01:07 22 Февраля 2020
Прямой эфир
  • USD2.21
  • EUR2.39
  • 100 RUB3.44
Спорт
Получить короткую ссылку
439482

В четверг, 23 января, в словенской Поклюке индивидуальной мужской гонкой на 20 км откроется программа шестого этапа Кубка мира по биатлону.

Пятница, как напоминает колумнист Sputnik Руслан Васильев, станет днем женской "пятнашки", в субботу состоятся две смешанные эстафеты – сингл-микст и классика. А финальным, воскресным аккордом этапа номер 6 выступят масс-старты, в которых, как хочется верить, найдется место и для белорусских стреляющих лыжников.

Но пока суть да дело, можно обратить внимание на реалии Бледа и Поклюки, что есть даже насущная необходимость. Во-первых, это интересно на перспективу, ибо именно здесь в феврале-2021 состоится чемпионат мира. Во-вторых, готовясь к приему этого форума стреляющих лыжников, словенцы уже многое успели поменять, что, скорее всего, найдет свое отражение и в ходе нынешних гонок в Поклюке.

Никакой равнины: подъем и спуск!

Дело в том, что хозяева биатлонного центра в национальном парке "Триглав" приготовили сюрприз в виде изменения рельефа трассы. Да такого спорного, что почти все тренеры, своими ножками ознакомившиеся со всеми ее нюансами, возвращались на стрельбище исключительно озабоченными.

Старший тренер мужской сборной Беларуси Олег Рыженков не стал исключением: "Длинный подъем стал еще более длинным за счет ликвидации равнинной "полки". А после – крутой, горнолыжный спуск, с двумя поворотами на 180 градусов…"

Учитывая, как "любят" наши биатлонисты, особенно барышни, что и раньше регулярно приседали в Поклюке на попу, все эти удовольствия скатиться с горы с ветерком, тренерская тревога очень понятна. Общее мнение специалистов таково: потерять на этих спусках 30 секунд, а то и более – участь очень многих, если не большинства.

Но с другой стороны, чем длиннее подъем и меньше "полок", тем лучше для Ирины Кривко! Поэтому не будем паниковать. Нам ведь не обязательно трусить и падать!

А теперь перенесемся в Блед. Хотя бы ради того, чтобы в нем кого-нибудь можно было увидеть. Это не оговорка. И вот объяснения. Обычно большой биатлон наведывается в Словению в декабре, перед самым Рождеством Христовым. И в эти предпраздничные дни здесь славно и многолюдно. Не так, правда, как летом, когда у знаменитого озера вовсе наблюдается туристическая толчея, но все же и праздного народа, и предлагаемых ему развлечений (базаров, уличной кулинарии, концертов, флэшмобов) предостаточно.

Но сейчас конец января, и Блед… вымер. Нет ни базаров, ни съестных палаток. Никто не зазывает попробовать глинтвейна из великолепного белого вина мальвазия, чьим ярым ценителем является один из экс-тренеров мужской сборной Беларуси (правильный ответ – Рафаэль Пуаре). Нет не то что людей – даже белые лебеди, гордость орнитологов Бледа, куда-то эмигрировали с водной озерной глади. Остались только утки да селезни. И теперь вот появились еще биатлонисты…

Одним словом, пустовато. Если двумя словами, то пустовато и жутковато. Ведь в сегодняшнем дне Бледа есть еще одна особенность: город стал строительной площадкой. Например, к чемпионату мира реконструируется отель "Парк", что находится на первой береговой линии. Именно в нем традиционно селились белорусы, но нынче он обнесен лесами и зияет пустыми оконными дырами.

При этом почти на всей длине набережной мой смартфон "питается" интернетом этого бездействующего, почти разобранного отеля, чего не было даже в декабре-2018, когда я и подключился к его сети. Невольно возникают ассоциации с одной новеллой Рэя Брэдбери из его "Марсианских хроник". На красной планете никого нет, все давно умерли, но еще разносятся по телефонным проводам женские и мужские голоса: "Алло! Алло…" В общем, действительно жутковато.

Но только не днем, когда светит и даже слепит солнце, и невольно всякий раз улыбаешься, узнавая новости о дождях в Минске! И, конечно, общение. Во вторник я первый раз отправлялся в горы на стадион, а потому пришел на место отправления медиа-автобуса заранее. За рулем сидел симпатичный словенец – пузан лет 60-ти.

Через минуту мы улыбались друг другу. Секундная стрелка пробежала еще круг – завязался разговор. Спустя пять минут я уже дегустировал домашние напитки своего приятеля, которые он доставал из походного холодильника, рассказывая, на каком количестве трав они настояны. Это такая крепкая вкуснятина! Я уже заказал с собой.

Понимание возникает сразу, благо словенский язык – это самый настоящий из всех славянских, сохранившийся в своей кажущейся архаичности. Но нас объединяет не только лингвистика. То же уважение к своим героям, воинам-освободителям. Не секрет, что в некоторых странах Восточной Европы сейчас происходит борьба с памятниками советским воинам. В Словении все наоборот. Летом-2016 в Любляне был открыт памятник воинам, погибшим в первую и вторую мировые войны, – "Журавли".

И теперь слова нашей знаменитой песни, что так проникновенно исполнял Марк Бернес – "Мне кажется порою, что солдаты / С кровавых не пришедшие полей / Не в землю нашу полегли когда-то / А превратились в белых журавлей…" – знает здесь каждый. Словенцы, кстати, и сами не промах. Окончательно разгромили 14-ю гренадерскую дивизию СС "Галичина" именно здешние партизаны.

И, конечно, эпос. Символ Словении – Триглав (гора с тремя вершинами, что и есть Поклюка), изображенная на флаге и гербе страны. Но это потухший вулкан, между прочим. А раз так, то есть занятная версия: наш сказочный Змей Горыныч – сын Триглава. Ибо Горыныч – не фамилия, а отчество. Ведь любой вулкан – горящая гора, а три головы нашего змея – еще одна идентификация. На мой взгляд, очень убедительно!

Разные мнения о роли ДаДо

Но вернемся к биатлону, хотя не так уж и отвлечемся от сказаний с былинами, что сейчас сочиняются в отношении китайских биатлонистов. Тех самых, что не только уважают драконов, но и готовятся к домашним Белым играм-2022. Причем под началом нашей Домрачевой и ее супруга Бьорндалена, хотя, наверное, корректнее было бы начать именно с норвежца.

Ибо роль Дарьи в прогрессе китайских стреляющих лыжников, которые становятся все заметнее и заметнее, оценивается по-разному. Кто-то видит ее фигуру чисто декоративной – а-ля "звездный амбассадор", ответственный за позитивную репутацию.

Ведь никакого опыта-де у ДаДо нет, и она ранее в принципе не собиралась пробовать на вкус тренерского хлеба. Все получилось спонтанно, исключительно вследствие мужниной воли. Более того, и на деятельность Бьорндалена есть аналогичные скептические взгляды, хотя, учитывая, что Уле почти всю карьеру работал индивидуально, они уже не так хорошо мотивированы.

А заслугу в профессиональном росте китайцев больше относят на долю знаменитого олимпийского чемпиона по пулевой стрельбе Жан-Пьера Ама, чьими молитвами начался в свое время взлет французского биатлона. Его ученик – ценитель мальвазии Пуаре. Еще один – самый эффективный наставник XXI века Мазе.

И вот китайцы нашли финансовые аргументы для возвращения Ама в биатлон, да и других спецов у них хватает. В том числе в сервисном отделе, в котором трудятся норвежские "снежники"-"смежники".

Но есть и другое мнение: Домрачева играет важную роль в китайской сборной, и все барышни ей хотят подражать. Доказательство, в принципе, налицо, достаточно посмотреть, как начинает стрельбу стоя Тань. А начинает она с центральной мишени, как это делала всю карьеру ДаДо, так и не перешедшая на строгую последовательность.

Так что этому спору – идти и идти. Впрочем, у меня есть своя версия резкого прогресса китайцев, которая не очень-то касается тренерских изощрений и, в принципе, лежит на поверхности. Вспомните, что все хозяева будущих Олимпиад начинают резко прогрессировать, чтобы после церемонии закрытия…

Ну, где канадцы после подвигов Ванкувера-2010 (речь не только и не столько о биатлоне)? Итоги Игр-2014 в Сочи до сих пор оспариваются. А "корейцы" Фролина и Лапшин? Словно перед Пхенчханом-2018 они "болели", имея "терапевтическое исключение", а нынче стали здоровыми. Их же диагнозы перешли по наследству к китайцам…

И не только к ним. Очень бы хотелось услышать заявление норвежки Экхофф, что она здоровый человек, и ее фамилии нет в списках "терапевтических исключений". А то ведь биатлонистки, конкурировавшие с ней в эстафете Рупольдинга (как понимаете, не белоруски), поражались: "Она ведь не задыхается на подъемах! Совсем не дышит".

… Это еще написано к тому, что о борьбе с тайнами ТИ нельзя забывать. Ее надо вести ежедневно. В том числе на этапе в Словении, далее – везде.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Теги:
Дарья Домрачева, Кубок мира по биатлону, биатлон

Главные темы

Орбита Sputnik