зал, где они могли бы провести… "народный суд" над одним из своих членов.

"Мы предоставили им актовый зал. Оказалось, что один из них потерял значок Ким Ир Сена. Значок искал и весь наш персонал, у нас был старший администратор, который шесть лет отплавал на теплоходе, видел весь мир. Он знал, что, если не найдется пропажа, человека могут снять с работы или даже посадить в тюрьму. Но не нашли", – вспоминает Юрий Олейник.

Панно перед входом в гостиницу, которое с интересом рассматривали все гости, сегодня считается памятником искусства своей эпохи
© Sputnik Тамара Зенина
Панно перед входом в гостиницу, которое с интересом рассматривали все гости, сегодня считается памятником искусства своей эпохи

И гости, и принимающая сторона относились друг к другу настороженно. Одни везли с собой и поваров, и даже продукты, а другие настойчиво искали в этом подвох.

"На обеды в ресторан ходили не все, на столах оставались полные тарелки. Нам было запрещено к ним даже притрагиваться – об этом предупреждали каждый день.

Всю оставшуюся после иностранцев еду сбрасывали в специальные пластмассовые контейнеры, засыпали хлоркой и еще каким-то порошком и увозили. Чего-то боялись, может, думали, что нас отравят или заразят…" – размышляет бывший администратор ресторана.

Туалетная бумага и другой дефицит

"Разнообразные блюда, в том числе и белорусской национальной кухни, подадут в красиво оформленных трех залах ресторана, в кафетерии. Для любителей коктейлей оборудован бар", – писала белорусская пресса об открытии новой гостиницы.

Надо сказать, кухня ресторанов Госкоминтуриста отличалась разнообразием во все времена. К Олимпиаде централизованные поставки из Москвы были усилены.

В ресторане гостиницы, которая принимала гостей XXII Игр, ассортимент был просто царский.

"Система "Интурист" снабжалась особенно. Поставки продуктов курировали ЦК и Совмин СССР, потому что путевки продавались за валюту и выручка была сопоставима с нефтяной промышленностью.

Рестораны в гостиницах были внеразрядные, это значит, наценка была минимум сто процентов. Обороты были огромные, например, мясо получали только тушами.

Неплохой доход приносили валютные магазины и бары Интуриста. У нас тоже был бар", – вспоминает первый директор Владимир Хурсенко.

Таких блюд, какими угощали гостей на XXII летних Олимпийских играх, советские люди не видели никогда
© Sputnik / Владимир Богатырев
Таких блюд, какими угощали гостей на XXII летних Олимпийских играх, советские люди не видели никогда

Заходить сотрудникам гостиницы в валютный бар официально было запрещено. Признаются, что улучали момент и забегали в смену знакомого бармена, чтобы посмотреть, как в музее, на полки с импортными напитками.

"На Олимпиаду завезли "финку" (водка "Финляндия"), но нам, девчонкам, не хотелось крепких напитков. Мы любили ликеры. Во время Игр впервые появился "Амаретто". После их окончания мы вскладчину купили и попробовали. Тогда же бармен дал попробовать "Пина Коладу", а мы вообще подумали, что это молоко", – смеется Светлана Позднякова.

Кроме ароматных напитков, до сих пор все помнят вкус финского "Сервелата".

"Это было что-то невиданное: колбаса в фольге и коробке, как конфеты!" – вспоминает бухгалтер Лилия Быстрик.

Ее коллега Вера Дрозд помнит, как в те дни шли накладные на красную рыбу, замороженных крабов, икру красную и черную, килограмм которой "приходил по 19,9 рубля, а продавали его в ресторане почти за 60 рублей".

А директору ресторана из второго объекта "Интуриста" гостиницы "Юбилейная" Евгению Баранову Олимпиада запомнилась угрями!

"Столько копченого угря, который поставили к Олимпиаде, я не видел больше никогда!" – вспоминает он.

Гостей Олимпиады от души угощали черной икрой
© Sputnik / Борис Бабанов
Гостей Олимпиады от души угощали черной икрой

Новую гостиницу, как и остальные объекты "Интуриста", снабдили еще одним остродефицитным товаром – туалетной бумагой.

"Ее мы также получали из Москвы из Центрального управления материально-технического снабжения "Интуриста" из расчета на каждого туриста по рулону. Было правило: если турист уехал через три дня, мы должны поставить в номер новый рулон, а начатый перевесить в общественные туалеты на 1-м, 2-м и 3-м этажах", – вспоминает Владимир Хурсенко.

Олимпийская грамота

Очевидцы вспоминают, что в киоске гостиницы на первом этаже во время Олимпиады продавалось много разных сувениров. Все, конечно, покупали олимпийского мишку в разных исполнениях.

"А я там первый раз в жизни увидела тарелочку на подставке. На ней были фото Кремля, Мишки и городов, где проходили соревнования. Я ее купила, и она очень долго у меня стояла, пока не разбилась", – говорит Светлана Позднякова.

У директора гостиницы Владимира Хурсенко на память о той Олимпиаде осталась грамота Верховного Совета "За развитие спорта".

Некоторые местные функционеры получили после XXII Олимпийских игр медали и ордена.

Читайте также:

Темы:
Олимпиада — 80 (66)
Теги:
Олимпиада-1980, Интурист, гостиница, Беларусь


Главные темы

Орбита Sputnik