06:21 26 Мая 2020
Прямой эфир
  • USD2.40
  • EUR2.61
  • 100 RUB3.35
Беларусь.Live
Получить короткую ссылку
Коронавирус COVID-19 (2138)
1747 0 0

Для кого-то закрытые границы – всего лишь причина отложить отпуск. Но есть те, для кого возможность выехать за рубеж – вопрос жизни и смерти. Sputnik поговорил с онкобольными, которые проходят лечение за пределами Беларуси.

Из-за пандемии коронавируса многие страны закрыли границы. Где-то застряли туристы – за ними посылали самолеты, кто-то не смог поехать в запланированный отпуск. 

Но есть случаи гораздо серьезнее: речь о тех, кто за границу едет не за отдыхом и свежими впечатлениями, а за жизненно необходимым лечением.

О том, в какой ситуации оказались те, кто проходит за рубежом лечение от рака, узнала корреспондент Sputnik Тамара Зенина.

В Германии помогли русские эмигранты

"Мы успели выехать из страны за два часа до того, как Польша закрыла границы. И сейчас вынужденно оказались в заложниках в чужой стране", – говорит Ольга, мама 19-летнего Олега Носко из Волковысского района.

В 16 лет парень сломал руку, но кость не срасталась, дополнительные обследования выявили остеосаркому. В 17-й день рождения Олегу сделали первую химиотерапию.

Олег Носко
© Photo : из личного архива Олега Носко
Сейчас у Олега Носко позади уже десятки курсов химиотерапии, ампутация руки, плеча, ключицы.

"В Беларуси нам сделали все возможное, все, что могли. Сейчас Олега лечат в разных клиниках Германии", – рассказывает его мама.

Она говорит, что лечение очень дорогое, собрать на него более 100 тысяч евро помогали люди и благотворительные фонды. Примерно раз в две недели они ездили в Германию на день, чтобы пройти назначенную процедуру и сразу возвращались домой.

"Даже с затратами на бензин так получается дешевле, чем жить в Германии две недели между процедурами", – объясняет Ольга.

После последней химиотерапии, которую Олег прошел несколько дней назад, его семья не может выехать из Германии, потому что не уверена, пропустят ли их в Польше.

"Сначала нам сказали, что мы можем покинуть страну только на самолете, что для нас также было очень дорого. А теперь вообще не понимаем, как быть дальше. Вроде бы в клинике говорят, что ограничения на передвижения не коснутся больных онкологией, что для нас должны выдать специальные визы, но уточнить в польском посольстве мы не можем, оно не работает", – переживает женщина.

Олег Носко
© Photo : из личного архива Олега Носко
Последнюю химиотерапию Олег прошел несколько дней назад. Раньше семья возвращалась домой на перерыв в лечении, но сейчас боятся, что вернуться обратно может не получиться

Она говорит, что в Германии им очень помогли русские эмигранты, которые нашли дешевую квартиру.

"До этого мы платили 70 евро в сутки, а хозяева этой квартиры пошли нам навстречу и разрешили оплачивать только коммунальные расходы. В остальном мы полностью соблюдаем режим самоизоляции. Раз в несколько дней я хожу в магазин, где сначала стоишь в очереди, потом запускают по пару человек, нужно надеть маску и перчатки и быстро купить товары", – рассказывает Ольга.

Сейчас с деньгами семье Носко помогают родственники. Но даже в режиме строгой экономии, признается Ольга, долго в чужой стране они не протянут.

Польша пропустила, но с условием

Никите Антоновичу из Гродно в субботу удалось пересечь польскую границу.

Никите 31 год, два года назад, после того как в Беларуси ему было проведено все положенное лечение, он начал лечиться в Германии. Здесь он прошел больше десяти блоков химиотерапии, две трансплантации костного мозга, несколько операций по удалению метастазов, все, что возможно по протоколам, сделали.

Никита Антонович
© Photo : из личного архива Никиты Антоновича
В Германии Никита проходит иммунотерапию, которую в Беларуси не делают

"Удалили много органов, дальше удалять нельзя, потому что на мне нет живого места. И в Беларуси сказали, что больше ничего не могут. А в Германии предложили пройти иммунотерапию, которую у нас не делают. Вот я и прохожу. Очень тяжелая процедура, много побочных действий", – делится Никита.

В течение двух лет он тоже примерно раз в две недели ездит на процедуры.

В субботу, 28 марта, Никиту пропустили польские пограничники.

"Я очень боялся, что не пропустят, клиника нам предоставила документы, где написано, что я могу получать лечение только у них. Мы их перевели на польский язык и заверили", – рассказал Никита.

Ехали через "Брузги".

"Пограничники звонили в Варшаву воеводе и говорили, что у нас "исключительный случай". Нам разрешили пересечь Польшу транзитом, не останавливаясь нигде, кроме уборной. Все очень серьезно", – вспоминает детали поездки Никита.

Однако вернуться сразу после процедуры ему не разрешили, пропустили с условием, что больной останется в Германии до 21 апреля, до конца предполагаемого курса лечения.

Поэтому Никите, как и Олегу Носко, придется искать средства не только на лечение, но и на проживание.

Испания может не пустить обратно

В двух предыдущих случаях может получиться так, что больные после лечения в Германии вернутся в Беларусь, побудут на карантине и прямо с него снова отправятся продолжать лечение.

Однако подобная схема совершенно не подойдет семье Чубаревых из Жлобина.

В 2018 году у Юлия и Александра Чубаревых родился долгожданный сын Илья. В четыре месяца малышу поставили страшный диагноз – нефробластома (рак почки) со степенью высокого риска.

Семья Чубаревых
© Photo : из архива семьи Чубаревых
Диагноз нефробластома Илье поставили, когда ему было четыре месяца, с тех пор он прошел несколько курсов химиотерапии, малышу удалили опухоль вместе с почкой

Илюше проводили многократные курсы химиотерапии, удалили раковую опухоль вместе с почкой, однако у него произошел рецидив. Малышу удаляли метастазы, однако болезнь прогрессировала.

"Сыну вводили высокодозную химию, проводили лучевую терапию, и после этого появилась положительная динамика, хоть метастазы и не исчезли совсем. А потом опять пошли с новой силой", – рассказывает мама мальчика Юлия.

Сейчас они находятся в Барселоне, где Илюше взялись помочь врачи детского госпиталя San Joande Deu.

"При помощи всех неравнодушных людей нам удалось собрать необходимые 94 тысячи евро на лечение, и 7 марта мы прибыли в госпиталь. Однако доктор, заново проведя обследование и взяв гистологию опухоли, поменял схему лечения: теперь нужна аутотрансплантация, которая стоит 146 тысяч евро. Такие цены везде в Европе на эту процедуру. Плюс химиотерапия и остальные обследования", – говорит папа мальчика.

Сейчас волонтеры объявили дополнительный сбор средств для Ильи Чубарева. Собрано две трети суммы. Как только денег будет достаточно, Александр Чубарев должен будет вернуться в Беларусь, потому что перевести средства на счет клиники можно только лично.

"Мы не думали, что придется доплачивать и что все так резко перекроют границы", – объясняют родители, почему не оставили доверенности никому из родственников.

"Я не знаю, как буду добираться в Беларусь, и очень боюсь, что меня обратно не впустит Испания", – опасается Александр.

Родители отметили, что врачи, в свою очередь, как и обещали, делают все возможное.

МИД: после лечения за границей – на карантин

В МИД Беларуси сообщили, что "детальные разъяснения по поводу данных ситуаций могут дать только посольства тех стран, которые ввели ограничения".

"Они должны проконсультировать по типам своих виз и по вопросам, которые могут возникнуть по пути проезда. В данном случае только польское посольство может объяснить порядок проезда через свою территорию", – уточнил пресс-секретарь Анатолий Глаз.

Он порекомендовал всем белорусам, имеющим схожие ситуации, лично обращаться в МИД.

Представитель дипломатического ведомства также отметил, что в Беларуси нет ограничений на выезд. Но после въезда, согласно новому постановлению правительства, все будут отправляться на 14-дневный карантин.

Sputnik продолжит следить за развитием ситуации.

Темы:
Коронавирус COVID-19 (2138)
Теги:
Испания, Германия, Беларусь, пересечение границы, коронавирус COVID-19, онкология


Главные темы

Орбита Sputnik