Записки заключенного: самая низшая каста

© PixabayЧеловек за решеткой
Человек за решеткой - Sputnik Беларусь
Подписаться на
НовостиTelegram
Нет более бесправных существ в зоне, чем "петухи". Всю слабость и беспомощность в общении с милицией зеки компенсируют в отношениях с "опущенными".

Василий Винный, специально для Sputnik.

"Опущенные", "дырявые", "пробитые", "отсаженные", "петухи" и так далее. Им дают женские имена. У заключенных с "низким социальным статусом", как о них говорят в официальных документах, много названий. Так же много путей попасть в "обиженные". И нет ни одной возможности подняться из этой масти (касты заключенных) обратно.

"Петухами" не рождаются, ими становятся

Наверное, около 80% разговоров, шуток, подколок, угроз и оскорблений в зоне связано с темой "опущенных". Если честно, зеки любят подобные разговоры. Они помогают почувствовать заключенным, что у них не все так плохо, поскольку есть те, кому гораздо-гораздо хуже. И над кем даже самый последний "конь" (слуга у зеков) имеет власть. Вообще, самое страшное, что может произойти с заключенным, — это переход в разряд "петухов", а случиться это может относительно легко.

Храм на территории тюрьмы, архивное фото - Sputnik Беларусь
Записки заключенного: каждому свой храм

От неправильно сказанного слова или оскорбления, на которое не ответил, до определенных поступков, — любая неосторожность может негативно повлиять на социальный статус.

У меня был знакомый, который, не подумав, сказал при людях, что занимался со своей девушкой петтингом. По сути, ничего непонятного в этом слове нет, но в зоне есть золотое правило: изъясняться простыми словами, чтобы мог понять последний дурак, поскольку любой недопонятый термин может быть использован против говорящего. А если этот термин как-то связан с сексом и на говорящего "точат зуб", то подобное высказывание может быть прямой дорогой в "гарем" (к "петухам", другим словом).

У знакомого примерно так и получилось: он ляпнул, не подумав, потом поругался с людьми, которым это ляпнул, и те, припомнив петтинг, попробовали доказать, что знакомому прямая дорога к "опущенным". И это при том, что парень сразу объяснил, что ничего страшного в этом слове нет и что это просто термин. Ему повезло: тогда за него вступились серьезные люди, поскольку самостоятельно он бы эту проблему не решил, поскольку только-только приехал в лагерь. После этой истории знакомого предупредили, что в зоне ни в коем случае нельзя рассказывать о своей личной жизни.

В тюремном мире очень много запретов для интимной жизни. Фактически единственный верный способ не попасть в "косяк" — заниматься исключительно классическим сексом, нигде и ничего больше не трогая. Оральным сексом лучше не заниматься вовсе, поскольку в нем допускается лишь возможность снять себе проститутку или же найти девушку, с которой никогда не будешь целоваться. Естественно, что при таком подходе незнакомые термины из сексологии автоматически заносят в разряд "стремных" (в данном случае позорных, "петушиных").

Это не значит, что всякими "нехорошими" вещами никто на свободе не занимался, — об этом просто молчат.

В "гарем" можно заехать и за то, что не ответил на некоторые оскорбления. К примеру, если послали на три буквы и человек промолчал, значит, туда ему и дорога.

Но зек может стать "петухом" и за, казалось бы, обычные, бытовые поступки. С "отсаженными" нельзя контактировать. Все, до чего дотрагивается "опущенный", сразу же "фаршмачится" (то есть переходит в разряд вещей для "петухов"). Это правило не касается только "запретов" (запрещенных в зоне вещей), которые иногда и прячут у "отсаженных". Рассказывали, как некоторые из них проносили мобильные телефоны из жилой зоны в рабочую прямо в трусах. И зеков это абсолютно не смущало. Еще "опущенных" можно бить (палками или ногами) и использовать по второму назначению.

Досуг заключенных, архивное фото - Sputnik Беларусь
Записки заключенного: дружба и переезды в зоне

Мне рассказывали, что в некоторых зонах специально для "петухов", чтобы они не брались за ручки, в дверях были вбиты гвозди. У них свои столы, нары, унитазы, краны, все свое, что "мужикам" трогать нельзя. Поэтому, если зек возьмет у "опущенного" еду, сигареты, выпьет с ним чаю или сядет поесть за его стол, то сам попадет в низшую зоновскую касту. Конечно, если это не сделано "по незнанке" (когда человек не знает, что перед ним "петух", или что вещь "зафаршмачена").

Это вам не Калифорния

Две основные обязанности "обиженных": сексуально удовлетворять заключенных и делать всю грязную работу в зоне. Бить их могут в воспитательных целях и так, для души. Мне рассказывали случаи, когда "опущенных" будили ногой в лицо, чтобы те шли убирать туалет.

Администрация неоднозначно смотрит на "петушиный" вопрос. Долго работающие в МЛС милиционеры проникаются "понятиями" до мозга костей и, соответственно, относятся к "опущенным" немного не как к другим зекам. С другой же стороны, по долгу службы, охранники обязаны предотвращать любое проявление физического или психологического насилия среди заключенных, поэтому они всячески пытаются уследить, чтобы "петухов" сильно не били и не унижали. И в последнее время им это особенно удалось: бить "отсаженных" практически полностью перестали.

В зоне, где я сидел, еще в начале моего срока "обиженный" был обязан прижиматься к стене, когда по коридору проходил "мужик".

Если нет места, куда положить "опущенного", то он может спать прямо под нарами. На этапах, в транзитных камерах, все "петухи" отсаживаются либо к двери, либо к туалету. В общем, чтобы выжить в зоне, будучи "петухом", нужно иметь определенный тип личности, поскольку не каждый сможет вытерпеть постоянные унижения, побои, домогательства и полное уничтожение человеческого достоинства, которым подвергаются "обиженные".

Правда, и "опущенные" отличаются не меньшей жестокостью. Старожилы мне рассказывали, что якобы в одной из колоний решили провести эксперимент, и "петухов" со всей зоны поселили в одном отряде, чтобы никто их не трогал, и они могли спокойно себе жить. Так вот, не успели милиционеры это сделать, как "обиженные" создали в отряде точно такую же иерархию, что и во всей зоне: там появились свои "блатные", "мужики" и "опущенные". Но, в отличие от остальной зоны, в этом отряде иерархия поддерживалась, якобы, благодаря нечеловеческой жестокости (в принципе, оно и понятно). Эксперимент пришлось прекратить.

Зал судебных заседаний, архивное фото - Sputnik Беларусь
Записки заключенного: хотите адвоката? Их есть у нас!

Не знаю, как в других лагерях, но в нашей зоне "петухов" всегда можно было внешне отличить. Не только по одежде, у них был какой-то особый отпечаток на лице. Было видно, что эти люди попали в "гарем" не зря.

Однако несмотря на все побои и унижения, у "опущенных" есть некоторые права и социальные гарантии.

Во-первых, все "петухи" делятся на рабочих и не рабочих. Рабочие оказывают сексуальные услуги, не рабочие, соответственно, нет. И никто не имеет права заставить "опущенного" заниматься "этим" против воли — это беспредел. Чаще всего интимные услуги предоставляются по обоюдному желанию.

Во-вторых, за секс нужно обязательно платить. Если заключенный не платит "пробитому" за секс, значит, он делает это по любви. А у кого может быть любовь с "петухом"? Правильно, у такого же. Вообще, в плане оплаты за уборки или за другие услуги "опущенных" не "кидали": платили в полном размере и всегда вовремя, поскольку они и так обижены жизнью, куда уж больше издеваться! Поэтому очень часто у заключенных с низким социальным статусом в материальном плане дела обстояли гораздо лучше, чем у зеков с более высоким статусом.

Вообще, в отношении к "петухам" проявляется суть заключенного. ЗК делятся на два лагеря, тех, кто пользуется услугами "дырявых" с удовольствием, не видя в этом никаких проблем, и тех, кто избегает подобных вещей, считая их активной формой гомосексуализма. Первых в зоне не так-то уж и много, тем более в последнее время, когда милиция активно взялась за искоренение интимных услуг. Не знаю, как в других лагерях, а в нашей колонии администрация добилась огромных успехов в этом деле. У нас зеки, перед тем, как обратиться к "петуху" с предложением заняться сексом, трижды думали: нужно ли им это.

Не плохо

Но вот что интересно. Несмотря на плохое положение "обиженных" в зоне, некоторые заключенные сознательно и абсолютно добровольно шли в "гарем". На моей памяти несколько человек специально что-то брали у "обиженных" или садились есть за их стол. Кое-кто делал это из протеста против чего-нибудь, у кого-то просто не выдерживали нервы. Но находились зеки, которые за время отсидки начинали понимать, что им нравится секс с мужчинами, причем во всех его проявлениях.

Заключенные подметают территорию перед входом, где принимают посылки и передачи для осужденных, архивное фото - Sputnik Беларусь
Записки заключенного: на повышенной передаче

Мне всегда казалось, что столь жестокое отношение к "петухам" возникло как средство защиты против возможного распространения содомии. Психологи давно доказали, что в закрытых однополых коллективах возникает так называемый ложный гомосексуализм, Фрейд это явление называл приобретенной перверсией. Находясь долгое время среди мужиков, волей-неволей начинаешь присматриваться к некоторым из них, как к возможным объектам желания. Нет, конечно, все остаются гетеросексуальными, но женщины вдалеке и со временем становятся несколько абстрактным понятием, поэтому у многих внимание переключается на "своих". Кто-то скрывает это даже от себя, но есть те, кого подобное положение вещей совершенно не смущает. Бывали случаи, когда перед длительным свиданием с женой зек шел к "петуху", чтобы "скинуть напряжение и не ударить на свиданке лицом в грязь".

Помню, мне рассказывали о том, как между одним "мужиком" и "петухом" возникла настоящая любовь. Они даже планировали жить вместе после освобождения, и "опущенный" собирался ради любимого сменить пол. Скорее всего, после того, как они вышли на волю, эти планы забылись, поскольку подобные мысли выветриваются, как только зек видит вокруг себя настоящих женщин. Зона постепенно забывается, но осадок остается, у некоторых на всю жизнь.

 

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Лента новостей
0