20:41 18 Октября 2019
Прямой эфир
  • USD2.04
  • EUR2.27
  • 100 RUB3.19
Строительство БелАЭС

Вильнюс против БелАЭС: как меняется сознание литовских чиновников?

© Sputnik / Виктор Толочко
Колумнисты
Получить короткую ссылку
108542

Литва выносит свое негативное отношение к проекту БелАЭС на наднациональный уровень и пытается максимально испортить атмосферу для Беларуси на любых направлениях, считает колумнист Sputnik Александр Шпаковский.

28 марта заместитель министра иностранных дел Беларуси Олег Кравченко сообщил, что подписание документа о приоритетах партнерства между Беларусью и Евросоюзом "зашло в тупик". Переговоры упираются в "принципиальную" позицию Литвы, которая выносит свое негативное отношение к проекту БелАЭС на наднациональный уровень и пытается максимально испортить атмосферу для Беларуси на любых направлениях, включая сотрудничество с Европейским союзом.

Как меняется сознание литовских чиновников?

При этом в Литве стартовала кампания по выборам нового президента, и окно возможностей в отношении белорусского атомного проекта понемногу начинает сдвигаться от категорического неприятия до вынесения неких предложений, которые, хотя и выглядят пока нелепо, в литовской ситуации все же свидетельствуют о некотором прогрессе. Ведь, напомним, еще не так давно Литва на официальном уровне отнесла Белорусскую АЭС к "угрозам национальной безопасности", а значит, любые попытки диалога на эту тему из плоскости технического обсуждения попадали в поле зрения специальных служб. Всего лишь несколько неформальных встреч с представителями компании "Росатом" стоили кресла вице-спикеру литовского Сейма Миндаугасу Бастису, который не доложил о своих контактах "куда надо" и был подвергнут унизительной процедуре расследования.

Однако сейчас высшие должностные лица Литвы с сожалением признают, что "остановить проект не удастся", несмотря на все усилия литовской дипломатии вынести двусторонний вопрос на международный уровень и заручиться поддержкой своих партнеров по блоку НАТО и ЕС. При этом ни попытки привязать Белорусскую АЭС к "соблюдению прав человека в последней диктатуре Европы", ни запугивание Запада "грязной атомной бомбой, которую строит Россия у границ Евросоюза" не возымели особого воздействия. Реакция союзников Литвы была достаточно вялой, а соседняя Латвия и вовсе заявила о том, что готова к конструктивному сотрудничеству с Минском в области энергетики.

Да, Вильнюсу действительно удается заблокировать позитивное движение в отношениях Беларуси, однако это никак не влияет на развитие белорусской атомной программы, то есть приносит литовским властям скорее моральную сатисфакцию, никак не приближая к решению поставленной и всенародно озвученной стратегической задачи. Причем степень готовности Белорусской АЭС очень высокая, ожидается, что первый энергоблок будет введен в эксплуатацию в 2019-м, а второй – в 2020-м году. Таким образом, новый президент Литовской Республики получит в наследство от Грибаускайте действующую БелАЭС на границе и порядком испорченные отношения с официальным Минском.

Безусловно, этот факт начинает доходить до литовских политиков, которым еще придется "жить и работать" после того, как уйдет "железная Даля". В частности, премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис недавно объявил, что у него есть "план-хулиган" для белорусской стороны, исключающий закрытие станции. К слову, это заявление Сквернялис, который выдвинул свою кандидатуру на предстоящих выборах главы государства, сделал на встрече с избирателями, что свидетельствует о наличии в литовском обществе запроса на диалог с Беларусью по теме АЭС, поскольку требование "закрыть станцию" на сегодняшний день выглядит абсурдно.

Анекдотичный "план-хулиган"

Явно намекая в адрес г-жи Грибаускайте, Сквернялис отметил, что "нужно не пустословить, а предложить соседям конкретное решение и поспособствовать его реализации". Правда, бодро начав за здравие, литовский премьер все же закончил за упокой, так как "план-хулиган" оказался настолько безбашенным, что белорусская сторона на время оказалась просто обескуражена. Сквернялис предложил большую часть инфраструктуры БелАЭС, включая сети и электрогенерирующие мощности, использовать для оборудования станции на газе, который Минск будет приобретать у Литвы. Анекдотичность ситуации в том, что белорусская атомная программа в принципе направлена на то, чтобы уйти от газовой зависимости в энергетическом секторе, при том, что сегодняшние условия контракта для Беларуси, несмотря на все противоречия между национальным правительством и "Газпромом", все же гораздо выгоднее, чем любые варианты импорта газа, особенно из Литвы.

Общеизвестно, что Литовская Республика не является газодобывающей страной, а газ для Беларуси предполагается поставлять из плавучего терминала сжиженного природного газа (СПГ) Independence в г. Клайпеда, который был арендован у норвежской стороны и обеспечивается поставками сырья из Норвегии, Катара и США. Надо сказать, что СПГ Independence в Клайпеде – это еще одна грустная литовская история, когда наполеоновские планы официального Вильнюса разбились о суровую реальность практической экономики. Дело в том, что, стремясь "уйти от энергетической зависимости от России", Литва совершила весьма непродуманную инвестицию, в надежде на помощь ЕС и солидарность соседних государств. Однако Евросоюз отказался присваивать СПГ-терминалу статус регионального проекта, а соседние Латвия и Эстония "независимому" норвежскому газу предпочли "зависимый" российский. Поэтому СПГ в Клайпеде является убыточным, реально загружен лишь на 30%, а доля российского газа в энергетическом хозяйстве Литвы снова увеличивается.

В частности, известно о том, что Литва подписала очередной контракт с компанией "Газпром" на поставку газа в 2019 году. То есть получается, что хитроумный Сквернялис предложил белорусской стороне переоборудовать построенную на кредитные средства АЭС и покупать газ из убыточного литовского СПГ-терминала, тем самым спасти репутацию литовского правительства, а сама Литва закроет потребности внутреннего рынка за счет сделки с "Газпромом". Неудивительно, что такой "план-хулиган" вызвал гомерический хохот у специалистов в белорусской столице, а на публику отечественные чиновники ограничились констатацией того, что "предложение носит политический характер, и видно, что поступило от политиков, а не технарей, которые в этом хоть что-то понимают". Именно такую реакцию на предложение Сквернялиса высказал заместитель министра энергетики Михаил Михадюк во время пресс-конференции на площадке БелАЭС.

Однако, повторим, что сам факт пусть смехотворного, но все же предложения со стороны Литвы уже говорит о том, что сознание чиновников этой страны постепенно начинает меняться к лучшему. Соответственно, и переговоры Беларуси с ЕС о подписании рамочного договора по приоритетам партнерства, которым будут облегчены условия для белорусских компаний на европейском рынке (введены послабления визового режима и пр.), рано или поздно завершатся с позитивным результатом.

Конечно, жаль потерянного времени и упущенных возможностей, однако этот счет также можно будет представить новым властям Литвы. Благо, общих тем, где Вильнюс зависит от Беларуси, предостаточно.

Теги:
энергетика, Евросоюз, БелАЭС, Литва, Беларусь

Главные темы

Орбита Sputnik