10:13 01 Марта 2021
Прямой эфир
  • USD2.61
  • EUR3.17
  • 100 RUB3.50
Колумнисты
Получить короткую ссылку
780162

Колумнист Sputnik Игорь Козлов не поддается всеобщему ажиотажу, ибо как человек, переживший не одну панику, знает: чем чаще кричишь "Пожар!" и "Караул!", тем меньше на это обращают внимания.

 "Страсти" по коронавирусу, не обошедшему стороной и нашу страну, вызвали тройное дежавю: веселое, литературное и грустное, если не сказать трагическое.

Вести от Дарьи Петровны

Первое связано с воспоминаниями из советского прошлого. Генсеком ЦК КПСС был тогда Леонид Ильич Брежнев, и борьба за мир была основной повесткой дня. После очередной речи, призывающей к порядку американскую и израильскую военщину, женское население, прошедшее войну, скупало в магазинах соль, спички и мыло.

На детские вопросы был один ответ: "А кто его знает, как все повернется?" В их памяти на уровне генетики намертво засели те бытовые мелочи, которые во время войны по своей сути решали все. У каждого из нас в то время был свой потолок паники и пути решения проблем в крайних ситуациях хотя бы на самое короткое время.

Вторая ассоциация – литературная. В повести Михаила Булгакова "Собачье сердце" кухарка Дарья Петровна Иванова каждый раз, приходя с рынка, докладывала домочадцам о скором конце света, про который все говорят. Профессор Преображенский настолько привык к этому, что просто не обращал на это внимания.

Третья ассоциация – грустная, если не сказать трагическая. Я имею в виду аварию на Чернобыльской АЭС. Как это ни кощунственно звучит, но, слава Богу, что в то время не было интернета. Многим людям, занимавшим в ту пору высокие посты, я задавал вопрос: "Почему скрывали информацию?" Ответ у всех был практически один и тот же: "Мы сами не знали, что происходит". Ни они сами, ни их семьи никуда не эвакуировались – все были в равных условиях. И, как правило, задавали встречный вопрос: "Кто мог предсказать характер и последствия паники, если бы об этом было сказано официально?" До сих пор болезненная тема для руководителей того времени – практически никто не соглашается говорить об этом "под запись".

Подсчитаем – прослезимся

Кто сегодня может ответить на вопрос: сколько стоит паника? Ответ на него мы узнаем месяца через два-три, максимум через полгода. Когда будут подведены итоги: сколько продано лекарств, масок, отменено крупных событий, не состоялось планируемых сделок, когда объявят об убытках транспортных, туристических и других компаний.

Все это будет обозначено общей потерей для мировой экономики, и прежде всего европейской, в строчке "сфера услуг". Из чувства опасности мы ограничим посещение концертов, свое участие в массовых мероприятиях, что будет вполне естественным, адекватным и весьма разумным с нашей стороны.

Жаль только, что никто не сможет оценить и рассчитать в этой сумме экономических потерь долю социальных сетей: сколько поводов для паники дали они в эти дни.

Если часто кричать "пожар" и "караул"

В феврале в прессе прошла информация, что один из экспертов ВОЗ предсказал неизбежность пандемии коронавируса и что им переболеют две трети населения Земли. Ни фамилии, ни имени эксперта не указывалось. В подобных случаях, когда информация анонимна – это мнение Дарьи Петровны из "Собачьего сердца". Что здесь нового? Так было и 10, и 20, и 30 лет назад. Эпидемии гриппа были массовыми, в школах объявлялись карантины на две недели.

Когда об опасности говорят постоянно и везде – люди начинают привыкать. Но когда угроза становится действительно серьезной, эта привычка играет злую шутку – человек не реагирует на настоящую опасность.

У легендарной советской певицы Лидии Руслановой, которая жила в Москве в генеральском доме в районе станции метро "Сокол", было две собаки. Одну звали Пожар, а вторую Караул. Голос у Руслановой был уникальный – более трех октав. Когда она выгуливала своих собак, то на весь район было слышно, как она их зовет. Практически все в квартале привыкли и не реагировали на эти слова. Выводы делайте сами.

Проблема коронавируса есть, она более чем серьезная. Но ее решение лежит в том, какова реакция общества на пути ее решения в той или иной стране.

Для многих реакция на коронавирус со стороны белорусского общества была неожиданным сюрпризом. По сравнению с тем, что происходит в той же Италии, с тем ажиотажем и неадекватной реакцией населения, можно уверенно и четко сказать – белорусское общество по многим параметрам более адекватно в сравнении со многими европейскими странами.

* Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции.

Читайте также:

Теги:
паника, коронавирус COVID-19, Беларусь

Главные темы

Орбита Sputnik