10:13 13 Июля 2020
Прямой эфир
  • USD2.43
  • EUR2.74
  • 100 RUB3.41
Справка
Получить короткую ссылку
40940

Инженер-ракетчик Виктор Никулин, служивший на космодроме Байконур в 60-е, рассказал о жизни на самом закрытом полигоне страны и о том, как сам едва не стал космонавтом.

Александр Губерт, Национальный центр космических исследований и технологий РК (Алма-Ата), специально для Sputnik

Запуск космических аппаратов сегодня стал делом привычным, а про работу космонавтов на орбите читаем практически каждый день. Человеку непосвященному трудно представить всю сложность работы огромного количества людей и организаций, благодаря которым поднимается в небо ракета, несущая на себе либо космический аппарат, либо корабль с грузом или космонавтами.

В мастерской у Народного художника Беларуси Ивана Миско.
© Sputnik / Виктор Толочко

При всем понимании современных технологий, у меня лично вызывает восторг и уважение та концентрация научных знаний и усилий, организация самого процесса, результатом которого становится спутник на орбите Земли или новый экипаж на МКС. И потом почти будничным голосом ведущий теленовостей объявит об очередном старте ракеты-носителя с космодрома Байконур, с мыса Канаверал или Куру.

В. Никулин во время службы в штабе космодрома
© Sputnik из архива В.Никулина
В. Никулин во время службы в штабе космодрома

Триумфальные первые старты

Совсем другой была реакция людей на первые старты, и это понятно. День, когда 55 лет назад Юрий Гагарин впервые поднялся в космос, безусловно, стал триумфом советской космонавтики, всей советской страны, да и всего человечества. Эти слова, которые в том или ином виде повторялись все эти годы, не поблекли.

Только представьте: когда начинали строить космодром Байконур, эшелоны с людьми и оборудованием приходили в пустынную казахстанскую степь, влекомые паровозами. Ничего еще не было, а люди собирались покорять космос.

Мне здорово повезло — я несколько раз за последние пять лет побывал на Байконуре. Первый раз — ровно пять лет назад, когда праздновали 50-летие первого полета человека в космос. Национальное космическое агентство Казахстана (Казкосмос) организовало тогда поездку ветеранов космодрома Байконур, живущих в Алма-Ате, на юбилей, и я сопровождал их.

Тогда мы и познакомились с Виктором Тимофеевичем Никулиным, председателем Совета ветеранов космодрома в Алма-Ате, подполковником-ракетчиком, 25 лет прослужившем на полигоне (именно так называют космодром Байконур ветераны).

Его служба там началась в далеком 1962 году, всего лишь через год после полета Гагарина. Да и сам полет первого космонавта явился главной причиной того, что молодой выпускник Рижского ракетно-инженерного училища оказался в Ленинске (так тогда назывался город Байконур). Но обо всем по порядку.      

На космодроме Байконур
© Sputnik из архива В. Никулина
На космодроме Байконур

За каждым стартом ракеты-носителя, за каждым выведенным на орбиту космическим аппаратом, а тем более кораблем с экипажем космонавтов, стоит труд десятков, сотен тысяч специалистов самого разного профиля. Но есть команда, от которой зависит самое важное (хотя здесь все важное!), которая обеспечивает сам старт непосредственно на пусковой площадке. Мой собеседник, подполковник Виктор Никулин — из той команды.

Из морских офицеров — в ракетчики

Он родился в Белоруссии в 1938 году, потом семья оказалась в Сибири, а позже, уже после войны, в южном Казахстане. Родители перебрались туда, чтобы было чем прокормить пятерых детей в голодном 46-м. Отец вернулся с Дальневосточного фронта, где воевал с японской Квантунской армией. Там, в городе Чу Джамбульской области, Виктор закончил школу. Что делать дальше?

Была мечта — военно-морской флот. После школы он поступил в ленинградское Военно-морское училище им. М. Фрунзе. Но уже через два месяца взвод, в который определили курсанта, переводят в Ригу, в Высшее военно-морское училище береговой обороны. Форма морская осталась, но карьера предполагалась уже несколько иного рода — офицер береговой артиллерии.

После первого курса была практика на Кольском полуострове. А потом случился новый поворот в биографии — училище преобразовывается в ракетно-инженерное на базе академии. Шел 1958 год, началась космическая гонка между державами, стране нужны были специалисты-ракетчики. И вместо военного моряка получился офицер-ракетчик.

В 1962 году молодой инженер-лейтенант Никулин получает диплом по специальности "Конструкция двигателей и наземного оборудования специальной техники". По соображениям секретности слова "ракетно-космическая техника" в документах не употреблялась.

На заседании государственной комиссии ему было предложено несколько мест для прохождения службы, в том числе Казахстан.

Это был 1962 год, в космос уже слетали Гагарин, Титов, и для специалистов-ракетчиков не было большим секретом то, что долго оставалось военной тайной для всего мира — откуда совершались старты ракет с космонавтами. В профессиональной и военной среде это место называлось Пятым научно-исследовательским полигоном, который позже стал известен как город Ленинск (сейчас Байконур) и космодром Байконур.

Конечно, многим молодым офицерам хотелось быть причастными к этим, без преувеличения, великим событиям. Виктор Никулин выбрал Казахстан и оказался на станции Тюратам Кзыл-Ординской области.

Поздравление с Днем космонавтики
© Sputnik из архива В. Никулина
Поздравление с Днем космонавтики

Про жару и работу на Гагаринском старте

"Было очень жарко, градусов под 40, а я в общевойсковой форме, рубашке с длинным рукавом, с галстуком, в кителе. В кузове попутной машины добрался до городка, на улицу Космонавтов, в офицерское общежитие. Мест свободных не было… Пришлось переночевать в солдатской казарме. Утром со всеми документами прибыл в управление кадров. Инженеров-ракетчиков не хватало, и меня сразу направили в испытательную часть на площадку №2. А я и хотел попасть туда, потому что мы уже знали, что это и есть та самая площадка, откуда запускали Гагарина и остальных космонавтов (сейчас у площадки №2 есть второе официальное название — "Гагаринский старт" Sputnik)," — рассказал Виктор Тимофеевич.

Так и началась служба на полигоне, в отдельной войсковой испытательной части №25741, которой командовал полковник, участник войны Валентин Юрин.

Виктора Никулина назначили помощником по контролю за топливно-заправочным оборудованием. Жить определили в офицерском общежитии, там же, на площадке, как раз через дорогу от домиков Королева и Гагарина. "Так что мы всегда видели, когда приезжал Сергей Павлович и космонавты, когда они входили-выходили из домиков. В доме Юрия Гагарина останавливались перед стартом многие космонавты из первого отряда. Гагарин тоже приезжал на пилотируемые пуски. Королев всегда прилетал непосредственно перед стартом. Первым пилотируемым стартом, который состоялся уже во время моей службы, был полет третьего космонавта, Андрияна Николаева. Потом были старты космонавтов первого, "гагаринского" набора — Попович, Терешкова, Быковский, Беляев, Леонов, Комаров", — рассказал ветеран.

Несмотря на такое близкое соседство с космонавтами, тесно общаться с ними не было особенной возможности — работали и жили на полигоне каждый по своей программе и расписанию.

Но, по словам Виктора Тимофеевича, ему повезло, несколько замечательных встреч судьба ему подарила. Никулин с теплотой вспоминает, как случайно познакомился с Алексеем Леоновым и долго беседовал с ним, не подозревая, что этот летчик скоро полетит на орбиту и станет первым человеком, вышедшим в открытый космос.

С Павлом Поповичем довелось ловить щук на одном из водоемов на полигоне.

А еще Никулин рассказал, что постоянно встречал Сергея Королева на площадке до и после пуска, а однажды пришлось стоять за ним в очереди в обычном магазине города Ленинска, где главный конструктор покупал себе колбасу. Сейчас такое даже представить трудно!

Работая непосредственно на площадке, при заправке ракет топливом, кислородом, он часто был свидетелем, как после пуска Сергей Павлович Королев и Анатолий Семенович Кирилов (заместитель начальника космодрома Байконур по космической тематике, начальник стартовой команды во время полета Юрия Гагарина, — Sputnik) обязательно заходили в бункер, благодарили команду.

Что интересно, женщин, которых на полигоне служило достаточно много, непосредственно на старт, особенно во время пуска, не допускали.

Байконур. Корабль готовится к старту
© Sputnik из архива В. Никулина
Байконур. Корабль готовится к старту

А мог бы стать и космонавтом!

Через некоторое время Виктор Никулин перешел на работу в так называемую Пятую группу, которая занималась испытанием узлов и агрегатов космических аппаратов самого различного назначения — научных, военных, метеорологических.

В его задачу входила заправка и испытание тормозной двигательной установки космического аппарата. В числе "объектов", которые он заправлял и в испытаниях которых участвовал, были и автоматические межпланетные станции проектов "Луна" (в том числе и знаменитый советский "Луноход"), "Венера", "Марс", аппараты военного назначения.

Эти годы он считает лучшими в своей жизни, ведь приходилось не только заниматься интереснейшим делом, которым гордилась вся большая страна, но и встречаться и общаться с замечательными людьми — космонавтами, испытателями, конструкторами, инженерами.

Виктор Никулин и сам мог стать космонавтом! В 1965 году Королев предложил идею о включении в отряд космонавтов инженера-ракетчика, непосредственно работавшего на полигоне (а летали тогда в основном военные летчики).

Кандидатура Никулина была одобрена, как это было принято, командованием части и на партийном собрании, и его направили на предварительную медицинскую комиссию. Комиссию в госпитале полигона Никулин прошел, но на этом все дело и закончилось. Как он шутит, "до сих пор жду результата этой комиссии!".

Тем не менее один из инженеров-испытателей космической техники все же был включен в отряд космонавтов. Правда, не из Байконура, а из Плесецка. Им стал Виталий Жолобов, который уже позже, в 1976 году, совершил полет в космос вместе с Борисом Волыновым.

Виктор Тимофеевич вспоминает драматический, а в некотором роде даже трагикомический случай. Один из пусков ракеты с космическим аппаратом стал аварийным. Ракета поднялась над стартовым столом на несколько сот метров, но не набрала необходимую силу тяги и стала кружить, "рыскать" над ним. Естественно, вся стартовая команда находилась в бункере, наблюдатели — на смотровой площадке, в относительной безопасности. Но один из офицеров, "зам по тылу", неожиданно оказался недалеко от старта, и ему пришлось прятаться в канализационный люк от падающих с неба "боковушек" (боковых блоков) ракеты. Остался цел и невредим!

Председатель совета ветеранов-байконуровцев Алма-Аты Виктор Никулин
© Sputnik из архива В. Никулина
Председатель совета ветеранов-байконуровцев Алма-Аты Виктор Никулин

В Пятой группе, на площадке №2 прослужил Никулин до 1966 года. А потом его перевели в штаб полигона (космодрома), в службу главного механика. Теперь уже в зоне его ответственности оказались практически все стартовые комплексы, МИКи (монтажно-испытательные корпусы), кислородно-азотный завод — все, что было связано с агрегатами высокого давления. Там, в штабе космодрома и продолжалась его служба, как он говорит, до самого "дембеля".

В 1985 году ветеран переехал жить в Алма-Ату. Но свою службу на космодроме, как и все байконурцы, считает самым главным и лучшим временем в своей жизни, с теплотой вспоминая своих сослуживцев и друзей из Белоруссии, России, Украины.

Подполковник Никулин с ностальгией вспоминает своих сослуживцев, товарищей, с которыми вместе начинал когда-то служить. Теперь он поздравляет с Днем авиации и космонавтики Геннадия Скуратовича, который живет сейчас в Минске, офицеров ракетчиков Калинина, Шикина, Афонина, Беляева, Лукьянова…

"Всех и не перечислить! Но для всех нас, разбросанных по разным уголкам некогда бескрайней страны, этот праздник — один из самых дорогих и главных. С праздником, товарищи офицеры!" — сказал на прощание ветеран.

Теги:
Сергей Королев, Юрий Гагарин (космонавт), Казахстан, Беларусь


Главные темы

Орбита Sputnik