15:21 03 Августа 2020
Прямой эфир
  • USD2.45
  • EUR2.88
  • 100 RUB3.30
Образование
Получить короткую ссылку
ЦТ — 2020 (61)
62273202

Пока в Беларуси абитуриенты стоят в очереди – с соблюдением социальной дистанции – чтобы сдать ЦТ в аудитории, часть польских вузов отменили вступительные, а российские – провели их для выпускников из Беларуси дистанционно.

С ЦТ снова возникли вопросы. Все началось с русского языка. В этом году из-за неблагоприятной эпидситуации два самых востребованных предмета – русский и математику – абитуриентам предложили сдавать в два дня. После первого дня ЦТ по русскому стало понятно, что ждет абитуриентов во второй день. У них появилось время сориентироваться и, кажется, небольшая фора.

После активного обсуждения этой ситуации в интернете по математике задания в разные дни уже отличались. Но появились другие проблемы…

О том, почему белорусскую вступительную кампанию постоянно сопровождают какие-то недоразумения, сокращается число желающих сдавать ЦТ в Беларуси и что изменится, если приемная комиссия начнет "видеть человека", а не только результаты теста, Sputnik расспросил известного педагога Евгения Ливянта.

РИКЗ лукавит

Ливянт признается, что идею про два дня ЦТ в период пандемии воспринял как логичное решение. Но, говорит, и подумать не мог, что абитуриентам предложат схожие задания.

"Честно говоря, ни мне, ни кому-то из моих коллег – наверное, мы наивные люди – не пришло в голову, что в первый и во второй день будут давать одни и те же варианты. Никому! Даже мысли такой не было. Само собой предполагалось, что варианты будут разные. И когда ученики после первого дня сказали, что у них были варианты 1-5 (а на ЦТ их всегда 10), предполагалось, что 6-10 будут на следующий день, и оно так и оказалось...

А если вы знаете задания и сделали симметричный вариант, то это резко увеличивает ваши шансы", – говорит педагог.

Репетитор Евгений Ливянт
© Sputnik / Виктор Толочко
Известный педагог и репетитор Евгений Ливянт

По горячим следам представители Республиканского института контроля знаний объяснили, что такая трактовка ситуации не верна. Все задания ЦТ – комплексные. Чтобы ответить правильно, надо обладать всем объемом знаний. И посоветовали абитуриентам, которым предстоит сдавать математику во второй день, не тратить время на поиски задач первого дня.

"Это чушь. Чтобы это показать, я в тот же день пошел в магазин и купил тесты по математике прошлого года (они продаются), и выложил первый вариант и шестой – просто фотографии. И любой человек, даже далекий от математики, который видит эти варианты, понимает, что это одни и те же задания, только числа другие. И тот, кто прорешал первый вариант, имеет громадное преимущество. В русском, возможно, это не так определяюще, но в математике это была бы катастрофа", – говорит Ливянт.

По словам педагога, представители системы образования лукавили, когда говорили о равных условиях для абитуриентов в первый и во второй день.

"Они все время лукавят. Уже даже появились анекдоты на эту тему: когда представитель Минобра приходит домой, а жена спрашивает: "Что ты хочешь: борщ или щи?", а он говорит: "Борщ" и при этом думает: "А зачем я сказал борщ, я же хотел щи"... Это привычка", – говорит педагог.

С математикой, тем не менее, такой накладки не было – задания отличались. Ливянт предполагает, что в этом была и его заслуга.

Абитуриенты могли обработать руки антисептиком
© Sputnik Виктор Драчев
Вступительная кампания в этом году была скорректирована пандемией

"Мне кажется, после того, как я выложил идентичные варианты прошлого года, все-таки какие-то действия были предприняты. Причем были внесены именно радикальные изменения – правды они все равно никогда не скажут, но я в этом уверен – и математика в итоге была разная, что правильно", – отмечает Евгений Борисович.

Спорные задачи

Однозначно две задачи в ЦТ по математике выходили за рамки школьной программы и спецификации РИКЗ, говорит Ливянт. Ему уже возразили в соцсетях, что можно было скомпилировать имеющиеся знания и догадаться, найти решение. Но он с такой постановкой вопроса не согласен.

"Тогда вообще не надо писать программы. Тогда надо написать: математика, и точка. Я бы тоже понял такой подход. Потому что понятно, что любую задачу можно свести к арифметике и геометрическим аксиомам. Даже не теоремам. Но это не серьезный разговор. В данном случае две задачи однозначно выходили за рамки программы. Особенно сейчас, когда были сорваны конец третьей и четвертая четверть. Задача В12 была на комбинацию многогранников и тел вращения. Такое название действительно есть в программе – но для классов повышенного уровня. Для базовых классов – нет. Более того, это задание профильные классы должны были проходить как раз в четвертой четверти. То есть даже профильные классы это должным образом не проходили", – объясняет педагог.

Вторая спорная задача В11 лишь недавно появилась в программе 7-го класса. Проблема в том, что нынешние 11-классники в тот момент уже были в 8-м классе и ее не разбирали.

Одни перед ЦТ заметно волнуются, другие - нарочито спокойны
© Sputnik Виктор Драчев
Одни перед ЦТ заметно волнуются, другие - нарочито спокойны

"Когда я увидел аналогичные задачи на репетиционном тестировании, я как репетитор со своими учениками их прошел. За них я был спокоен. А то меня начинают упрекать: "ученики Ливянта плохо написали, поэтому он ищет оправдания". Нет, мои как раз были готовы. Но я исхожу из того, что нельзя нарушать закон. Для меня это такая же аксиома, как аксиомы геометрические. Когда ты решаешь олимпиадные задачи – да, это задачи, где нужно проявить нестандартное, незаурядное мышление и выйти за границы, но ЦТ – это не олимпиада, это государственный экзамен. И он должен строго подчиняться законодательству", – говорит педагог.

Такой подход, по его мнению, может иметь очень негативные последствия. Молодым людям, по сути, демонстрируют пренебрежение к закону.

"Это же правовой нигилизм. Они получают прививку на всю жизнь: а что, так можно? Оказывается, можно. Получается, везде так можно – нарушать правила", – полагает Ливянт.

У нас и у них

Еще лет семь назад, вспоминает педагог, белорусские учителя и репетиторы иронизировали над тем, как проходит вступительная система в соседних России и Украине.

"До 14-15 года наша система вообще была уникальной на постсоветском пространстве. Она была лучше украинской и российской. И мы все потеряли. Мы прикалывались над тем, как проводятся экзамены в России, мы смеялись над ними, говорили, как нам повезло, что у нас так. Потому что там все было абсолютно коррупционно, бессмысленно и глупо. И в России, и в Украине. А сейчас такое ощущение, что вот два поезда – раз, и ушли, а мы остались на перроне. И уже не смешно", – говорит Ливянт.

По его ощущениям, проблема в слабом менеджменте и нежелании властей заниматься проблемами системы образования. Образование существует по остаточному принципу. И эта разница в подходах – у соседей и в Беларуси – особенно ярко проявилась в период пандемии.

"Что мы видим в Украине? Если не в марте, то точно с 1 апреля все украинские телеканалы (они принадлежат разным олигархам, которые ненавидят друг друга) договорились и поделили классы: один канал транслировал уроки для пятых классов, второй – для шестых, третий – для седьмых, и так всю первую половину дня. В России этим же занималось общественное телевидение и Яндекс. По всем предметам. Причем на Яндекс эта часть была бесплатна – именно уроки. Я заходил, смотрел. Мне же было интересно, как это работает. И то, что я сейчас читаю в СМИ, говорит о том, что идет бурная подготовка к следующему учебному году и в России, и в Украине, и в Польше. При этом рассматриваются разные варианты. Ведь ни у кого нет однозначного ответа на вопрос, как будет развиваться ситуация с коронавирусом", – рассказывает педагог.

В Беларуси, напоминает он, была попытка организовать дистанционное образование через платформу Moodle, но после того, как там зарегистрировались учителя, платформа легла. Еще было несколько инициатив – в педуниверситете и БНТУ – с записью видео уроков, но системной работы не получилось. 1 сентября, убежден Ливянт, всех ждут в школах. Никакой подготовительной работы на случай второй волны коронавируса, по его информации, в системе образования не ведется.

"Думаю, есть два варианта, чем они сейчас заняты: или находятся в отпуске, или готовятся к выборам. Если готовятся к выборам, то сразу после выборов они уйдут в отпуск. Не сделано вообще ничего. Если в России обсуждается, я слышал, что, возможно, придется работать по субботам, возможно, придется работать даже не в две смены, а в три смены, чтобы разбить классы, чтобы дети не сидели рядом, просчитываются разные варианты, то у нас не делается ничего от слова совсем. Летом министерство образования проводит фестиваль "Мельница моды" – "отличная" подготовка к новому учебному году. Проводит еще какие-то мероприятия, которые не имеют никакого отношения к текущей ситуации. Такое ощущение, что они инопланетяне и живут в каком-то другом мире. Это даже важнее, чем ЦТ", – рассуждает Евгений Борисович.

И самое грустное во всей этой ситуации, признается Ливянт, – стремительное сокращение абитуриентов, желающих сдавать ЦТ в Беларуси.

Минус 16%

В этом году на ЦТ зарегистрировалось на 16% меньше абитуриентов, чем в прошлом. Версии про "демографическую яму" не проходят – Ливянт говорит, что проверял.

"Я, кстати, думал, что в этом году конкурс резко возрастет – никто никуда не поедет из-за пандемии. Но нет. На 16% уменьшилось число сдающих тесты. Многие вузы Польши отказались от вступительных экзаменов и принимают наших по среднему баллу аттестата. Не все, но часть вузов так сделала. Некоторые перенесли экзамены на зиму. Российские вузы провели тихонечко экзамены у нас – ввели систему прокторинга, когда вы сидите перед компьютером, а искусственный интеллект через веб-камеру следит, чтобы вы не списывали и не подсматривали. Экзамены прошли в Минске, а может, и не только в Минске – Высшая школа экономики, МФТИ. Но такие экзамены можно сдавать и дома – все равно, где ты сидишь…" – рассказывает педагог.

Системы образования других стран живут уже в совершенно другом измерении, а белорусские приемные комиссии по-прежнему приглашают абитуриентов в аудитории с соблюдением санэпиднорм.

"А давайте поговорим про подачу документов: в России можно "подаваться" в пять разных вузов, и в каждом вузе можно выбрать 4 специальности, но главное не это с учетом пандемии. Все это делается дистанционно, не выходя из квартиры. И так же делается во всех странах, кроме одной – нашей. Было интервью с представителем приемной комиссии, по-моему, медуниверситета, который говорил: "У нас большой стадион, мы сможем обеспечить соблюдение социальной дистанции". И это IT-страна. Получили бумажки и ровно стоим в очереди. Что это такое?!" – рассуждает Евгений Борисович.

По его ощущениям, в этом году многие абитуриенты выбрали для себя образование за рубежом. В том числе и потому, что чужие системы оказались гибче, мобильнее и, предполагается Ливянт, честнее.

"Я думаю, что значительная часть из этих 16% – это те, кто уже сдал экзамены в вузы других стран. Там правила понятнее и прозрачнее. С одной стороны жестче, но при этом гуманнее. А для сильного ученика – чем жестче, но при этом честно, тем лучше. И они поступают туда", – рассуждает педагог.

Впереди этих студентов ждет, скорее всего, дистанционное обучение – им даже ехать пока никуда не придется. Никто не говорит, что дистанционное обучение – это хорошо, признается Ливянт, но в нынешних условиях оно становится спасением. По его словам, за белорусскую молодежь в мире идет сумасшедшая борьба.

"А наш Минобр, складывается такое ощущение, даже не зашел в раздевалку переодеться, чтобы выйти на игровое поле за них посражаться. Наши сейчас будут учиться, не выезжая из страны. Уже и к этому идет", – рассуждает педагог.

ЦТ отменят?

Ливянт признается, что, когда услышал о поручении разработать новые правила приема в вузы уже к следующей вступительной кампании, вздрогнул. Аргумент в пользу реформы, о котором на встрече с педактивом страны говорил президент, что "при отборе в вуз приемной комиссии необходимо видеть человека, а не только результат тестирования", его смутил.

 

"По поводу новых правил вздрогнули все. Те, кто давно в системе образования, помнят, какой феерической была коррупция со второй половины 80-х и все 90-е. Коррупция на вступительных была всегда, но в тот период она была особой. Когда же мне говорят, что надо "посмотреть абитуриенту в глаза", возникает другая ассоциация: не в карман ли его родителей в итоге хотят заглянуть?" – говорит педагог.

Он вспоминает свой опыт из 90-х. Как родители его учеников, которых он готовил к поступлению, весной благодарили его и уходили дальше готовиться к какому-нибудь члену приемной комиссии, где за 10 занятий получали представление о том, что их ждет на экзамене. Помнит он и свой опыт работы в приемной комиссии. Ливянта, тогда школьного учителя, дважды приглашали принимать экзамены в вузах. Это были разные вузы и разные экзамены (письменный и устный), но оба раза на столе комиссии лежал список людей, которые должны были поступить.

"У меня тогда не хватило мужества взорвать ситуацию, но я сказал, что в этом не участвую. Во-первых, я сделал все, чтобы те, кто достойно сдавали экзамен, они все поступили. А когда приходил человек из списка, мне срочно надо было в туалет, подышать свежим воздухом, покурить, хотя я не курил. А в 96-м это был письменный экзамен, и точно так же члены комиссии подходили к тем, кому надо, и как бы случайно перед ними оказывалось решение. Мне гордиться нечем, но для меня это был шок. Я до сих пор жалею, что меня хватило только на то, чтобы в этом не участвовать. Больше меня, кстати, не приглашали", – рассказывает Ливянт.

Он не готов прогнозировать, упразднят ли ЦТ совсем, но складывающаяся ситуация и тенденция явно тревожат.

"Если бы мы были закупоренным сосудом, это было бы совсем плохо, а сейчас даже партизанские методы искать не надо – есть Россия и Польша, а еще Чехия, Литва, Германия, Великобритания, Швеция. Если эта молодежь нам не нужна, значит, поедут в другие страны. А еще дистанционно будут учиться", – говорит педагог.

Но еще больше во всей этой ситуации его тревожит невнимательное и несерьезное отношение к системе образования в целом.

"В прошлом августе президент сказал, что накопилось много проблем в области образования и что до нового года должно пройти крупное совещание с привлечением не только экспертов Минобра, но и внесистемных, чтобы решить, что делать с системой образования. Я тогда обрадовался: наконец-то обратили внимание... Я знаю, что к этому совещанию готовились на протяжении 3-4 месяцев. Но нет. И это же не в первый раз – каждый раз находятся вещи, которые важнее, чем система образования. Понятно, что в мире много проблем, и в стране много что происходит, но каждый раз, когда говорят, что в системе образования накопилось критическое количество проблем, давайте это обсудим... Каждый раз что-то происходит, и "ай, не до образования сейчас". В результате – система деградирует, а дети уезжают", – с сожалением констатирует педагог.

Читайте также:

Темы:
ЦТ — 2020 (61)
Теги:
Вступительная кампания, Евгений Ливянт, Централизованное тестирование, Министерство образования Беларуси, Беларусь


Главные темы

Орбита Sputnik