07:17 19 Июня 2019
Прямой эфир
  • USD2.06
  • EUR2.31
  • 100 RUB3.21
Сергей Мельникович признался, что хотя и уверен в безвредности своего предприятия, жить рядом с ним, как и с любой промзоной, все-таки не хотел бы

Руководство аккумуляторного: если будут закрывать, тоже выйдем с протестом

© Sputnik / Елена Васильева
Общество
Получить короткую ссылку
Строительство аккумуляторного завода в Бресте (18)
151462

Накануне встречи активистов с губернатором Брестчины журналистам показали, как устроен завод, а его директор признался, что вблизи промышленной зоны жить все-таки не хотел бы.

У забора аккумуляторного завода "АйПауэр" посменно дежурят активисты. Кто-то снимает все происходящее на территории через прутья забора на камеру – чтобы ничего не пропустить. Одна из активисток из-за забора обозначает позицию собравшихся: "Мы за чистый Брест!".

У жителей в мессенджере создана группа, в которой распределяется время дежурства под стенами завода. Дежурят даже ночью. Те, кто ждет инициативную группу под стенами исполкома, обсуждают свои административные протоколы — протестующих по воскресеньям против строительства завода задерживают.

"Цвет нации — врачи, инженеры, учителя сидят в ИВС", — делятся люди, стоя у облисполкома.

Сегодня активисты противостояния с аккумуляторным заводом встречаются с губернатором Брестской области Анатолием Лисом.

Кроме журналистов в цехах завода побывал и один из активистов - Владислав (слева)
© Sputnik / Елена Васильева
Кроме журналистов в цехах завода побывал и один из активистов - Владислав Абрамович (слева)

Накануне этой встречи Sputnik побывал на заводе и узнал о настроениях по ту сторону проходной. Руководство "АйПауэр" собрало журналистов, чтобы предостеречь от преждевременных похорон аккумуляторного.

"Если дойдет до того, что нас будут закрывать, мы точно так же, как и они, выйдем, мы тоже будем протестовать. У нас такие же права, как и у них", — сказал директор ООО "АйПауэр" Сергей Мельникович.

Кроме журналистов в цехах завода побывал и один из активистов. Владислав признает: без специального образования о цехах аккумуляторного можно сказать разве что "чистенько". Активист просит руководство о еще большей открытости и предполагает, что тогда "было бы меньше претензий".

Завод могли построить в "Великом камне"

"Неважно, выбрасываем мы три килограмма или сто двадцать три <…>. Вопрос идет не о вреде предприятия, а о том, что наши оппоненты не хотят, чтобы оно здесь было", — считает Мельникович.

Речь о "трех или ста двадцати трех килограммах" зашла не просто так.

Все установленное оборудование в цехах завода - новое, во многих европейских городах, по уверению директора, подобные заводы работают близ жилых построек
© Sputnik / Елена Васильева
Все установленное оборудование в цехах завода - новое, во многих европейских городах, по уверению директора, подобные заводы работают близ жилых построек

По проекту завод должен выбрасывать в год не больше трех килограммов свинца. На двух из тридцати нормируемых источниках выбросы превышают норму в общей сложности чуть более чем на 120 граммов.

Однако на "АйПауэр" говорят, что нормативы позволяют рассеивать в воздухе не три, а около ста двадцати четырех килограммов свинца – и при этом все равно вписываться в нормы.

Мельникович пояснил корреспонденту Sputnik, для чего заводу было обещать три килограмма выбросов свинца в год.

"Когда возникла вся эта ситуация вокруг нашего предприятия, прошло полтора года после начала работы над проектом. Изначально, когда мы выбирали площадку и разрабатывали проект, были разные варианты, в том числе и тот же "Великий камень" под Минском. Поэтому мы закладывали изначально в требования, чтобы наше предприятие не оказывало негативного воздействия на соседние. В "Великом камне" есть свои ограничения", — рассказал директор и пояснил, что расстояние до ближайшего предприятия могло быть всего около трехсот метров, и тогда в нормативы можно было бы не вписаться.

Пока завод еще не заработал в полную мощность, в его цехах малолюдно
© Sputnik / Елена Васильева
Пока завод еще не заработал в полную мощность, в его цехах малолюдно

Пообещав же в проектной документации выбросы на уровне трех килограммов свинца в год, завод пока не может обеспечить выполнение этих обязательств.

"Мы пытаемся привести технологию в соответствие нашим проектным решениям. Обычно все эти мероприятия проводятся после сдачи объекта в эксплуатацию. Но у нас возникла такая уникальная ситуация, что в связи с повышенным вниманием к нам и резонансу вокруг нашего предприятия нам нужно это подтвердить именно сейчас, до того, как мы сдадим предприятие. По-нормальному этот период длится около полугода после сдачи объекта в эксплуатацию", — поясняет директор.

"Не надо говорить, что мы загнаны в угол"

До 14 июня "АйПауэр" планирует получить заключение центра экологических экспертиз. В зависимости от решения экологов, у завода два потенциальных плана действия. Если заключение будет положительным, вскоре завод сможет заработать в полную силу. Если оно будет не в пользу "АйПауэр", тогда он вернется в режим пуско-наладочных работ и будет пытаться узаконить существующие выбросы.

Наглядная агитация повсеместно напоминает о необходимых мерах защиты для работников завода
© Sputnik / Елена Васильева
Наглядная агитация повсеместно напоминает о необходимых мерах защиты для работников завода

"Не надо говорить, что мы загнаны в угол и нет решений. Есть стандартное решение, которое распространяется на все предприятия, и мы не уникальны в этом смысле. Если мы не подтверждаем какие-то свои проектные решения, есть процедуры внесения в проектную документацию изменений", — говорит директор.

После того, как будут внесены изменения, государственная экологическая экспертиза должна будет повторно оценить, как завод повлияет на окружающую среду.

"Оборудование менять на заводе не будут, а просто узаконят существующие выбросы", — подчеркивает директор.

После изменений цифр в проектной документации, объемы выбросов свинца в любом случае, по словам директора, остановится "в районе трех килограммов".

"И не надо говорить о том, что мы тут выбрасываем триста килограммов или три тонны <…> Это будет в районе трех килограммов. Цифра расчетная, сегодня точную цифру не буду говорить. Мы этим путем готовы пойти, если не сможем подтвердить по этим двум источникам наши проектные — сказал директор.

Журналистам и активистам показали слитки свинца, хранящиеся в цеху аккумуляторного завода
© Sputnik / Елена Васильева
Журналистам и активистам показали слитки свинца, хранящиеся в цеху аккумуляторного завода

Проводя экскурсию по цехам, он подчеркивает, что установленное оборудование новое, и приводит в пример европейские города, в которых подобные заводы работают близ жилых построек.

Был ли черным дым и куда сливают воду с предприятия

Сегодня директор завода решил ответить на наиболее громкие вопросы, возникающие в сети и у активистов в связи с деятельностью "АйПауэр". Sputnik приводит ответы на некоторые из них.

— Реализовывает ли предприятие продукцию уже сейчас?

— Отгрузок готовой продукции не осуществлялось. Я сам подписываю документы об отгрузке.

— Почему из трубы шел черный дым?

— На нашем предприятии взяться черному дыму неоткуда. Весь дым – сгорание природного газа. Это не оксиды свинца. Никакого черного дыма у нас не может быть и не было.

До 14 июня АйПауэр планирует получить заключение центра экологических экспертиз
© Sputnik / Елена Васильева
До 14 июня "АйПауэр" планирует получить заключение центра экологических экспертиз

— В сети появились видеоматериалы, на которых видно, что в канализацию сливается вода. Что это за вода?

— У нас на предприятии предусмотрена канализация, куда сводится вода от санузлов, душевых, умывальников, и ливневая канализация, которая собирает всю сточную воду с нашей территории и, проходя через бензомасловыводитель, вода уходит в очистные сооружения свободной экономической зоны.

Понятно, что у нас находится здесь персонал, который моет руки, пьет воду, принимает душ. Вода попадает в канализацию. Вода, которая соприкасалась со свинцом, за территорию предприятия не попадает.

— Почему на территории завода пожелтела трава?

— Часть работ по благоустройству производились в осенний период, часть работ — в марте. Понятно, что трава свежепосаженная будет отличаться от той, которую садили полгода назад. Наверное, на основании этого контраста и делались выводы.

Трава на территории завода пожелтела: активисты связывают это с неблагоприятной экологической обстановкой, директор объясняет это осенней посадкой
© Sputnik / Елена Васильева
Трава на территории завода пожелтела: активисты связывают это с неблагоприятной экологической обстановкой, директор объясняет это осенней посадкой

— Почему не допускаются на завод представители МЧС и природоохраны?

— Вы видите, под каким пристальным контролем мы находимся ежедневно, ежечасно, на протяжении семи дней в неделю. За это время на наше предприятие 29 раз вызывались сотрудники МЧС и намного больше — МВД. МЧС находится в пятистах метрах, им не составляет большого труда выехать, поэтому они мягко реагируют на эти вызовы.

Приезжая сюда, они обращаются к нашей охране. У нас есть круглосуточное видеонаблюдение, есть показания приборов, которые контролируют работу систем, и они благополучно уезжают. Почему мы не организуем доступа? Как правило, это происходит в нерабочее время, когда нет ни руководства, ни персонала, который работает в цеху.

— Указанные на сайте завода-производителя фильтров данные по степени очистки расходятся с теми, о которых говорите вы. С чем это связано?

— При закупке данного оборудования на предприятии "Экофильтр" мы предъявляли свои требования по степени очистки. Фильтры изготавливали "под нас".

— На компанию заведено административное дело по факту негативного воздействия на окружающую среду. Если воздействие уже негативно, когда завод работает не в полную мощность, каковы гарантии того, что при вводе в эксплуатацию количество выбросов не увеличится и завод будет безопасен?

— Никаких документов, свидетельствующих о том, что в отношении предприятия начат административный процесс, в распоряжении предприятия не имеется.

По второй части вопроса отвечу просто: завод не оказывает негативного воздействия на окружающую среду.

За забором предприятия дежурит одна из активисток
© Sputnik / Елена Васильева
За забором предприятия дежурит одна из активисток

Готов ли директор жить у завода

Проводя экскурсию по цехам, Мельникович добавляет: "И сейчас я сто человек выгоню на улицу?"

Активисты у забора тоже беспокоятся о рабочих, но с другой мотивацией: мол, там работают молодые ребята, они просто не понимают, чем это может грозить их здоровью.

Мельникович показывает журналистам слайды, на которых изображено, как завод готов перестраховываться ради своих сотрудников — контролировать влияние свинца и серной кислоты раз в неделю вместо требуемого раза в квартал.

Активисты у забора показывают на пока что идиллический ландшафт в округе и рассказывают, в какой стороне цветет липа.

Отвечая на вопрос о том, готов ли он сам поселиться в шаговой доступности от рабочего места — аккумуляторного завода — Мельникович говорит, что не стал бы селиться вблизи свободной экономической зоны.

Активисты дежурят возле здания завода практически постоянно - один из них ехал  работы и заглянул сюда подежурить
© Sputnik / Елена Васильева
Активисты дежурят возле здания завода практически постоянно - один из них ехал работы и заглянул сюда подежурить

"Все прекрасно понимают, что рано или поздно она будет развиваться. Люди строят дома рядом с этой зоной и потом высказывают претензии: почему двадцать лет назад было принято решение здесь развивать промышленность? Поэтому, когда мы сюда пришли, мы не думали, что могут возникнуть такие проблемы, ведь мы пришли в промышленную зону", — говорит Мельникович.

Журналистам директор "АйПауэр" готов показать все — от слитков свинца в цехах до той самой желтой травы. Чтобы продемонстрировать спорные фильтры, вызывают специальных рабочих и раскручивают установку.

На встрече с журналистами Мельникович выразил готовность тех людей, которые обеспокоены близостью завода и заинтересованы в том, чтобы объект получился безопасным, провести по цехам и рассказать о том, что в них происходит. Однако он признает, что оценить эту информацию могут только специалисты.

Сегодня не только журналист Sputnik, но и один из членов инициативной группы Владислав Абрамович также сумел попасть на экскурсию по заводу. Он ознакомился с оборудованием, но признает, что специальными знаниями в этой сфере не обладает. Снимать увиденное на фото и видео ему не разрешили, и потому он не сможет предметно обсудить увиденное с другими активистами, которые необходимыми профессиональными знаниями владеют, но не получили доступа на завод.

Аккумуляторный завод сейчас работает в режиме пуско-наладочных работ, поэтому на парковке довольно свободно
Аккумуляторный завод сейчас работает в режиме пуско-наладочных работ, поэтому на парковке довольно свободно

"Вот если бы запустили инженера Демьяна Лепесевича, который строил аналогичные проекты и знает всю нормативную документацию, он бы мог посмотреть и сказать — да, все сделано согласно документам. Я же могу посмотреть и сказать — да, пока работать не начали, все чистенько. Было бы больше открытости, было бы меньше претензий", — говорит Владислав.

"А если бы всех заинтересованных активистов все же пустили бы на завод и оказалось бы, что все действительно безопасно?" — интересуется корреспондент Sputnik.

Собеседник лаконично признает — тогда все были бы просто счастливы.

И пока, кажется, здоровая коммуникация — это один из немногих способов достичь этого счастья под Брестом.

Читайте также:

Темы:
Строительство аккумуляторного завода в Бресте (18)
Теги:
Беларусь, активисты, протесты, аккумуляторный завод, Брест

Главные темы

Орбита Sputnik