00:53 17 Ноября 2019
Прямой эфир
  • USD2.05
  • EUR2.26
  • 100 RUB3.21
Дети на уроке математики в средней общеобразовательной школе

Учить математике и готовить математиков: в чем отличие этих двух понятий

© Sputnik / Виталий Тимкив
Колумнисты
Получить короткую ссылку
75460

Колумнист Sputnik Игорь Козлов рассуждает о том, почему во все времена так много спорят о "царице всех наук" и чем это оборачивалось в исторической ретроспективе.

Совещание по вопросам образования, проведенное президентом Беларуси Александром Лукашенко 1 февраля нынешнего года, для меня стало знаковым. Так сложилось, что третий год, начиная с 2017 года, мы отмечаем столетние юбилеи. И многим своим собеседникам я задаю два вопроса. Первый: какое, на их взгляд, самое успешное правительство было в советский период. Второй: какое министерство было на первом месте у правительства большевиков по значимости.

Второй вопрос определяет мой личный ответ на первый: самым успешным правительством за весь период существования СССР и самым образованным было ленинское правительство, у которого главным и приоритетным был НАРКОМПРОС – народный комиссариат просвещения. Кто не согласен, тот может поспорить со мной, оставив свой комментарий на нашем сайте.

Этот небольшой исторический экскурс на самом деле имеет под собой очень серьезные основания. За прошедшие сто лет изменилось многое, в том числе и наше отношение к образованию. В первую очередь на уровне общественного восприятия мы стали относиться к системе отечественного образования не как к фундаментальной основе, а как к сфере услуг. По моему мнению, этот ментальный сдвиг в нашем восприятии и есть та причина, по которой мы до сих пор не можем понять, чему учить и как учить, а все свои претензии адресуем к власти.

Второй причиной, по которой совещание у президента страны можно отнести к знаковым событиям, стал вопрос о форме и объеме преподавания математики в средней школе. Комментарии и отклики на выступление Александра Лукашенко пусть никого не смущают. Сегодня, по причине необходимости авторизации на сайтах, они стали более корректными, а суть негатива загнана в подтекст. Но это первое эмоциональное восприятие слов белорусского президента. А если посмотреть в глубь проблемы, то он попал в точку.

Признаемся честно (я обращаюсь к тем, кто учился в советское время): сколько человек в классе в наше время хорошо знали математику? Три-четыре, максимум пять. Если десять человек хорошо знали этот предмет, то класс считался математическим, а школа - элитарной. Я сам учился именно в такой школе – 84-й минской, которая по факту в 70-е годы прошлого века была флагманской, хотя об этом в то время говорили только на неофициальном уровне. Скорее всего потому, что школа находилась в военном городке в Уручье и по этой причине была закрытой.

Этот тонкий слой ребят, который с царицей наук на "ты", в процентном отношении сохранился и сегодня. Они, как правило, поступают на факультет прикладной математики БГУ и другие математические факультеты ведущего вуза страны, факультет информационных технологий и робототехники БНТУ, факультет компьютерных сетей и систем. Они в состоянии освоить математику на высшем университетском уровне.

А как быть с остальными? В каком объеме они должны владеть математикой? Ведь математика является базовой наукой для подготовки специалистов технического профиля. Это проблема не новая. В потоке ежедневной суеты мы упускаем из виду, что "царица" наук, точнее, ее изучение, напоминает о себе при каждом новом технологическом укладе. То же самое было и в 70-е годы, когда в школе училось мое поколение.

Мы изучали алгебру и геометрию по учебникам под редакцией академика Андрея Колмогорова. Страсти по новым математическим школьным программам кипели нешуточные. Оппонентом Андрея Колмогорова был академик Лев Понтрягин. Выяснение отношений по поводу школьных программ шло на уровне ЦК КПСС, в журнале "Коммунист". Каждый из академиков был прав по-своему. Результатом мозгового штурма математического экспертного сообщества было мировое признание математического среднего образования в СССР.

Сегодня мы снова "ломаем копья" о математику. Но разница все же есть. Беларусь - небольшая европейская страна, и советского запаса прочности у нас нет. Это тот случай, когда ошибок в школьных и вузовских программах быть не должно.

В математике есть понятие "бесконечность". В принципе эту науку можно назвать наукой о бесконечности. Но реальность нашей жизни такова, что мы решаем конкретные задачи, которые имеют свое конкретное цифровое измерение. По этой причине проблема, озвученная президентом Беларуси Александром Лукашенко на совещании 1 февраля, требует детального обсуждения среди отечественной профессуры и интеллектуальной элиты. Ошибок в этом вопросе быть не может.

Читайте также:

Теги:
математика, образование, Беларусь

Главные темы

Орбита Sputnik