01:18 25 Мая 2019
Прямой эфир
  • USD2.08
  • EUR2.33
  • 100 RUB3.22
Пограничники патрулируют зону отчуждения в Наровлянском районе

Мародеры, блогеры и лошади Пржевальского: кто переходит границу в зоне

© Sputnik / Виктор Толочко
Беларусь.Live
Получить короткую ссылку
74860

Охотники за грибами, ягодами, оленьими рогами, да и просто любители острых ощущений не перестают пробираться на запрещенные территории.

Итальянский блогер, совершая экстремальное путешествие вблизи Чернобыля, решил продемонстрировать своим зрителям участок, как ему казалось, неохраняемой границы между Украиной и Беларусью.

Молодой человек был настолько уверен, что в зоне отселения, где проходит граница, никому нет дела до праздношатающейся в зарослях леса публики, что вызвал такси из Минска (!) в Хойники к КПП в Полесском государственном радиационно-экологическом заповеднике - в самый центр охраняемой зоны.

Успел ли итальянец заплатить таксисту, не известно. Только последнего развернули пограничники с предупреждением и без пассажира. Самого блогера задержали до выяснения обстоятельств.

Почему в последнее время количество желающих незаконно пересечь границу уменьшилось, выяснила корреспондент Sputnik Тамара Зенина.

У каждого пограничника, отправляющегося в зону, при себе должен быть прибор индивидуального дозиметрического контроля
© Sputnik / Виктор Толочко
У каждого пограничника, отправляющегося в зону, при себе должен быть прибор индивидуального дозиметрического контроля

Прогуляться из Украины в Беларусь?

Через радиационно-экологический заповедник, в народе называемый зоной отчуждения, проходит больше 120 километров белорусско-украинской границы.

В советское время авария на Чернобыльской АЭС на какой-то период стерла эту границу, засыпав близлежащие территории двух соседок — Беларуси и Украины — общим горем.

За прошедшие тридцать лет некогда братские республики успели отдалиться геополитически и в некотором смысле создать свою "зону отчуждения".

Еще десять лет назад никто бы не подумал, что Беларусь с целью предотвращения угрозы извне будет всячески укреплять именно южные границы.

"Мы и раньше охраняли эту границу, но с воздуха или по периметру заповедника. Теперь несем службу непосредственно в самом заповеднике и всячески усиливаем южное направление", – констатирует начальник отдела управления охраны границы майор Александр Красулин.

У многих заброшенных домов до сих пор весной распускаются цветы
© Sputnik / Виктор Толочко
У многих заброшенных домов до сих пор весной распускаются цветы

Полгода назад был открыт новый погранпост в Наровле, на долю которого из всей границы приходится самый длинный отрезок – почти 60 километров. Остальная граница проходит через Хойникский и Брагинский районы.

Прямо сейчас в зоне отчуждения продолжается демаркация белорусско-украинской границы.

"Демаркация – достаточно трудоемкий процесс. Граница не должна быть обозначена только на карте. Это делается для того, чтобы не было спорных территорий, ну и чтобы никто не думал, что здесь можно просто так прогуляться из Украины в Беларусь", – объясняет майор Красулин.

Надо отметить, средств на безопасность не жалеют. Только один с виду обычный микроавтобус, а по факту – мобильная система обнаружения радиоактивных и ядерных материалов, обошелся почти в полмиллиона долларов!

Техническое оснащение нашей границы позволяет сегодня не выпускать с территории заповедника ни одной необследованной машины и даже считывать данные с движущихся объектов.

"Датчики срабатывают, даже если радиационный объект находится внутри машины. Буквально на днях мы остановили водителя, у которого действительно фон превышал допустимую норму.

После возвращения из зоны в пункте дезактивации с транспорта обязательно смывают пыль
© Sputnik / Виктор Толочко
После возвращения из зоны в пункте дезактивации с транспорта обязательно смывают пыль

Оказалось, что накануне человек прошел облучение в связи с онкологическим заболеванием", – делится начальник мобильной группы радиационно-химической защиты старший лейтенант Олег Козлов.

"Вот площадка, куда прилетал президент"

"По этой дороге раньше жители Наровли ездили на работу в Припять. Так всего 25 километров. А эту мощенную булыжником строила еще Екатерина Великая. Она идет до причала на Припяти, откуда царица плыла в Киев по реке", – проводят для нас экскурсию пограничники из Наровли по своему участку в зоне отчуждения.

Эту мощенную булыжником дорогу строили еще при Екатерине II
© Sputnik / Виктор Толочко
Эту мощенную булыжником дорогу строили еще при Екатерине II

Мы едем с ними к самой Украине, чтобы увидеть, как идет демаркация, по дороге делая остановки в местах, которые уже можно назвать историческими.

Как и тридцать лет назад, деревни следуют одна за одной. На окраине каждой – кладбище. Про здешние места не принято говорить "населенные пункты", только – отселенные.

Сами деревни все больше утопают в лесных зарослях, кое-где непрореженные деревья и кустарники, обступив плотным кольцом бывшие дома и клубы, вплотную подходят к когда-то центральной дороге.

На въезде в каждую отселенную деревню установлен камень-памятник
© Sputnik / Виктор Толочко
На въезде в каждую отселенную деревню установлен камень-памятник

Особенно чудовищно сквозь решетку зарослей видеть улицы еще целых кирпичных домов. Их строили в некоторых хозяйствах специально для лучших тружеников как раз в начале 80-х годов.

Грязные и выцветшие плакаты с социалистическими лозунгами и портреты Ленина, пожалуй, то немногое, что не растащили в первые же годы мародеры. Никому не нужные символы былого процветания так и остались на прежних местах, уже как символы забвения.

Удивительно, но под окнами некоторых домов, полуразрушенных и заросших, до сих пор весной распускаются клумбы с цветами.

Территорию вокруг кладбищ лесники убирают, чтобы на Радуницу, раз в году, люди смогли добраться до родных могил.

Коммунистическая агитация - единственное, что не заинтересовало мародеров в зоне
© Sputnik / Виктор Толочко
Коммунистическая агитация - единственное, что не заинтересовало мародеров в зоне

"Вот площадка, куда садился вертолет президента, когда он прилетал в зону несколько лет назад", – показывают пограничники на перекресток между деревнями.

"Это деревня Углы. Вон там бывший винно-водочный завод, но ходить по нему мы вам не рекомендуем, в этих местах фон превышает норму во много раз", – предупреждают нас сопровождающие.

Мы не останавливаемся и на еще одном отрезке пути, где находится место захоронения животных.

"В таких могильниках хоронили и крупный рогатый скот, и домашних животных. Там очень здорово фонит, даже снимали верхний слой земли", – уточняют наши гиды.

В бывшем детском саду уцелели только эмалированные советские горшки
© Sputnik Валентин Филимонов
В бывшем детском саду уцелели только эмалированные советские горшки

"Не боимся, потому что не едим и не пьем здесь"

Старший лейтенант Евгений Малков приехал начальником на новый погранпост в зону отчуждения по собственному желанию, оставив в Мозыре равнозначную должность.

"Я и в Минске служил, поэтому с уверенностью могу сказать: в Наровле мне нравится. Я переехал сюда с беременной женой, здесь у меня родилась дочь Алиса. У нас есть прекрасная служебная квартира. Чем я могу быть недоволен?" – улыбается старший лейтенант.

Для работы в зоне отчуждения все пограничники проходят специальную подготовку. Каждый из них носит дозиметр, который ведет индивидуальный дозиметрический контроль (ИДК).

Раз в квартал ИДК проверяют, чтобы суммировать накопленные микрозиверты (единица измерения эффективной дозы ионизирующего излучения – Sputnik).

С виду обычный микроавтобус,  а по факту - мобильная система обнаружения радиоактивных и ядерных материалов
© Sputnik / Виктор Толочко
С виду обычный микроавтобус, а по факту - мобильная система обнаружения радиоактивных и ядерных материалов

Допустимая норма – 2500 микрозиверт в год. И эта норма ни у кого не была превышена.

"К радиации нельзя относиться легкомысленно, но и паниковать не стоит. Нужно просто соблюдать меры радиационной безопасности. Мы не боимся, потому что соблюдаем", – отвечают в один голос все пограничники на мой вопрос о том, не страшно ли им ходить на такую работу.

Перед въездом в зону каждый сотрудник переодевается в спецодежду, перед выездом обязательно проходит через пункт дезактивации, где люди принимают душ и стирают одежду, а автомобили моют снаружи и внутри.

Чековая книжка, по которой труженики села получали зарплату
© Sputnik Валентин Филимонов
Чековая книжка, по которой труженики села получали зарплату

В Chevrolet Niva, на которой мы едем с пограничниками, дозиметры показывают самые малые допустимые дозы даже на загрязненных территориях.

"Наши машины оборудованы усиленными фильтрами. Скоро нам закупят новые, еще более герметичные Toyota", – сообщает Евгений Малков.

"Мы знаем, что радиация может попасть с пылью, поэтому стараемся не поднимать пыль и даже отказались от квадроциклов. Запрещено есть любые плоды с деревьев в зоне, а также грибы, ягоды и пить воду из здешних колодцев", – перечисляет начальник погранпоста.

Имея в арсенале едва ли не лучшее в стране оборудование, сотрудники дозиметрической лаборатории пограничников постоянно проверяют население близлежащих территорий и военнослужащих из местных частей.

"Эффективнее всего проверять детей в школах. По ребенку можно судить о всей семье. Когда у кого-то оказывается повышенным фон, спрашиваем, чем кормили мама с папой. И дети всегда отвечают: грибами из леса.

В таких случаях мы передаем рекомендации и родителям, и в здравпункты, работаем со всех сторон", – рассказывает начальник мобильной группы радиационно-химической защиты старший лейтенант Олег Козлов.

Вернуться на родину после смерти

Охотники за грибами, ягодами, а также оленьими рогами не перестают пробираться на запрещенные территории.

"Охотится и рыбачить уже перестали, потому что по новому законодательству не только штрафы увеличили, например, до 10 базовых за каждую рыбку, но и ввели уголовную ответственность. Но грибников, пусть и значительно меньше, все-таки ловим и сейчас. Также в зону пытаются попасть за оленьими рогами, которые, кстати, очень накапливают радиацию", – рассказывает ведущий специалист администрации зон отчуждения и отселения МЧС РБ Александр Курило.

Именно этот катер - объект притяжения всех игроков в S.T.A.L.K.E.R
© Sputnik / Виктор Толочко
Именно этот катер - объект притяжения всех игроков в "S.T.A.L.K.E.R"

Фанаты серии компьютерных игр "S.T.A.L.K.E.R" – особая категория нарушителей. Они прокладывают целые экстремальные маршруты, погружаясь в свой альтернативный мир.

Украинские авторы игры взяли за основу реальные объекты, в том числе и расположенные на белорусской стороне.

Например, в деревне Довляды до сих пор ржавеет катер, на который стремятся попасть все сталкеры, чтобы получить кучу эмоций и обещанные в игре бонусы. Но в итоге получают просто дозу радиационного облучения.

Кроме итальянского, наши пограничники задерживали при незаконном пересечении границы французских и немецких блогеров.

"Самое интересное, что люди специально хотят нарушить правила, чтобы получить адреналин. При этом с документами у них все в порядке, они могут спокойно идти через пункты пропуска вне зоны отчуждения", – констатирует майор Александр Красулин.

Пропуск в зону отчуждения гражданские лица могут получить только на недавно открывшиеся экскурсии, на Радуницу и на похороны. Многие жители отселенных деревень хотят вернуться на родину хотя бы после смерти…

Даже волки здесь холеные

Однако есть те, кто пересекает государственную границу без всяких документов совершенно безнаказанно.

"Много лет к нам приходят с Украины лошади Пржевальского, дикие, разрешают любоваться собой на расстоянии. К нам прилетели краснокнижные белохвостые орланы. У них взмах крыльев под два метра!" – разводит руки в восхищении Александр Курило.

"Даже волки здесь очень красивые, холеные!" – вторит ему Евгений Малков.

Но любоваться всем этим торжеством природы, к сожалению, люди не смогут еще сотни лет…

Читайте также:

Теги:
ЧАЭС, зона отчуждения, Госпогранкомитет Беларуси, пограничный контроль, пограничная зона, Беларусь

Главные темы

Орбита Sputnik