18:21 22 Июня 2021
Прямой эфир
  • USD2.54
  • EUR3.02
  • 100 RUB3.47
Культура
Получить короткую ссылку
147511

В новом спектакле по мотивам рассказов Михаила Булгакова о молодом враче-морфинисте режиссер Евгений Корняг препарирует тело и психику. Пишет театральный критик Татьяна Орлова.

Самая умная научная работа о поисках и находках современного театра принадлежит немецкому ученому Хансу Леману и называется "Постдраматический театр". Как сказал в предисловии известнейший русский режиссер Анатолий Васильев, в ней попытка разобраться "от натурализма до черт-те чего".

Этот постдраматический театр предлагает зрителям вместо обычного и привычного драматического действия рефлексию на определенные темы. Легкость. Необязательность. Свободный набросок.

Многие годы приучили нас к определенному восприятию того, что показывается со сцены. В то же время этот вредный и беспокойный европейский театр постоянно требует новых форм, испытывает их и декларирует свою революционность. Развиваясь в русле всей европейской культуры, белорусский театр всегда безжалостно отставал от новых веяний, но потом стремительно нагонял упущенное. Чаще всего за счет фигуры режиссера, сценографа и значительно реже за счет драматурга. В последние годы в белорусской драматургии произошла смена поколений и приоритетов. Можно с полным правом говорить о новом этапе.

Перестали волновать колхозные, заводские и вообще государственные дела. Знаменитые "датские" произведения вышли в тираж. Потребовалось подняться на новый сверхсмысловой и надтекстуальный уровень.

Хотите верьте, хотите нет, но мы осмысливаем эту задачу. Конечно, все зависит, как в сказке о Золушке, от случая и стечения обстоятельств. В стране появились драматурги и режиссеры, которые предложили совсем другую продукцию, и нам, зрителям, пришлось к ней привыкать.

Куклы — те же люди

Первоначальным толчком можно считать набор кукольников в Академии искусств главным режиссером Государственного театра кукол Алексеем Лелявским. Процесс длился недолго и вскоре с непонятным педагогом решили расстаться. Но после четырех лет работы из-под руки мастера вышли такие личности как режиссеры-кукольники Александр Янушкевич, Светлана Бень, Игорь Казаков и Евгений Корняг. Благодаря Лелявскому у кукольников страны появилась талантливый сценограф Татьяна Нерсисян.

Стал реально возможным театр кукол для взрослых, который считают театром next. Он совмещает приемы и выразительные средства кукол, драмы, масок, музыки, пластики, потрясающей сценографии. Алексей Лелявский, как родоначальник, назвал это "эстетикой тотального театра". В нем главное — уловить настроение зрителя и общества, сохраняя стремление к личной свободе. Лелявского пытались упрекать за то, что он отодвинул куклу и, выведя актера-кукловода из-за ширмы, стал работать с артистами драмы. Все лучшее у учителя подхватили и развили его ученики, оставаясь убежденными, что кукла многогранна и в каком-то смысле она тоже человек.

Названные ученики успешно сочетают работу в театрах кукол и драмы, ставят серьезные классические произведения. При этом всегда шокируют публику.

Главный скандалист и надежда белорусского театра

Сегодня в первом ряду молодой, талантливый, в чем-то скандальный и малопонятный, но уже увешанный наградами и пристальным вниманием театральных людей режиссер Евгений Корняг. Его спектакль "Записки юного врача" в Государственном театре кукол — хит театрального сезона.

Каждым своим спектаклем он предлагает зрителям загадки, разгадывать которые непросто и увлекательно. Со сцены льется не просто поток энергии, необычных ассоциаций и роскошной выдумки. Это еще и всегда честный разговор о жизни в предельно черных и светлых тонах.

Трагедия окрашивается юмором, а смех обезоруживает. Если в жизни хорошее и плохое происходит на протяжении сравнительно долгого периода, то на сцене у Евгения Корняга это всегда спрессованное время. Ты, зритель, просто не успеваешь отследить поступок и следствие, условия жизни и последствия. Затронуты, прежде всего, чувства, и лишь позже начинает работать сознание.

Простейшая мысль о сюжете спектакля такая — про человека, застрявшего в опасных сетях наркотика.

Более сложная мысль — как жить и выживать в невыносимых для жизни условиях.

Что хотел сказать театр и что мы, зрители, увидели, услышали, поняли и как связали творчество с реальной действительностью?

Судьба молодого врача

Произведения писателя Михаила Булгакова редко ставят в Беларуси. Последняя серьезная удача — спектакль "Бег" в НАДТ им. Горького. Пьесы и проза Булгакова становились фильмами в России и Великобритании. Спектакли появлялись в Украине и в Санкт-Петербурге. Тем интереснее обращение к циклу рассказов "Записки юного врача" и рассказу "Морфий". Да еще к тому же в Государственном театре кукол.

За окном начало прошлого века. Неопытный врач из столицы Сергей Поляков приезжает в деревенскую больницу и начинает работать. Фактически без опыта, единственный. Наощупь принимает роды, удаляет гнойники, ампутирует конечности, сражается с сифилисом. Почти без помощи и без медикаментов.

В своих предыдущих спектаклях на разных сценах Корняг обходился без литературных первоисточников, часто вообще без слов, опираясь на фольклор, мифологию, мотивы сказок и библейские сюжеты. Так создавались его "Не танцы", "Палата № 7", "Бетон", "Шлюб з ветрам", "Интервью с ведьмами", "Сестры Грайи" и другие. А тут сделал инсценировку по классической литературе. Изменил себе?

В многочисленных интервью Евгений Корняг рассказал очень много из того, как именно создает спектакль, что любит и что отвергает категорически. Ни в какие рамки строго существующих теорий это не укладывается. Его театральная практика является индивидуальной, присущей только ему и неизвестно, сможет ли кто-нибудь ею воспользоваться. Кое-что можно попытаться обобщить.

Его репетиции — это постоянный поиск без предварительно обдуманного плана.

Спектакль может родиться только в тесной поддержке команды и коллективном творчестве.

Режиссеру всегда интересна жизнь "неидеальных" людей и тема одиночества. Он не ждет понимания ни от актеров, ни от зрителей. Он прокладывает маршрут, а двигаться по нему — ваше право.

Специалисты окрестили его режиссерскую манеру "физическим театром" и "визуальной поэзией". Щедро используя риск, эмоции и дерзость, Корняг на сцене не воспринимает тело как объект секса.

Он не любит работать со словом, так как считает, что текст режиссера ограничивает.

И наконец, вишенка на торте. Очень личное убеждение: "Женщина — способ познания мира".

Он не приближался к Чехову, но, возможно, уловил в творчестве дух писателей-докторов (Чехове и Булгакове) общую мысль: медики препарируют тело и психику. Это очень интересно перевести на язык театра. К тому же одно из отличий искусства от жизни в том, что на сцене каждый предмет многолик и может обладать совсем не свойственным ему предназначением.

Ну разве может прийти в голову использовать закостеневшие в морге ступни ног как вешалки для одежды? У медицинских работников, оказавшихся на спектакле, может возникнуть внутренний протест и даже возмущение, когда медсестра кидает в кукольное тело шприцы с иголками как дротики в мишень. Вроде как делает укол, приговаривая: "Это совсем не больно". А еще одна спрыгивает со сцены в зрительный зал и угощает публику в первом ряду конфетами-лекарствами. Все это театральные знаки с легкой игрой на нервах. А, возможно, и мысль о небрежности медицинских работников и привычности процедур, от которых ничего не зависит.

Сцена из спектакля Записки юного врача
Сцена из спектакля "Записки юного врача"

Герой употребляет морфий, и пробирки в больничной лаборатории окрашиваются в цвет крови. Герой все чаще спускает брюки и ходит так, потому что укол морфия делается в бедро, и он хочет ощущать облегчение в минуту растерянности и безысходности. Или появление огромной головы с раскрывающимся ртом, как коробки, куда можно залезть и спрятаться.

В спектакле действуют механические куклы и ростовые, а некоторые части человеческого тела значительнее выше и крупнее, чем сам человек. Актеры блестяще управляются с ними. Если бы не талантливые головы — маски художника Татьяны Нерсисян, трудно было бы отличить, где кукла, где живой человек.

В программке спектакля названо огромное количество тех, кто работал над созданием этих чудес. На первом месте, конечно же, шесть талантливых актеров. У них по несколько ролей, масса чисто физических задач. При этом прекрасная актерская игра.

Любимая актриса Корняга Анна Господарик, а также Наталья Кот-Кузьма и Светлана Тимохина уже отлично освоили всю специфику режиссерской фантазии по спектаклю "Интервью с ведьмами". Актер драмы Алексей Сенчило легко вписался в проект. Настоящим открытием стали Дмитрий Чуйков в главной роли врача и Екатерина Трофимук в образе его потаенных мыслей.

Зачем Герасим утопил Муму?

Такую полную юмора песню поет героиня Трофимук в ярких сверкающих одеждах. Она очень заметна на фоне безликой бело-серой формы медицинских сестер. Ее много, она всюду, но на самом деле ее нет, потому что это внутреннее сомнение, страхи, метания героя, своеобразное раздвоение личности. В спектакле все спрятанное оживает в лице странной женщины. И это очень интересно. Только она одна его понимает в этом чужом мире. Но ее нет. Она всего лишь фантазия. Нам предложили игру с абсурдом, и мы с удовольствием и восторгом попали в театральную мышеловку.

Теги:
Михаил Булгаков, Евгений Корняг, Белорусский театр кукол

Главные темы

Орбита Sputnik