23:59 21 Февраля 2020
Прямой эфир
  • USD2.21
  • EUR2.39
  • 100 RUB3.44
Колумнисты
Получить короткую ссылку
710572

Шестой и последний в январе, да и во всем втором триместре биатлонного сезона этап Кубка мира стартует в четверг в словенской Поклюке индивидуальной мужской гонкой.

Как отмечает колумнист Sputnik Руслан Васильев, разумеется, больше всего журналистов и болельщиков в этой связи интересует ответ на следующий вопрос: стоит ли ждать явления миру молодого отца – Йоханесса Бё, обзаведшегося потомством, но утратившего в пользу француза Мартена Фуркада лидерство в общем зачете Кубка мира?

Окончательной ясности до сих пор нет, но, говорят, что Бё-младший уже в среду будет в Мекке словенского биатлона. Рыжий должен прилететь в австрийский Зальцбург, откуда его примчат в Блед, а далее – Поклюка. В эту информацию верится довольно легко: молодым отцам свойственно задумываться на тему финансового благополучия семьи и оперативно возвращаться в рабочую колею.

Но это дела глобальные. А белорусская сборная в составе варианта Рупольдинга плюс вызванный Виктор Кривко уже к обеду понедельника обживалась в отеле "Роза Бледа", где будет квартировать на этот раз. Кстати, город, в котором традиционно селятся большинство команд, сейчас переживает эру обновления, готовясь к приему чемпионата мира-2021.

Но об этом в следующий раз, а пока я постучался в номер белорусских тренеров по стрельбе Андрея Падина и Романа Малухи, чтобы отвлечь российского специалиста, первый сезон работающего с белорусской командой, от вечернего труда: настольная лампа, включенный ноутбук, загадочные графики на экране…

Наверное, о многом говорящие и увлекательные. И все-таки Падин пожертвовал временем и отвлекся ради разговора со мной.

Схватывая на лету!

– Позади пять этапов Кубка мира…

– Вопрос понятен, можете не продолжать! Выводы пока оптимистические, есть все ощущения, что развитие белорусской сборной идет в нужном направлении, спортсмены прогрессируют, огорчаться особенно нечему. По крайней мере, по-настоящему убиваться. При этом азарт возрастает, хочется уже большего, да и ощущение, что можем дерзнуть по-крупному, присутствует.

– Эстафеты в немецких Оберхофе и Рупольдинге именно на это и намекнули.

– Хочется верить, что в нужной степени прозрачности! Пятое и шестое места – совсем неплохо. Тем не менее, мы не стоим на месте, ищем варианты. Вот, например, в Рупольдинге поменяли этапы Елетнову. Романа определили финишером, а Лобастова передвинули на третий этап. Идея возникла еще в Оберхофе, где Никита после "стойки" зашел на штрафной круг. В то же время Елетнов выдал на-гора несколько отличных огневых рубежей стоя. Учитывая его скоростной потенциал, идея напрашивалась.

– Чтобы реализоваться в Рупольдинге...

– Тоже диалектически, то есть с противоречиями. Обычно на третьих этапах все команды "прячут" своих наименее быстрых гонщиков и не очень стабильных стрелков. А тут Лобастов оказался в поразительно сильной компании, но Никита справился отлично. И как гонщик, и как снайпер. Пройти последний круг, не отстав от Пайффера и почти в одни ноги с Бё-старшим - дорого стоит! В стрельбе же он хорош, в принципе. В спокойную погоду особенно, да и ветер начинает чувствовать, расшифровывать, правильно реагировать на порывы. Проблема потихоньку купируется, она уже не столь острая.

– Но уже Елетнов на "лежке" зашел на штрафной круг…

– Несколько нижних досадных габаритных промахов на "шесть часов". А ведь Роман прибавил в психологической устойчивости, чему поспособствовали его январские успехи. Он упирался в масс-старте, где у него зародилось живое желание толкаться плечами с лучшими. Невзирая на авторитеты, безо всякого пиетета… Так что будем продолжать думать о составе эстафеты, расстановке ребят по этапам.

Работа есть работа

– Сколько месяцев вы уже не были дома?

– Ох, это, конечно… да, больная тема! В отрыве от родных с 8 ноября. Как уехал из Екатеринбурга, так и езжу. Очень хотелось, разумеется, быть со своей семьей, хотя бы недельку или несколько новогодних дней. Но работа есть работа. Как профессионал понимаю и одобряю решение белорусской федерации сразу после декабрьских стартов в Ле Гран Борнане отправить команду на сбор в итальянский Антхольц.

– Тяжело?

– А вы как думали? Я же видел, как радостно вы бежали от нас из Эстерсунда, где проходил первый этап Кубка мира. Дом, семья – святое. Пусть и там нельзя восстановить нервные клетки, зато их можно больше сохранить. По крайней мере, у меня так. Благо с супругой Любовью у нас любовь уже почти тридцать лет, двое детей. Сын Никита – взрослый 27-летний мужчина, не пошедший по линии спорта, чему отчасти я даже доволен. Те же бесконечные командировки накладывают свой особый отпечаток. Даже если супруга поддерживает тебя во всех профессиональных начинаниях. Дочка Полина учится в выпускном классе школы, готовится к поступлению в вуз. Тоже исключительное время. Но были у нас и более трудные времена, благо жена у меня – молодец! Все выдержала. Как супруга разведчика – обеспечивает надежный тыл. Конечно, сейчас выручают социальные сети: почти каждый день мы на связи, и, естественно, не представляю, как раньше приходилось обходиться без этих живительных сеансов общения. Но и тут не все просто, причем дело не в качестве интернета. Это между Европой и Минском два часа разницы. А у Екатеринбурга – вовсе четыре! Так что наши жизненные графики тяжело совместить. Мои близкие свободны – я работаю; я свободен – мои работают. Но это ладно – мелочи.

И Минск слезам не верит

– Какая реакция была у супруги, когда вы объявили, что вам поступило предложение работать в белорусской команде?

– Я спросил ее рекомендации и не услышал возражений: мне было предложено решать самому, что я и сделал. Любовь решение приняла и оказала всю моральную поддержку.

– А если бы вы услышали "нет"?

– Почему-то я уверен, что такого ответа не могло быть в принципе. В нашей семье такого рода решения – ответственность мужчины. Помните коллизии фильма "Москва слезам не верит"? А главное, что жена у меня тонко понимает, что советами и рекомендациями нельзя входить в ситуацию диалектического противоречия.

– Сами не сожалеете, что сказали "да"?

– Ни в коем случае! Работа ладится, работать комфортно, ибо присутствует удовлетворение. Даже так сформулирую свой вывод: главный плюс белорусского проекта заключается в том, что я не могу назвать минусов. Ни одного. Тот же новогодний сбор в Антхольце. Профессиональный спорт – непрерывный, трудоемкий процесс, в котором нет мелочей. Малейшая слабина может самым прискорбным образом отразиться на выступлении спортсменов. Поэтому я благодарил и благодарю руководство федерации за ее усилия – своевременные и грамотные. Вот даже еще более свежий пример: после Поклюки мы должны были сразу ехать в Антхольц, где и тренироваться. Но хозяева чемпионата мира сообщили, что закрывают стрельбище: будут менять установки. Ситуация непростая, но выход был найден, по-моему, оптимальный: проведем сбор в недалеком Риднау на высоте 1400 метров. Все уже организовано.

– Кое-какие "злые диванные аналитики" этого все равно не оценят.

– Это их проблемы. В профессиональных кругах о белорусской команде высокое мнение. Никто не вмешивается в тренерскую работу, никто не навязывает решений, входящих в противоречие с позицией наставников. Только помощь и поддержка – своевременная и актуальная. Ибо есть хороший товарищеский контакт, позволяющий в любой ситуации находить компромисс, как это и должно быть.

Не при этом руководстве СБР

- Все больше и больше российских журналистов признают, что потеря Падина – это серьезная ошибка боссов СБР.

– Никаких контактов с СБР сейчас нет, и я, в принципе, не думаю, что при нынешнем руководстве российского биатлона они могут возобновиться. Причем не по моей, поверьте, вине. А какой ныне тренерский штаб в сборной России при всех входящих обстоятельствах… В общем, надо понимать: меня банально выпроводили из российской команды! Не объяснив, за что и почему. Использованные формулировки, что я-де не выполнял какие-то устные договоренности и делал что-то самостоятельное, просто бред сивой кобылы. Иначе сказать не могу. Понимаете, работа тренера закладывает риски отставки. Если у тебя плохие результаты, если ты потерял контакт со спортсменами, если налицо факт служебного несоответствия из-за недостаточного уровня знаний. Но в моем случае выбросили на дорогу – и все. Поэтому сейчас я и физически, и духовно в белорусской команде.

– Но когда планируете приземлиться в екатеринбургском аэропорту имени Кольцова?

– Таю мечту о нескольких днях после чемпионата мира. А как получится – посмотрим.

Читайте также:

Теги:
Кубок мира по биатлону, Поклюка, биатлон

Главные темы

Орбита Sputnik