"Диагноз" СОП: помощь семье или наказание за неблагополучие?

© Sputnik / Александр Кожохин / Перейти в фотобанкРабота детского сада, архивное фото
Работа детского сада, архивное фото - Sputnik Беларусь
Подписаться на
НовостиTelegram
Многие семьи, находящиеся в социально опасном положении, уверяют, что этот "постыдный диагноз" им поставили без причин. Социальные службы настаивают, что безосновательно оказаться в СОП просто невозможно, и это не наказание, а помощь.

МИНСК, 20 янв — Sputnik. За девять месяцев 2017 года в Беларуси почти 19,5 тысяч детей были признаны находящимися в социально опасном положении (СОП) и поставлены на учет, 2149 детей нуждались в госзащите и были отобраны у родителей. При этом большинство неблагополучных родителей утверждают, что их детям поставили этот "постыдный социальный диагноз" незаслуженно. Однако представители учреждений образования уверяют: если в семье все в порядке, никто не будет ставить ее в СОП и тем более забирать детей. Кроме того, они убеждены, что это не наказание, а способ помочь людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, и стимул для них вернуться к нормальной жизни.

Паша и Полина с родителем-воспитателем Светланой - Sputnik Беларусь
Гороховый суп был деликатесом: как Паша и Полина научились жить заново

Чтобы выяснить, действительно ли можно попасть в социально опасное положение без серьезных причин, корреспондент Sputnik Ирина Петрович побывала вместе с членами комиссии по делам несовершеннолетних в одной из семей с таким статусом.

Как семья Анастасии оказалась в СОП

Семья Анастасии, в которую мы отправились вместе с представителями комиссии по делам несовершеннолетних администрации Московского района, социально-педагогического центра и педагогами детского сада, уже несколько месяцев находится в социально опасном положении. До этого у девушки уже забирали детей, но она, благодаря своим стараниям, сумела их вернуть. Однако полностью наладить быт, чтобы избавится от статуса СОП, у нее пока не получается.

"Анастасия — мама троих несовершеннолетних детей 2013, 2015 и 2016 года рождения. У нее две девочки и мальчик. Они сейчас находятся в социально опасном положении, курирует их детский сад. Двое детей посещают детский сад, а третья девочка еще не организованная, поэтому пока мама находится в декретном отпуске", — дает краткую справку о семье социальный педагог Социально-педагогического центра Московского района города Минска Елена Чикилева.

По ее словам, Анастасия в отношении младшей девочки — мать одиночка, у двоих старших детей был отец, но он лишен родительских прав в 2016 году.

© Sputnik / Вера ДашкевичБольшинство неблагополучных родителей утверждают, что их детям поставили этот "постыдный социальный диагноз" незаслуженно
Минский двор, жильцы которого часто вызывают милицию  - Sputnik Беларусь
Большинство неблагополучных родителей утверждают, что их детям поставили этот "постыдный социальный диагноз" незаслуженно

"В настоящее время Анастасия проживает с тремя детьми в двухкомнатной благоустроенной квартире. На учет ее поставили в ноябре 2017 года по инициативе детского сада. Это случилось из-за большой задолженности по коммунальным платежам и тяжелого материального положения", — объясняет социальный педагог.

Мать Анастасии была лишена родительских прав, а сама девушка воспитывалась в интернате.

Когда появляется малыш, маленькие мамы часто теряются, ведь они не умеют жить в семье - Sputnik Беларусь
Распутница или жертва: почему маленькие мамы в Беларуси никому не нужны

С самого детства жизнь у девушки тяжелая. По мнению Елены Чикилевой, такие жизненные обстоятельства повлияли на то, что девушка была не готова к взрослой самостоятельной жизни, созданию семьи и налаживанию быта. "Дети Анастасии в 2016 году признавались нуждающимися в государственной защите, отбирались из семьи, и помещались на государственное обеспечение. Они находились в детском доме и в доме ребенка. Но Анастасия очень старалась, поэтому ей вернули детей. Она очень привязана к детям, очень их любит. Дома ремонт сделала, спальные места для детей организовала. На суде она доказала, что ей можно вернуть детей. И ей их вернули. Она очень старается, но у нее не хватает жизненного опыта, педагогического потенциала в воспитании детей. Анастасии во всем нужна помощь и поддержка, нужно, чтобы ее все время кто-то "вел", — рассказала она.

Несмотря на все старания девушки, ее семья и сейчас находится в сложной ситуации. Пока дети были на государственном обеспечении, из ее зарплаты удерживались деньги за их содержание, из-за чего у нее накопился внушительный долг за коммунальные услуги.

"Сейчас долг Анастасии составляет около 500 рублей за ЖКХ, еще есть долг за электроэнергию. Естественно, они копятся. Она находится в декретном отпуске, получает только пособие, дополнительной помощи нет, отец  детей алименты не платит. Все это стало причинами тяжелого материального положения", — назвала основную причину попадания в СОП социальный педагог.

План спасения

Для детей Анастасии, как и для всех детей, попавших в социально опасное положение, был разработан индивидуальный план защиты прав и законных интересов несовершеннолетних.

Маленьким мамам приходится повзрослеть досрочно - Sputnik Беларусь
Самое сложное – ходить с животом в школу: откровения 15-летних мам

"Мероприятия, которые включены в план, осуществляются с помощью межведомственного взаимодействия: по месту работы, с коммунальщиками, с территориальным центром, в учреждении образования. Содержать троих детей, оплатить коммуналку, детский сад, детей одеть и обуть — все это очень сложно. Преимущество плана работы с семьей в том, что все ведомства должны оказать необходимую помощь: материальную, юридическую, психологическую, социальную, после чего семья будет выведена из сложной жизненной ситуации", — отметила Елена Чикилева.

Социальный педагог уверена, что в СОП нет ничего зазорного: жизненные затруднения могут случиться с каждым. Семьи ставят на учет не для того чтобы пристыдить, а чтобы помочь им. "Цель СОП — помочь семье в трудной ситуации. Мы заботимся о детях и не позволяем довести до такой ситуации, когда их необходимо будет забрать из семьи. Лучше поставить семью в социально опасное положение, поработать с ней полгода, устранить все проблемные моменты, чтобы защитить права детей и сохранить семью. С целью оказания материальной         помощи, а для многодетных семей это особенно важно, дети из таких семей питаются в учреждениях образования бесплатно, дети могут бесплатно оздоровиться в лагерях. Материальная составляющая в рамках этой помощи очень большая. Это важно для семьи", — заключила Елена Чикилева.

"Это может случиться с каждым"

Дверь проверяющим открыла сама Анастасия — хрупкая девушка небольшого роста с маленькой голубоглазой девочкой на руках. Она спокойно пропустила всех в квартиру и начала показывать, как живут ее дети. Когда члены комиссии начали задавать вопросы о каждом ребенке, она подробно и четко ответила на них. Видно, что девушка любит своих детей и старается всячески улучшить их жизнь и сделать так, чтобы они ничем не отличались от других.

История Анастасии похожа на многие другие истории бывших сирот. Девушка окончила 9 классов, потом сама обучалась в интернете. "После совершеннолетия я получила эту квартиру, вышла замуж и родила детей. Но у мужа были проблемы с алкоголем. Он не работал, забирал у меня все деньги из пособия на детей и пропивал их с дружками. Из-за всех этих проблем у нас в 2016 году забрали детей. Но я сделала все, чтобы их вернули", — без надрыва рассказывает Анастасия.

© PixabayИзъятие ребенка из семьи - это крайняя мера, когда родители не пытаются исправить ситуацию
Мама с ребенком, архивное фото - Sputnik Беларусь
Изъятие ребенка из семьи - это крайняя мера, когда родители не пытаются исправить ситуацию

В итоге мужа девушки лишили родительских прав, но он и сам не очень стремился быть рядом с детьми. После этого ее жизнь потихоньку начала налаживаться, но проблемы не исчезли. Сейчас Анастасия понемногу гасит задолженность за услуги ЖКХ, но сумма погашения все равно для нее достаточно внушительная. Тем не менее, она не унывает.

"Сейчас живем с детьми, добиваемся чего-то потихоньку. Детям хорошо, они не жалуются, живем спокойно. Я очень стараюсь, мы очень стараемся. Жалоб со стороны различных служб на меня нет. Дети ходят чистые, накормленные", — делится достижениями многодетная мать.

Женщина плачет - Sputnik Беларусь
Жертва семейного насилия: очень долго я считала, что все так живут

Свой статус СОП она воспринимает спокойно. Признается даже, что без помощи представителей сада, приюта было бы намного сложнее налаживать быт. "Все наши ведомства помогают, чем могут. Добиваются того, чтобы мои дети жили в лучших условиях. Помогли, например, унитаз поменять, собираются помочь с другой сантехникой. Никто не отказывает в помощи, когда нам что-то нужно. В детском садике нам стараются помочь. Детям там хорошо, никаких вопросов к ним нет", — уверяет Анастасия.

По ее словам, она мечтает только об одном: чтобы дети скорее выросли.

"Скорей бы их поднять уже. Конечно, тяжело растить их одной, но как-то "змагаюсь", не жалуюсь. Муж никак не помогает нам. Он — госдолжник. Денег не дает, детьми не интересуется. Он к нам никак не относится, но нам от него ничего не надо. А мы с детьми живем дальше и идем своим путем", — призналась девушка.

Семья Анастасии уже не в первый раз оказывается в социально опасном положении, но ничего страшного в этом она не видит. "В СОПе сколько состою, никаких нареканий к комиссии нет. Они же не кусаются. Это может случиться с каждым, кто попадает в сложную жизненную ситуацию. Нас сначала поставили в социально опасное положение по одной причине, а сейчас уже по другой. Тут нечего бояться. Никто сразу не придет и не отберет у тебя детей. Мы уже это прошли, и я это понимаю", — объяснила свою позицию она.

"В СОП не ставят без причин"

Случаи, когда родители, как Анастасия, не против постановки в социально опасное положение, встречаются нечасто. Как правило, возмущены этим решением даже те, кто ведет асоциальный образ жизни, и кто не уделяет ребенку никакого внимания. Они уверены: ставят в СОП, а потом и изымают детей из семьи, незаслуженно.

Директор детского дома Умiт Майра Бейсеканова - Sputnik Беларусь
Директор детского дома: надеюсь, когда-нибудь останусь без работы

"Для выявления детей, попавших в социально опасное положение, выработана целая система, четкие критерии, прописаны законодательно. Для того чтобы признать ребенка находящимся в социально опасном положении, проводится социальное расследование, изучаются условия проживания, выслушиваются родители, опрашиваются мнения всех служб — медиков, милиции, РОЧС — и коллегиально на совете профилактики в учреждении образования принимается решение, ставить в СОП или нет.

Чтобы поставить на учет, нужны серьезные причины: частые скандалы между родителями или родственниками, алкоголизм, тунеядство, опасность насилия над ребенком в семье. Это делается с целью профилактики, чтобы предотвратить серьезные последствия. За время нахождения в СОП у родителей есть шанс измениться и сохранить семью", — комментирует ситуацию заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних администрации Московского района Светлана Кудина.

Она убеждена: ничего предосудительного в СОП нет. "Есть разные жизненные ситуации: невозможность самому справиться с алкогольной зависимостью, нехватка у родителей знаний и умений для самостоятельной жизни и воспитания ребенка, нежелание работать, нежелание и неумение содержать в чистоте и порядке дом, воспитывать своих детей, и другое", — отметила она.

© Sputnik / Артем БордовскийЧтобы признать ребенка находящимся в СОП, проводится социальное расследование, изучаются условия проживания, выслушиваются родители и опрашиваются мнения всех служб
Тюбинг – главное современное средство для катания  - Sputnik Беларусь
Чтобы признать ребенка находящимся в СОП, проводится социальное расследование, изучаются условия проживания, выслушиваются родители и опрашиваются мнения всех служб

В таких случаях постановка в социально опасное положение помогает выйти из сложной ситуации: в семьи приходят кураторы, которые могут помочь, рассказать, что нужно делать, лишний раз проконтролировать. "Как минимум полгода такую семью пытаются привести в чувство, изменить ситуацию к лучшему. И только когда результата нет — ребенка забирают в приют, не лишая родителей родительских прав. И здесь родителям дается шанс на исправление ситуации — устроиться на работу, пролечиться от алкогольной зависимости, привести в порядок дом… Если родители исправляются, то дети возвращаются в семью", — рассказала Светлана Кудина.

Именно так получилось с семьей Анастасии.

"Кто вам скажет: "Я плохой, заберите детей?"

Если за время нахождения в социально опасном положении в семье ничего не меняется, тогда принимается решение изъять детей из семьи, но для этого также нужны веские причины. "Не все родители с решением комиссии об изъятии детей соглашаются. Но прежде чем отобрать ребенка, признать его нуждающимся в государственной защите, проводится большая работа. Безосновательно никто никого забирать не будет", — уверяет заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних администрации Московского района.

По ее словам, чаще всего детей изымают из семей, где есть проблемы с алкоголем: либо один из родителей злоупотребляет, либо оба. "Причем они не считают это поводом для постановки в социально опасное положение. Для них не работать и пить — это норма жизни. У них свои нормы, свои критерии, своя реальность и свой социум, в котором они находятся. Они так живут", — пояснила Светлана Кудина.

Она обратила внимание на то, что еще до изъятия ребенок находится в социально опасном положении, и службы все делают для того, чтобы исправить эту ситуацию: изменить отношение родителей к жизни, мотивировать на поиск работы, улучшить условия проживания, избавиться от зависимостей, наладить отношения с близкими.

"Изъять — это уже крайняя мера, когда уже нет выхода, когда родители нас просто не слышат. Например, приходит мама на заседание комиссии с запахом алкоголя, и начинает доказывать, что не пьет. Некоторые родители напиваются и даже не являются на заседание комиссии, потому что не в состоянии. А через несколько дней приходит осознание, когда проходит алкогольный запой. Они приходят и рассказывают, какие они хорошие. Пугают тем, что будут жаловаться, что у них без причины забрали детей", — рассказала чиновник.

Но жалобы членов комиссии по делам несовершеннолетних, не пугают, потому что есть определенные процедуры, только после соблюдения которых ребенка могут забрать из семьи, находящейся в социально опасном положении. "Кто вам добровольно скажет: "Я плохой, я алкоголик, заберите детей"? Никто. Собираются документы, на заседании комиссии рассматривается вопрос изъятия детей. Выслушиваются все стороны, родители приглашаются. И по результатам рассмотрения комиссия решает, забрать детей из семьи, или нет. Но самое главное — это оказать помощь на ранних стадиях неблагополучия, не доводить ситуацию до изъятия ребенка из семьи. Именно сохранение родной семьи ребенка и является, в конечном итоге, главной целью политики государства", — подытожила Светлана Кудина.

Лента новостей
0