18:40 12 Декабря 2018
Прямой эфир
  • USD2.13
  • EUR2.41
  • 100 RUB3.20
Валентин Елизарьев

Валентин Елизарьев: не думаю, что театру было хорошо без меня

© Photo : из личного архива В. Елизарьева
Культура
Получить короткую ссылку
174960

Знаменитый хореограф обещает, что со сцены Большого театра Беларуси зазвучат имена звезд мировой оперы и балета, но уверен, что новую славу театра создадут только белорусские мастера.

Когда Валентин Елизарьев снова зашел в кабинет, который почти 36 лет считал своим и где не был последние девять лет, звона фанфар не прозвучало.

"Он показался мне чужим. Я ничего не почувствовал", – признался Валентин Николаевич корреспонденту Sputnik Светлане Лицкевич.

Но после небольшой паузы извинился за временные неудобства – в кабинете небольшой ремонт: "вы же помните, здесь раньше было зеркало". И как-то сразу стало ясно, что возвращение на определенном уровне уже состоялось – Елизарьев снова в работе, а неудобства лишь "временное явление".

Кабинет, который поначалу показался таким чужим, потихоньку наполняется жизнью
© Sputnik / Виктор Толочко
Кабинет, который поначалу показался таким чужим, потихоньку наполняется жизнью

Ничего личного

Уговорить сейчас Елизарьева на интервью – дело непростое. После своего громкого возвращения в Большой театр он отказывается от бесед с масс-медиа.

"Мне похвастаться пока нечем. Когда будет суперпремьера – обещаю, позову первыми. Вы поймали меня по дороге", – лаконично объясняет он.

Но потом слово за слово делится подробностями возвращения. Коллектив, по его словам, встретил нового старого художественного руководителя по-доброму.

За эти годы поменялась значительная часть труппы – многих из них Елизарьев уже не знает по именам, как помнил когда-то всех. И конечно, одним из главных вопросов был непроизнесенный, но витавший в воздухе: в каком формате будет построена работа. Ведь много лет назад, кода мэтр уходил, "громко хлопнув дверью", многие его в этом не поддержали, остались в театре.

Валентин Елизарьев на репетиции балета Спартак
© Sputnik / Виктор Толочко
За эти годы поменялась значительная часть труппы – многих из них Елизарьев уже не знает по именам

Сейчас он сразу расставил точки над i, обозначив: сводить счеты ни с кем не собирается. Единственным критерием оценки работы коллектива было и остается творчество.

"Может, сравнение нельзя назвать стопроцентным, но все-таки: театр – это соревновательная площадка, здесь необходима здоровая творческая конкуренция. Все здесь доказывается не в кабинетах, а на сцене. И на сцене единственного в стране Большого театра должны выступать лучшие творческие силы. Если, выходя на сцену, не только ты сам собой доволен, но и зрители, и профессионалы высоко ценят твой талант – работай, твори! Если что-то не совсем удачно – дай дорогу другим, тем, кто может это сделать лучше", – признается он и добавляет, что никаких других принципов в критериях оценки не будет. Ничего личного, как говорится.

Национальный академический Большой театр оперы и балета
© Sputnik / Виктор Толочко
Это высокопрофессиональный театр. В этом здании творчество должно быть первым, считает его художественный руководитель

Важно понять, чего ждут

Хотя все эти девять лет, которые не был в театре со служебного входа, Валентин Николаевич подчеркивал, что Большой не перестал быть для него родным домом, с домом этим произошло немало перемен. Когда Елизарьев уходил, в театре работало около шестисот человек. Сейчас – в два раза больше.

"Работы очень много – 10-11 часов в день, пока без выходных", – комментирует он. И добавляет, что сначала такой темп давался непросто, сейчас уже привык, втянулся.

"Провожу собрания, общаюсь – для меня очень важно услышать каждый голос. Я должен понимать, что люди ждут и от меня, и от театра", – он всегда говорит негромко.

Несмотря на творческую должность, стол его как-то сам собой все плотнее затягивается бумагами.

Стол нового художественного руководителя Большого театра стал как-то сам собой все плотнее затягиваться бумагами
© Sputnik / Виктор Толочко
Стол нового художественного руководителя Большого театра стал как-то сам собой все плотнее затягиваться бумагами

"Каждую надо хотя бы прочитать, чтобы подписать. И в одной бумажке может быть и судьба человека. Пока у меня нет помощника, который бы взял на себя часть административной работы – приходится изучать", – вздыхает Елизарьев. И добавляет, что инерция есть, и немалая. К сожалению, административная система множит сама себя: если этому не сопротивляться, за приказами и циркулярами творческая составляющая просто сходит на нет. Но театр – не завод, не один раз повторил во время беседы Елизарьев. Он намерен вернуть творчество как главную ценность всего в этих стенах.

Давайте начнем тихо

Нынешний театральный сезон был "сверстан" еще до назначения нового худрука (о том, что хореограф возвращается в Большой театр, стало известно в конце сентября этого года – Sputnik). Поэтому поменять в нем можно что-то лишь косметически, минимально.

А вот со следующего сезона, обещает новый художественный руководитель, все почувствуют изменения.

"Во всяком случае, я к этому готовлюсь. От нас ждут интересных проектов, и все должны подтянуться, не должно быть расхлябанности, самодеятельности, вкусовщины. Это высокопрофессиональный театр. В этом здании творчество должно быть первым", – говорит он, деликатно замечая, что право выбора и последнего слова все же будет за художественным руководством.

Эта старая фотография — одна из любимых — снова появилась на стеклянной полке кабинета
© Sputnik / Виктор Толочко
Эта старая фотография — одна из любимых — снова появилась на стеклянной полке кабинета

Елизарьев намерен широко распахнуть двери для белорусских актеров, композиторов, либреттистов, постановщиков опер, режиссеров, хореографов. Задача максимум на ближайшие годы  – создание собственной режиссерской и балетмейстерской школы. Именно белорусской, а не с приглашенными именами.

"У всех у нас есть дата рождения. Когда-нибудь, к сожалению, будет и другая, итоговая. И нельзя не думать о том, кто после тебя останется. Мы не должны зависеть от приезда иностранных постановщиков", – говорит Елизарьев.

За многие годы преподавания в Белорусской академии музыки, профессором которой он является, Елизарьев уже создал плеяду учеников – хореографов, балетмейстеров. Но свою задачу художественный руководитель видит в большем – вся отрасль должна стать знаком белорусского качества.

Елизарьев сам в прошлом артист балета, поэтому многое может объяснить без лишних слов
© Photo : Никита Федосик
За годы преподавания в Белорусской академии музыки Елизарьев уже создал плеяду учеников – хореографов, балетмейстеров

Новый художественный руководитель признается, что не намерен ограничиться педагогикой или менеджментом. В первую очередь планирует творческие проекты. Собирается отредактировать несколько своих спектаклей и, конечно, поставить новые.

А вот на что именно планирует замахнуться – не говорит.

"Давайте начнем тихо", – улыбается он. Понятно, что все уже знает. Но давно решил, что больше не будет делать рекламу тому, что еще не имеет реального воплощения.

Творческие планы требуют тишины, восклицает Елизарьев в ответ на бесконечные вопросы о будущих постановках
© Sputnik / Виктор Толочко
Творческие планы требуют тишины, восклицает Елизарьев в ответ на бесконечные вопросы о будущих постановках

"Я не раз уже жизнью ученый – не однажды обжегся", – объясняет он. Поэтому создает будущие проекты в тишине и в творческий портфель заглянуть не позволяет.

"Обещаю – когда все будет готово, вы обязательно все увидите", – улыбается он. И в этом слышится и уверенность знающего, и азарт увлеченного своим делом человека.

"Валентин Николаевич, эти девять лет, когда вас не было в театре, – они того стоили?" – задаю наконец вопрос, который держала давно.

Он снова становится серьезен и признается, что это до сих пор для него сложный вопрос.

"Наверное, на тот момент я поступил правильно. Не думаю, что театру было хорошо без меня. И не думаю, что мне было хорошо без театра", – отвечает спокойно и твердо.

Не думаю, что театру было хорошо без меня. И не думаю, что мне было хорошо без театра, - говорит Елизарьев
© Sputnik / Виктор Толочко
"Не думаю, что театру было хорошо без меня. И не думаю, что мне было хорошо без театра", - говорит Елизарьев

Потом добавляет, что как профессионал определенно получил новый заряд – ставил спектакли на сценах разных стан мира – от Египта до Японии. Прочувствовал, как театральная кухня "варится" в других странах, многое переосмыслил. Теперь есть что добавить и изменить.

Закрывать себя в коробочке было бы неправильно

И все же главной задачей считает создание самодостаточного  национального искусства. Чтобы громкие имена – ну не обойтись без них в балетном и оперном искусстве – были здесь исключительно как приглашенные гости, как ориентир, планка и уровень для наших, белорусских артистов.

"Обязательно нужно общаться со всем миром. Закрывать себя в коробочке было бы неправильно", – убежден Елизарьев. И добавляет, что главную ценность театра видит в мощных профессионалах из своего отечества.

"Мы не гастрольный театр, мы – стационар. Здесь должны работать свои высококлассные специалисты", – говорит он.

Наверное, где-то глубоко в душе Елизарьев всегда верил, что снова сюда вернется. В интервью Sputnik признавался, что и Петипа, и Григорович в свое время уходили из театра и снова туда вернулись.

Елизарьев не относится к тем людям, которым для своей атмосферы нужна любимая чашка, но такую ему уже подарили
© Sputnik / Виктор Толочко
Елизарьев не относится к тем людям, которым для "своей" атмосферы нужна любимая чашка, но такую ему уже подарили

"Конечно, Григорович – мировое имя, и в свои 91 он до сих пор в строю. Ни в коем случае ни на что не намекаю. Просто это подтверждение того, что у этой профессии нет возраста. Главное, чтобы был здоров человек", – говорит он.

И стены, от которых отвык, снова наполняются привычной театральной жизнью. И хотя Елизарьев не относится к тем людям, которым для "своей" атмосферы нужна любимая чашка, кабинет потихоньку наполняется именно его вещами. На стеклянной полке стоит одна из любимых фотографий – репетиция балета "Весна священная", где молодой хореограф показывает в девичьем венке танцовщице какое-то движение. И кофейная чашка с классическим узором "кобальт" уже подарена.

"Важнее будет, какими мыслями, какими моими соратниками будет наполнен это кабинет", – отвечает он на незаданный вопрос.

Валентин Елизарьев в зрительном зале театра
© Sputnik / Виктор Толочко
Валентин Елизарьев в зрительном зале театра

А вот свое знаменитое откидное кресло, из которого смотрел когда-то все спектакли в кулисах, он так и не вернул: "Я теперь спектакли из зрительного зала смотрю. Другой охват. И представляю себя не только руководителем – зрителем. Мне важно почувствовать дыхание зала, услышать ту тишину, которую рождает спектакль. В каких постановках это происходит, а в каких – нет. И понять, почему этого таинства не случилось. И что необходимо, чтобы оно произошло…"

Теги:
Национальный академический Большой театр оперы и балета Беларуси, Валентин Елизарьев, Минск, Беларусь

Главные темы

Орбита Sputnik

  • ЛЭП

    Более 60 тысяч жителей Южной Осетии остались без электроснабжения из-за аварии на участке ЛЭП "Северный Портал – Дзау".

  • Горные лыжи

    Лучшая латвийская горнолыжница начала публичный сбор средств, которые помогут ей полноценно провести наступивший сезон.

  • Электренай ТЭС

    В Литве решили остановить работу восьмого блока крупнейшей в стране тепловой электрической станции в Электренае.