03:25 27 Мая 2019
Прямой эфир
  • USD2.08
  • EUR2.33
  • 100 RUB3.22
Ветеран Тамара Завгородняя

Семнадцатилетняя Тамара и ее война: я обыкновенный солдат, что рассказать?

© Sputnik
Победа.Sputnik.by
Получить короткую ссылку
Истории ветеранов ВОВ (32)
30520

Отрез ткани парашюта, лишний кусочек мыла и землянка вместо отеля – все это было радостью. Война Тамаре Алексеевне снится до сих пор.

"Тяжело было, очень тяжело. И плакали. Кого-то хоронили – плакали. Вспоминали родителей, дом вспоминали", – говорит о войне Тамара Завгородняя. Сейчас ей девяносто четыре года, когда началась война, было всего семнадцать. И спустя столько лет война все еще снится.

"Иногда просыпаюсь и думаю: слава Богу, я дома", – говорит Тамара Алексеевна, встречая корреспондентов Sputnik "по-гражданскому", без орденов. Только когда мы просим показать медали, Татьяна Алексеевна достает мундир. Смущается, говорит: "Что я могу рассказать? Я ведь простой солдат".

Но все же рассказывает о том, как семнадцатилетней выносила с поля раненых, как ребята построили для девушек землянку – почти отель – и пытались раздобыть лишний кусочек мыла. Как прорывались к своим через болото, спасая рацию и шифры, четыре дня ничего не ели и молились. Очень хотелось жить.

Плакали, скучали по дому

В спецгруппе были подрывник, разведчик и радистка – Тамара Алексеевна Завгородняя. Как она впервые в жизни прыгнула с парашютом, не может вспомнить до сих пор. Говорит, очнулась, уже когда срезали стропы, так боялась прыжка. И смеется: сейчас уже ни за что не прыгнула бы, а тогда сумела себя заставить.

О войне говорит просто: было тяжело, плакали, кого-то хоронили – снова плакали, скучали по дому. Когда началась война, Татьяне Алексеевне было семнадцать лет. Из четырех детей в семье трое ушли на фронт. Родители жили в тылу, в Кировской области, и все же отец войну не пережил – умер от голода.

Тамара Алексеевна вспоминает и письма, которые писала родителям, и письма, в которых просила выделить маме с папой хоть небольшую комнатку – они жили в подвале, замерзали, но комнаты так и не дождались. Сама же она старалась в письмах домой о бедах не рассказывать – говорит, папа сам две войны прошел, он знал, что это такое.

Тамара Алексеевна живет в Минске, у нее есть дети, внуки, фотографии семьи переключаются в электронной фоторамке. Иногда Тамара Алексеевна просыпается среди ночи от того, что снится война.

© Sputnik / Сергей Пушкин
"Тяжело было, плакали": семнадцатилетняя Тамара Завгородняя прошла войну разведчицей

"Дочка, брось меня, я старенький, а ты молодая"

"Конечно, страшно было, не дай бог", – вспоминает Тамара Алексеевна.

Первое время было тяжело. Стажировка была только одна. Когда Тамара Алексеевна училась в спецшколе, радистов повезли стажироваться под Тулу. Но продлилась учеба недолго – только подготовили рации к работе, как окружила милиция, решили, что ребята – диверсанты, забрали в отделение. Руководитель их вызволил, но стажировок больше не было.

Герой Советского Союза Василий Корж
© Photo : из личного архива О.Корж

"Первое время сложно было. Очень сложно. Потому что не знаешь, как антенну повернуть, в какую сторону. Да все было. И плакала. Надо передать что-то, а у меня не ладится", – вспоминает Тамара Алексеевна.

Более опытные товарищи помогали, у радистки начало все получаться. Едва ли можно сказать, что со временем стало легко – просто немного проще, потому что первый бой – трудный самый, говорит Тамара Алексеевна.

"Бой – это очень тяжело. Мы были в первом бою с другой радисткой. Нам же семнадцать лет, там стреляют, а у нас рации, шифры, это все надо сохранять. Первый бой самый тяжелый был", – рассказывает Тамара Алексеевна.

Приходилось выносить раненых. Это тяжело и физически – даже для молодой семнадцатилетней Тамары, которая занималась когда-то гимнастикой. Но еще тяжелее – морально.

"Я помню, одного старичка ранили. Я его выносила, а он и говорит: дочка, брось меня, я старенький, а ты молодая, тебе надо жить. А я плачу да тащу, плачу да тащу. Ну как бросишь, это же человек. Вот это мне запомнилось", – вспоминает Тамара Алексеевна.

Потом были другие бои, но в них молодая радистка уже знала, как себя вести.

Радистку забросили в брянские леса в тыл к немцам, оттуда нужно было передавать шифровки в Центральный штаб партизанского движения в Москву. Тамара Алексеевна участвовала в подрыве железной дороги через Десну – сидела в засаде, передавала разведсведения командиру группы.

© Sputnik / Сергей Пушкин
Кусочек мыла и отель-землянка: как молодые люди помогали девушкам в войну

"Когда хорошая погода – ничего. Надо место такое выбрать, чтобы ты все видел, а тебя никто. Это не один день, по два месяца разведку проводили. Нужно было узнать, сколько постов, сколько человек, есть ли служебные собаки, когда они меняются, на каком расстоянии они стоят, есть ли подсобные силы, где подход. А потом нам дают шифр-телеграмму, и мы передаем эти данные", – рассказывает Тамара Алексеевна.

Работа радистки безопасной не была. С собой – пистолет и граната, чтобы в случае опасности уничтожить шифр – и себя.

Сапоги сорок первого размера, да кирзовые

С другой радисткой – Асей – незадолго до того, как пришла с освобождением Красная армия, Тамара Алексеевна попала в окружение.

"Командир сказал, что надо прорвать коридор и проскочить. Ребята проскочили быстренько, а мы прозевали и остались с ней вдвоем. Карт у нас не было, да мы и не очень-то разбирались в них. Шли через минное поле, там шло и население со скотом. Коровы подрывались, люди – тоже. А мы прошли благополучно", – вспоминает Тамара Алексеевна.

Идти в лес было нельзя, точно знали, что в лес немец заходит. А в болото – не заходит, если и обстреливает, то в шахматном порядке.

"Сапоги у нас – сорок первого размера, да кирзовые. А мы носили тридцать шестой", – вспоминает Тамара Алексеевна.

Четыре дня девушки шли по болоту. Иногда выбирались, но слышали немецкую речь и опять уходили в болото. Выбирали место, где побольше кустов, чтобы прятаться за ними.

Пили воду, выжимая ее из болота. Ничего не ели – и нечего, и не хотелось от страха.

"Представляете, что кругом немец, и мы стоим – две девчонки. У нас рация, шифр – все! А умирать тоже не хочется. Что могли, старались делать, молились Богу и так хотели жить. Пили только воду: выжимаешь от песка в руку, немножко попил, да и хорошо. Я бы сейчас уже не пила эту воду", – рассказывает ветеран.

Наконец Тамара Алексеевна пошла в разведку у деревни Воловня, которая уже была занята Красной армией.

"Наверное, дня два мы так путешествовали. И потом смотрим, ребята идут. Ой, девчонки, вы живы! И мы обрадовались, и они обрадовались. Привели нас к командиру. Командир нас обнял, сказал: ну, молодцы! Рацию спасли, шифр спасли и живые вернулись", – вспоминает Тамара Алексеевна и даже сейчас улыбается, когда говорит о том моменте.

© Sputnik / Сергей Пушкин
"Нужно поберечь себя для 9 Мая": праздники в войну и после нее

А потом девушек представили к награде – медали за отвагу, а ребят – к орденам. Тамара Алексеевна смеется: сперва были разочарованы, даже обижены.

"Мы с Асей: как так! Ребятам так ордена, а нам – медаль за отвагу. А Ковпак, герой Советского Союза, говорит: девчонки, да что вы приуныли! Медаль за отвагу – это как орден! Вот я ношу теперь Ковпакский орден", – говорит Тамара Алексеевна и показывает орден.

"Кусочек мыла достанут – девчонки, нате вам мыло!"

"А ребята помогали. Где-нибудь кусочек мыла достанут и говорят – девчонки, нате вам мыло, постираете! Иногда, бывало, спали на снегу. С елочки ветки оборвешь, плащ-палатку поставишь – так и спали. А как-то ребята сделали землянку и говорят: девчонки, идите, принимайте гостиницу", – улыбается Тамара Алексеевна.

В землянке – стол, скамеечки. Потом устроили новоселье – повар дал суп, а на второе – котлеты.

"И мы ребят этих пригласили, отметили новоселье", – рассказывает Тамара Алексеевна.

И парашют, с которым Тамара Алексеевна впервые в жизни выпрыгнула из самолета, тоже отдали девушкам, чтобы те могли сшить для себя что-нибудь. Нижнее белье, например.

Праздников на войне не было, говорит Тамара Алексеевна. Праздничным считался любой спокойный день, когда можно было поспать и привести себя в порядок.

"Когда-то голодные были, когда-то холодные. День прошел – ничего, а потом нас обнаружит немец и с миномета бьет и бьет. Нужно переходить с места на место, десять килограммов на плечах", - вспоминает Тамара Алексеевна.

Беречь себя для 9 Мая

А после войны Тамара Алексеевна осталась жить в Минске, пятьдесят лет проработала в органах МВД.

По праздникам звонят и дети, и внуки, и правнуки.

"Они так меня поздравляют с Днем Победы! – делится Тамара Алексеевна. – Я говорю: "Владик, ты, наверное, их учишь!" А он: "Бабуля, они сами!"

Пока мы беседуем, у нее звонит телефон – зовут на концерт. И хоть Тамара Алексеевна часто ходит на них, на этот раз откажется – бережет себя для девятого мая, куда ходит каждый год пообщаться с другими ветеранами.

"Буду силы хранить, мне еще на День Победы идти. Я молюсь Богу – еще сама себя обеспечиваю, хожу. Видите, на концерт меня приглашают", – говорит Тамара Алексеевна.

Читайте также:

Темы:
Истории ветеранов ВОВ (32)
Теги:
Великая Отечественная война (1941-1945), Беларусь

Главные темы

Орбита Sputnik