Рубить рублем: что мешает введению единой валюты Союзного государства

© Sputnik / Рамиль Ситдиков / Перейти в фотобанкРоссийские рубли
Российские рубли - Sputnik Беларусь, 1920, 12.01.2022
Подписаться на
Заявление во время ежегодной пресс-конференции президента России Владимира Путина о том, что единая валюта Союзного государства вопрос, возможно, будущего, прозвучало в контексте рассуждений о планомерной синхронизации экономических систем России и Беларуси.
Слова Путина подчеркивают мысль о том, что уровень нашей интеграции еще далек от достигнутого в ЕС, на примере которого можно понять, какие риски заключает введение единой валюты, уверен колумнист Sputnik Николай Левчук.

Евро: 20 лет спустя

1 января в ЕС отметили 20-летие наличного евро. В этот день 20 лет назад в 12 странах ЕС начался процесс окончательного отказа от национальных валют в пользу евро. К тому времени единая европейская валюта уже три года применялась в безналичных расчетах. В первый день 2002 года банкноты и монеты наличного евро стали появляться в торговом обороте Австрии, Бельгии, Германии, Греции, Ирландии, Испании, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Португалии, Финляндии и Франции. Теперь можно подвести итоги ожиданий двадцатилетней давности.
Евро стал резервной валютой мирового значения, что обусловлено совокупной экономической мощью входящих в еврозону стран, подкрепляющей стабильность единой валюты. По данным SWIFT, доллар в ноябре прошлого года занимал долю в 39,16% от международных расчетов, а евро — 37,66%. Кроме доллара и евро, в пятерку самых популярных для трансграничных операций валют входят фунт стерлингов, японская иена и китайский юань.
В экспертном сообществе даже обсуждается вопрос о том, что евро может потеснить доллар в качестве ведущей мировой резервной валюты. И хотя в обозримой перспективе это представляется маловероятным, но постановка вопроса говорит сама за себя. По этому поводу директор по инвестициям датского Saxo Bank Стин Якобсен сказал, что для выхода евро на первую позицию необходим опережающий рост ВВП по сравнению с остальным миром и достаточно высокая процентная ставка Европейского центрального банка, а эти предпосылки сейчас отсутствуют.
Еще одна надежда, связанная с евро, касалась Великобритании, которая, как предполагалась, вступит в еврозону. Но Brexit сделал ее полностью неоправдавшейся. Наивность этой надежды состояла в том, что Великобритания по умолчанию считает себя самодостаточным геополитическим игроком по праву "глобальной Британии", о чем недавно проговорился ее премьер-министр Борис Джонсон. Так что скорее доллар "подчинится" фунту стерлингов, чем Великобритания когда-либо окажется в еврозоне.
Предсказуемые риски еврозоны были связаны с тем, что северные страны вроде Германии будут "платить по счетам" южных. Так оно и случилось – едва ли не десятилетие длилась общеевропейская борьба с перманентным экономическим кризисом в Греции, была и стагнация в Италии. Этот прогноз сбылся.

Греческий огонь

Экономические достижения стран еврозоны во многом ассоциируются с преимуществами беспрецедентного по масштабам валютного союза. Достаточно сказать, что суммарный ВВП 12 государств-первопроходцев использования евро вырос в полтора раза за последние два десятилетия. Без единой валюты темпы роста, скорее всего, были бы значительно ниже. Но это оказалось игрой в "слабое звено": вступление в еврозону для стран Южной Европы стало одновременным выходом из зоны экономического комфорта.
>>> Убийство малого бизнеса? Что говорят ИП о новом Налоговом кодексе
Прежде правительство Греции могло воспользоваться таким инструментом как девальвация национальной валюты, чтобы стимулировать экспорт, спасти от банкротства предприятия частного сектора и привлечь туристов. Но при введении единой валюты многие национальные производители просто не выдержали конкуренции и ушли с рынка, а вместо них пришли крупные зарубежные корпорации. И это темная сторона валютной интеграции в ЕС, апологеты которой провозглашают свободу малому и среднему бизнесу, а на деле он скармливается транснациональным акулам.
Правда, подобное больше касается "южан" вроде Греции и Болгарии с заведомо слабыми экономиками. Сильные, такие как Германия и Франция, диктуют свои условия, но они же платят по счетам в ЕС, принимая риски более слабых. Зато "южане" могут воспользоваться дешевыми кредитными ресурсами, но это не всегда помогает, поскольку их экономики подсаживаются на кредитную иглу и начинают лихорадить, что и наблюдалось на примере Греция, которая только-только начала выходить из долгового кризиса. Ситуацию усугубляет то, что на стороне сильных, за которыми как правило стоят транснациональные корпорации, в ЕС играет МВФ.
Патовая ситуация греческого кризиса в еврозоне возникла из-за нарушения внутренних "правил игры", установленных самими же архитекторами ЕС. Уже при вступлении Греции в еврозону в 2002 году она не соответствовала ни одному из пресловутых конвергенционных (Маастрихтских) критериев, согласно одному из которых государственный долг страны-кандидата в ЕС не должен превышать 60% ВВП. Учитывался и целый ряд других экономических показателей, отчетность по которым в случае с Грецией была искажена.
>>> Беларусь или Россия: где выгоднее открыть ИП
Страну во что бы то ни стало втаскивали в еврозону, рассчитывая, видимо, на расширение сферы влияния евро и связанный с этим профит, а потом таким же образом спасали ее экономику, постоянно задаваясь вопросом "а стоит ли овчинка выделки?" Впрочем, с развитием долгового кризиса в невыполнении требований Маастрихтских соглашений по допустимому объему дефицита бюджета в свое время были замечены все страны ЕС, кроме Финляндии и Люксембурга. Это привело к общему нарастанию государственного долга, который у Греции и Италии в 2009 году превысил 100% ВВП.

Дорогу осилит идущий

Системная проблема валютного союза ЕС заключается в противоречии между кредитно-финансовой политикой, централизованно контролируемой ЕЦБ, и налогово-бюджетной, проводимой каждой страной по отдельности. Это означает, что государства, обладая экономиками с разными уровнями развития, лишаются важнейшего макроэкономического инструмента в виде кредитно-финансового регулирования.
В той или иной мере это противоречие свойственно любому валютному союзу, но в Союзном государстве или ЕАЭС сможет нивелироваться гораздо большей, чем в ЕС, однотипностью экономик. К тому же создание единого эмиссионного центра (наподобие Европейского центрального банка) в постсоветских союзных объединениях рассматривается лишь в отложенной перспективе. Очень важно достижение экономического суверенитета, а не полное растворение в финансовом котле, огонь под которым разводят транснациональные корпорации при помощи "зажигательных смесей" МВФ.
Стандартный пакет рекомендаций МВФ по стимулированию кризисных экономик, таких как греческая, направлен на то, чтобы обеспечить обслуживание госдолга в условиях снизившихся из-за кризиса бюджетных доходов. Для этого, по мнению МВФ, необходимо сократить расходы, уменьшив дефицит бюджета. Однако систематическое сокращение реальных госрасходов порождает цепную реакцию, приводящую к воспроизводственному коллапсу закредитованности экономик. Применение такой политики в Греции привело к тому, что уровень ВВП здесь упал гораздо сильнее, чем ожидалось, а госдолг взлетел, начались массовые манифестации.
>>> Самая дешевая – $20 тысяч. Что будет с ценами на квартиры в 2022-м?
Очевидно, что в таких условиях для Греции более благотворной была бы суверенная кредитно-денежная политика без оглядки на Брюссель и "рецепты" МВФ. Но при реальном, а не мнимом соответствии конвергенционным критериям ЕС евро стало бы благом для нее, что можно наблюдать на примере Германии. Стоит ли удивляться, что ввиду европейского опыта на высшем уровне Союзного государства пока звучат осторожные прогнозы в отношении единой валюты – сначала сближение налогового и таможенного дела и законодательства, синхронизация экономик и лишь потом – введение единой валюты. С другой стороны, дорогу осилит идущий, и в этом смысле ЕС 20 лет назад продемонстрировал пример политической воли.
Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала