09:52 27 Февраля 2020
Прямой эфир
  • USD2.24
  • EUR2.43
  • 100 RUB3.41
Культура
Получить короткую ссылку
Театральная жизнь (89)
1300180

Союз балетмейстера и хореографа Валентина Елизарьева и оперного режиссера Маргариты Изворска-Елизарьевой – одна из самых известных творческих семей в Беларуси. Sputnik поговорил с ними о том, легко ли двум творческим личностям ужиться в пространстве одной семьи.

Светлана Лицкевич, Sputnik

В свое время их нередко упрекали в семейственности (хотя работали в разных жанрах), поэтому даже сейчас уговорить на совместное интервью их не так и просто. И первое время Маргарита Николаевна старалась держаться в тени — заваривала чай, хлопотала над угощением, оставив Валентину Николаевичу право вести разговор.

О самом важном балете

В кабинете у Елизарьевых огромное количество книг. "Они скоро выселят нас", — как бы извинялся мэтр. Краем глаза замечаю, книги не только профессиональные — по психологии, философии, факсимильное издание Мицкевича, очень много книг по истории искусств, мемуаров, классики.

Мы разбираем необъятный фотоархив Елизарьева, в котором — все 36 лет его работы в Большом театре Беларуси. Я не заядлый балетоман, но по этим кадрам вспоминаю самые знаковые события культурной жизни еще с самого детства. Вот — чуть растерянный Дьявол из "Сотворения мира" — балета, который сразу после его премьеры в 1976 году назвали "событием в культурной жизни Европы", а вот — сцены из "Весны священной" Стравинского — действа, которое у многих постановщиков обернулось грандиозным провалом.  У Елизарьева оно получилось. Причем дважды. В 1986 и 1997 годах, в разных редакциях. А вот "Страсти (Рогнеда)" — спектакль, на который, помню, студентами толкались в очередях в кассах театра оперы и балета. Очень уж хотелось увидеть событие, о котором говорил весь город.

Журналист Sputnik в гостях у Елизарьевых
© Sputnik Сергей Лескеть
Журналист Sputnik в гостях у Елизарьевых

Я попросила Валентина Николаевича выбрать кадры из постановок, которые он считает самыми важными. Он долго размышлял, а потом признался, что не может выбрать. А когда мы смотрим фото, о каждом спектакле говорит так, будто он и есть для него самый важный.

О пользе шпаргалок

Они вместе уже 46 лет. И признаются, что "страсти бушуют до сих пор". Все ж таки — два творца, два постановщика в одной квартире. А на вопрос, кто же "главреж" в этой семейной постановке, Валентин Николаевич говорит:

"Я всегда прислушиваюсь к супруге, во всех творческих вопросах. Она очень образованный человек (Маргарита Николаевна — профессор, доктор философских и педагогических наук — Sputnik). Для меня важно ее мнение".

Валентин Елизарьев с женой Маргаритой Изворска-Елизарьевой
© Photo : из архива Валентина Елизарьева
Валентин Елизарьев с женой Маргаритой Изворска-Елизарьевой

"Мы абсолютно разные люди на бытовом уровне. Он любит рыбу, а я ее ненавижу. Но не это главное. Важно, что "вкусы творческие" у нас совпадают. Нам интересно понять  мышление другого, посмотреть на мир и на жизнь с другой точки зрения. Стараемся понять друг друга, не ограничивая свободу существования", — сказала Маргарита Николаевна.

Он называет ее "Марге" и часто поправляет слова, которые она от волнения употребляет неправильно — акцента почти не слышно, но проскакивающие иногда неправильные слова выдают в ней иностранку. Всю жизнь они живут на две страны — Беларусь и Болгарию, откуда родом Маргарита Николаевна. Там жили ее родители, там живет сейчас их сын, внуки. И половина сердца всегда там. Другая половина — дорогие сердцу дочь, добрый и тонкий человек, и Минск — всегда здесь.

"Мы за это благодарны ставшей родной нам Беларуси", — единодушно признались оба.

Сцена из балета Спартак в постановке Валентина Елизарьева
© Photo : из архива Валентина Елизарьева
Сцена из балета "Спартак" в постановке Валентина Елизарьева

Когда она поступила на первый курс Ленинградской консерватории, учиться на режиссера оперы, студент-третьекурсник Елизарьев сразу заметил юную иностранку. И хотя Маргарита Николаевна ставит это под сомнение, он глубоко уверен — инициатором отношений всегда становится мужчина. А на вопрос, почему не выбрал спутницу среди балерин, сплошной музыки и поэзии, серьезно отвечает, что такие дела вершатся не по внешним данным.  

"Он меня покорил тем, что мог подолгу читать наизусть стихи на болгарском языке. Моих любимых символистов! И не просто познакомил с любимым Ленинградом, но и передал свою любовь к нему. Невозможно было не влюбиться в них обоих. Он разрешал ходить к нему на экзамены — у нас тогда была одна кафедра и я не пропускала возможности посмотреть его постановки. Уже тогда я чувствовала, что в нем таится гениальность. Я так говорю всегда, хотя многих это и раздражает. Но я действительно так считаю. Гениальность, как понимание того, что его подсознание быстро выдает тот сто первый вариант, который и оказывается верным, до которого другие творческие люди просто никогда не додумаются. Кстати, он всегда давал мне свои шпаргалки к экзаменам", — неожиданно завершила Маргарита Николаевна.

Маргарита Изворска-Елизарьева
© Sputnik Сергей Лескеть
Маргарита Изворска-Елизарьева

"Шпаргалки — отличный способ все привести в систему и запомнить. Я их писал, но не пользовался — все оставалось в голове. А в Ленинграде я прожил девять лет — сначала учился в Вагановском училище, потом в консерватории — было что показать и рассказать", — улыбнулся Елизарьев.

Ее родители не были в восторге от балетного зятя. В Болгарии в ту пору эта профессия уважения не внушала. Он не стал их ни в чем убеждать, сказал только "я однолюб". Слово оказалось верным — подтверждает уже 46 лет.

"Валентин Николаевич производит впечатление угрюмого человека со сложным характером. Но это не совсем так. Для тех, кого любит, он — душа. Моя мама очень долго и тяжело болела. И когда мы приезжали — он часами сидел возле нее, держал за руку, слушал ее. Она доверяла ему больше, чем мне. Времена тогда были тяжелые — развал Союза, кризис в соцлагере. И все премии, гонорары — он все отдавал на уход за моими родителями. У него всегда так — если он любит человека, даже не так — если он сопричастен человеку, он будет помогать, не задумываясь, во что это выльется. Во время армяно-азербайджанского конфликта у него родственники оставались в Баку — стоило немалых трудов их всех оттуда перевезти. Но он этого сделал. Он всегда считал, что если люди достойны — помочь надо любой ценой", — Маргарита Николаевна во время этого монолога все чаще употребляет слова в неправильных формах.

Валентин Елизарьев на репетиции в театре
© Photo : из архива Валентина Елизарьева
Валентин Елизарьев на репетиции в театре

О Минске, в который приехал на один спектакль

Они поженились уже через полгода после их встречи. Когда Валентин Николаевич закончил консерваторию, молодая семья планировала уехать в Болгарию.

"У меня на руках уже было приглашение из Софийской народной оперы, т.е. национальной. Но меня вызвали в Москву, в министерство и сказали — мы вас не для того столько лет учили, чтобы вы все свои знания увезли в другую страну. Или едете, куда направят, или отправляйтесь в армию", — рассказал Елизарьев.

В ту пору министерство культуры БССР как раз искало балетмейстера. Впрочем, нельзя сказать, что распределение в Минск оказалось "ссылкой". 26-летний выпускник консерватории сразу возглавил минский балет. Правда, он не был заурядным студентом — за спиной уже была победа во всесоюзном конкурсе.

"Я не планировал здесь задержаться. Думал, что приеду, поставлю один спектакль и уеду, а остался на всю жизнь. Полюбил театр, труппу, город, ко мне здесь очень хорошо отнеслись. После "Сотворения мира" меня пригласил к себе П. М. Машеров и сказал: "Мы перед вами в долгу". Я не понял, что это значит. Но через неделю я получил первую в жизни квартиру, смог привезти сюда семью — у нас уже сын был. Мне везло на хороших людей. Очень долго везло", — в этом месте Валентин Николаевич сделал долгую паузу. Потом негромко продолжил:

"Я прожил замечательные творческие годы в театре. Сейчас пытаюсь реализоваться в своих учениках. Шесть лет я уже вне театра. Уход, конечно, был для меня эмоциональным стрессом. Но я пережил это", — спокойно говорит он.

Портрет Валентина Елизарьева в гостиной балетмейстера
© Sputnik Сергей Лескеть
Портрет Валентина Елизарьева в гостиной балетмейстера

Сейчас, когда все уже перегорело, он говорит об этом без эмоций. А в первые дни без театра, когда по привычке рано вставал и понимал, что никуда идти не надо, было непросто. После завершения реконструкции театра Валентину Николаевичу, который до этого совмещал должности худрука и директора последние 8 лет, предложили остаться только в должности худрука — в должности, на которую он пришел еще выпускником. Уход был шумным.

"Я пережила уход легко (Маргарита Николаевна, возглавлявшая тогда белорусскую оперу, написала заявление об уходе вместе с мужем — Sputnik). Мы очень благодарны тогдашнему ректору Белорусской академии музыки Александру Рощупкину, который в то непростое время не отвернулся от нас, как многие. Сейчас мы стараемся понять и творчески раскрыть все способности и таланты своих студентов", — рассказала она.

Но в театре они продолжали бывать. Теперь уже как зрители. Первое время было непросто. Когда сотрудник служебного гардероба сообщал, что они больше не могут здесь раздеваться. За все годы, что прошли после ухода, их ни разу не пригласили в театр, которому отдано 36 лет.

В свое время подобная история была и у Петипа, и Григоровича, но опыт других мало согревает, когда теряешь то,  в чем видел смысл жизни.

"Премьеры я до сих пор не пропускаю. Первое время после ухода я еще ходил на свои спектакли, но они шли неряшливо, плохо отрепетированные. Брошенные. Было тяжело это видеть, я просто заболевал, глядя на это. Сейчас все уже в прошлом и на свои спектакли я не хожу", — рассказал Елизарьев.

"Он более склонен прощать, чем я. Он мне всегда говорит — иди вперед, не оглядывайся, не живи прошлым. Мне повезло, что рядом со мной живет человек высочайшего уровня постижения своей профессии", — призналась Маргарита Николаевна.

Елизарьев в ходе репетиции с артистами балета
© Photo : из архива Валентина Елизарьева
Елизарьев в ходе репетиции с артистами балета

"Наконец-то созналась", — улыбнулся Елизарьев.

Жизнь постепенно обрела свой темп, сейчас у каждого из них студенты, лекции.  После ухода из театра у Елизарьева было много приглашений — балетмейстера с мировым именем хотели заполучить многие театры. Но он не согласился. Сказал, что больше не хочет отдавать все театру и вновь терять его. Сейчас он ставит спектакли в разных странах — несколько постановок в Японии и Египте, например, позволяют не думать о средствах к существованию. Его приглашают как члена жюри на многие  международные конкурсы балета — после завершения сессии в Академии музыки Елизарьев поедет в Сочи на VI Международный конкурс Юрия Григоровича "Молодой балет мира".

О жизни в тени и под солнцем

Хотя заслуг и научных степеней у Маргариты Николаевны не меньше, чем у супруга, она всегда в его тени. Признается, что никогда по этому поводу не переживала.

"Это мой осознанный выбор. Либо ты выбираешь жизнь под солнцем, хотя и в тени, либо без него. Жить с неинтересным блеклым человеком может и удобно. Но не интересно. А жизнь с таким человеком строит и характер, и волю. Выдержать, устоять, реализоваться. Стараться быть на уровне — хотя бы для того, чтобы не уронить авторитет человека, который рядом с тобой", — убеждена она.

Валентин Елизарьев
© Sputnik Сергей Лескеть
Валентин Елизарьев

Супруги признаются, что страсти у них до сих пор бушуют нешуточные, зато будни не стали серыми.

"Творческая личность сложная, конфликтная личность. Нас держит взаимный интерес друг к другу, который мы до сих пор не потеряли. Этот интерес и помогает нам прощать мелкие сложности и недостатки в быту. Мы два острых камня, которые обтачиваются друг о друга", — признается Маргарита Николаевна.

Сейчас в доме все готовятся к приезду из Болгарии внуков. Мальчики говорят на русском и на болгарском, учат китайский и английский, рисуют, занимаются музыкой и карате. А еще обожают приезжать к дедушке с бабушкой в Минск. Маргарита Николаевна признается, что она — бабушка любящая, но строгая.

"А Валентин Николаевич чаще всего их балует, он просто млеет, когда они его обнимают. Очень хорошие детки, скучают. Когда старший был маленьким, он нас видел на экране компьютера — общаемся-то чаще всего по скайпу — и монитор кидался обнимать. Летом, после всех экзаменов и конкурсов туда полетим. Так и летаем всю жизнь", — заключила Маргарита Николаевна.

Валентин Николаевич дал интервью на радио Sputnik. Слушайте его в подкастах на сайте Sputnik Беларусь.

Темы:
Театральная жизнь (89)
Теги:
Маргарита Изворска-Елизарьева, Валентин Елизарьев, Минск, Беларусь

Главные темы

Орбита Sputnik