Украина должна была сплотить "свободный мир", но что-то пошло не так

© PixabayФлаг Украины
Флаг Украины - Sputnik Беларусь, 1920, 07.04.2022
Подписаться на
НовостиTelegram
Все больше людей отмечают, что "свободный мир", состоящий из демократий по всему глобусу, — это была фантазия и именно теперь, вследствие украинских событий, это стало заметнее.
Один из ключевых информационных фантомов нынешнего глобального украинского кризиса, как напоминает колумнист РИА Новости Дмитрий Косырев, касается того, что он, этот кризис, наконец-то сплотил демократии по всему "свободному миру" в их борьбе с российско-китайским авторитаризмом и это нерушимое единство теперь надолго.
Но сегодня эксперты самых разных направлений начинают замечать: разворошилось совсем другое гнездо — и пытаются разобраться, какое именно. Заметим, что сейчас мы будем цитировать или упоминать людей, которые к пророссийским никак не относятся, а кто-то из них и сильно антироссийский. Тем интереснее их мысли, например, о том, что "свободный мир", состоящий из демократий по всему глобусу, — это была фантазия и именно теперь, вследствие украинских событий, мы все это точно видим.
Шив Шанкар Менон, бывший советником по национальной безопасности премьер-министра Индии Манмохана Сингха в 2010-2014 годах, полагает: идея "свободного мира" лишь показала сегодня свою нелогичность. В том числе потому, что в большей части столиц Азии — тех, которые кто-то записывает в "демократии", — конфликт вокруг Украины считают борьбой европейцев за европейский же порядок, и такой борьбой, от которой всем плохо.
И она, говорит Менон, все равно выглядит как побочный сюжет главной мировой драмы — соревнования между США и Китаем. И никак не влияет на фундаментальное противоречие для некоторых азиатских государств, тех, чья безопасность зависит от США, но экономическое выживание — от Китая (это, поясним, и Япония, и Южная Корея, и несколько других).
В итоге миропорядок не только не выстраивается по линии "демократии — автократии" — все наоборот, порядок этот еще больше фрагментируется. И все нынешние события как минимум обострили в Азии чувства того, что она особая, отличается от Запада и всех остальных. А до Менона в том же журнале, Foreign Affairs (США), выступил знаменитый Фрэнсис Фукуяма, один из основоположников идеи глобализма, и подорвал этот самый глобализм (и идею единого "свободного мира") весьма фундаментальным образом.
Суть проблемы тут вот в чем: по какой причине десятки государств должны сейчас надолго сплачиваться против России, Китая, бомбить их санкциями, от которых плохо прежде всего их собственному населению? А по той причине, что есть общие демократические ценности. Они, эти ценности, и являются тем самым "свободным миром", что ради них живет.
Но тут Фукуяма высказывает антиглобалистскую, хотя более чем очевидную вещь: очень немногие люди любят человечество в целом. Для большей части землян их страна — самый большой объект верности и солидарности. И их верность — это то, что дает государству право управлять этими людьми. А все наднациональные структуры, неожиданно говорит великий глобалист, не ловят мышей: они ведь всегда опираются на государства, чтобы проводить свои постановления в жизнь.
Что же касается выводов, то вот тут неожиданность: государство — это то, что должно силой насаждать либерализм (то есть, заметим, свободу). А если государства эти будут строиться на основе религии, расы, языка и прочего, то все будут воевать со всеми и мир получится неправильный (смотри выше — фрагментированный). И тут следует еще один вывод: если позволить России подорвать украинскую демократию, то в этом мире может случиться что угодно — вплоть до возвращения к власти Дональда Трампа, который будет вести себя как Владимир Путин.
Интересные по такому поводу возникают мысли: это киевский режим, что ли, насаждал свободу, а вовсе не превосходство расы и языка, включая массовые убийства жителей, которые с такой свободой и таким превосходством не были согласны? Но главное здесь все же — это признание, что без поддерживаемого людьми государства никак и общечеловеческие ценности только через него можно навязывать этим самым людям.
Трудно сказать, вернется ли Трамп к власти и как он будет себя вести, но в Венгрии и Сербии только что все пошло в полном соответствии со страхами Фукуямы. Там народ оставил у власти как раз тех, кто опирается на национальные ценности, в том числе на язык и религию. А еще есть национальные интересы, которые происходят от географии, особенностей экономики и сложившихся связей, собственно, об этом говорит Шив Шанкар Менон. Общий вывод тот самый: идет фрагментация мира вместо выстраивания его по идейному принципу (автократы против демократов).
Но на самом деле все еще хуже и сложнее, по крайней мере в Европе. Одно дело — тамошние жертвы глобализма и идей "свободного мира", которым сейчас объясняют, что ради солидарности с Украиной им надо ездить медленнее и прикручивать обогреватели (и они тормозят и прикручивают). Другое дело — восточноевропейцы и их коллеги из других регионов, которые в прошлом месяце собрались на конгресс консервативных сил в Брюсселе. Вот где творился настоящий идейный хаос. Тема была — точно по Фукуяме — "Национальное государство в Европе".
С одной стороны, почти все, особенно поляки, кипели от ярости по поводу России и украинских событий. А украинцы, соответственно, олицетворяют для этих людей любовь к национальному отечеству. Хочется спросить, какие украинцы, восточные или западные, но и без того ясно: любым европейцам непонятно, что на территории этой несчастной страны гражданская война сейчас полыхает ярче любой спецоперации. Помните, мы начинали разговор с упоминания информационных фантомов украинского кризиса, что он сплотил "свободный мир" в борьбе с российско-китайским авторитаризмом? Вот, а единый сопротивляющийся украинский народ — это еще один такой фантом.
С другой стороны, на той же конференции в Брюсселе консерваторы бушевали против структур ЕС, травящих Венгрию или Польшу за их отстаивание национальных ценностей. И говорили, что каждой стране континента надо вернуться к национальным ценностям и христианским корням, подрываемым глобалистами. И как тут не вспомнить, что Фукуяма считает: если позволить государствам быть национальными, то они начнут воевать друг с другом.
Интересно, что же Россия все-таки сделала: она сплотила против себя "свободный мир" или привела его в нынешнее фрагментированное состояние? Или, может быть, начала принимать решения, не дожидаясь того, как и насколько долго будет разбираться сам с собой этот мир, свободный или не очень?
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
Лента новостей
0