Максим Ермолович: Беларусь хотела бы обсуждения снятия санкций с Западом

© Sputnik / Рамиль Ситдиков / Перейти в фотобанкМаксим Ермолович, архивное фото
Максим Ермолович, архивное фото - Sputnik Беларусь, 1920, 29.12.2021
Подписаться на
Угрожают ли санкции против "Беларуськалия" экономике Беларуси и стоит ли ждать возобновления рейсов "Белавиа" в Британию – большое интервью с Максимом Ермоловичем.
Посол Республике Беларусь в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии Максим Ермолович рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Ксении Алейниковой о том, кто стоит за нападением на посольство республики в Лондоне, какие меры принимаются в связи с инцидентом, угрожают ли санкции против "Беларуськалия" экономике Беларуси и стоит ли ждать возобновления рейсов "Белавиа" в Британию.
– Максим Леонидович, начать беседу хотелось бы с насущной темы последних дней, а именно нападения на посольство Беларуси в Лондоне. Расскажите, как это произошло?
– Мероприятия у здания посольства в связи с несогласием с результатами выборов и ситуацией в Беларуси и раньше проходили с определенной регулярностью. В выходной день, 19 декабря, наши соотечественники пришли к зданию посольства для того, чтобы выразить свой протест.
Как оказалось, протест не закончился мирно, и часть протестующих решила штурмовать посольство, выбрав для этого достаточно оригинальный способ: они в приличном подпитии купили несколько десятков яиц и забросали фасад здания посольства, причем досталось не только белорусскому посольству, но и нашим соседям (рядом расположены дипмиссии Монголии и Азербайджана – Sputnik). Это уже не первый случай, когда подобное происходит с нашим посольством, и сотрудники дипмиссии обратились в полицию.
В ожидании приезда полиции один из дипломатов был заблокирован так называемыми протестующими, и на него фактически было совершено нападение. Для того, чтобы как-то оградить от физического воздействия нашего консула, ему на помощь пришли сотрудники посольства.
Дальше все очень четко видно на той видеозаписи, которую один из наших сотрудников сделал в процессе так называемого "общения" с представителями протестного движения. Кроме того, что они высказали ряд оскорблений в адрес дипломатов, правительства и президента Беларуси, они попытались как-то "наказать" дипломатов, атакуя их физически.
Приезд полиции почему-то затянулся на более долгое время, чем ожидалось. Один из наших дипломатов, консул, пострадал: нападающий ударил его в лицо, сломав нос, выбив зуб. Кроме того, консул получил сотрясение мозга. Сейчас мы проводим все необходимые мероприятия для того, чтобы привлечь виновных к ответственности. Мы обратились в полицию, получили заключение NHS (Служба здравоохранения Великобритании – Sputnik) о том, какие повреждения были нанесены сотруднику диппредставительства.
Полиция получила от нас и видеозаписи происходящего, которые достаточно четко показывают, что здесь происходило и кто несет за это -ответственность. Наши соотечественники и вообще участвующие в этом инциденте не очень-то скрывали свои лица и, мне кажется, что для представителей британской полиции не составит никакого труда установить их личности. Я надеюсь, что это уже сделано.
– Находится ли посольство в контакте с правоохранительными органами Великобритании?
– Мы активно сотрудничаем с полицией, мы предоставили записи с камер видеонаблюдения, которые установлены в посольстве и на подходах к зданию, и видео, снятые сотрудниками. Наши коллеги из посольств Азербайджана и Монголии тоже могли бы дать соответствующие пояснения и, возможно, даже предоставить видеозаписи для полиции. Одновременно полиции даны пояснения всеми участниками инцидента с нашей стороны. Надеемся, что полиция проведет тщательное расследование этого инцидента и все виновные будут привлечены к ответственности.
– То есть, по вашим данным, все участники этого нападения – это выходцы из Беларуси?
– Достоверно мы этого сказать не можем, потому что не проводим какие-либо дознания, но учитывая, что они причастны к протестному движению, есть все основания предполагать, что это выходцы из Беларуси. У нас по этому поводу каких-то больших сомнений нет, мы не считаем, что это представители других государств. Все эти люди имеют самое непосредственное отношение к Республике Беларусь.
– Были сообщения по поводу причастности к инциденту белорусской диаспоры "Надзея" в Лондоне, однако сама организация опровергла эту информацию. Подтвердилась ли уже информация о роли группировки "Надзея" в этом происшествии?
– Нам сложно это комментировать, потому что мы не имеем никаких официальных взаимоотношений с группой "Надзея" и, честно говоря, я не знаю о ее статусе, но мы понимаем, что это одна из многочисленных организаций, которая действует в Великобритании, и деятельность ее направлена на то, чтобы осуществлять протест действующей власти в Республике Беларусь и фактически способствовать смене этой власти.
Понятно, что такая деятельность противоречит белорусскому законодательству, носит явный противоправный характер. После произошедшего инцидента лиц, которые осуществляли эту деятельность, можно смело называть радикалами, а подобную деятельность – носящей признаки экстремистской.
Комментировать заявления представителей тех или иных диаспор в Великобритании мне сложно, но по информации, которую мы получаем от наших коллег из Минска, мы знаем, что есть такая организация и что она и была устроителем мероприятия, проходившего здесь 19 декабря. Лозунги и требования этой организации также широко и публично освещены, поэтому каждый интересующийся может понять, на что она нацелена.
– Британская полиция подтвердила задержание одного человека в связи с этим инцидентом, затем его отпустили, сейчас расследование продолжается. Есть ли у посольства новая информация от полиции о ходе расследования?
– Мы пока официальных запросов о предварительных результатах расследования в полицию не направляли, но собираемся это сделать в ближайшее время – причем как напрямую в муниципальную полицию, так и запрос по каналам дипломатической связи. Конечно, нас интересует, как проходит расследование, кто эти люди.
Это важно знать не только для того, чтобы восторжествовала справедливость и виновные были наказаны, но и с точки зрения обеспечения безопасности самого диппредставительства и организации совместной работы с представителями Великобритании по обеспечению нормального функционирования дипломатического представительства, как это должно быть в соответствии с Венской конвенцией.
Поэтому мы находимся в тесном взаимодействии с МИД Великобритании и полицией для того, чтобы установить обстоятельства случившегося и выработать некий механизм взаимодействия, который позволит не допустить таких инцидентов в будущем. Я хочу выразить свою личную твердую позицию о том, что дипломаты и диппредставительство неприкосновенны и каждый должен об этом знать, а если происходят такие инциденты, они должны быть тщательно расследованы, а все виновные – понести наказание.
– Какие меры может предусматривать этот механизм обеспечения безопасности? Это усиление охраны или еще что-то?
– Мне бы не хотелось раскрывать все детали и обстоятельства этой совместной работы, она проводится, мы находимся в прямом контакте с дипломатической полицией, которая ответственна за охрану всех диппредставительств в Великобритании. Есть четкие инструкции, которые выполняют дипломаты и дипломатическая полиция.
Чего бы нам еще хотелось – это наличия более понятного протокола действий всех лиц, которые находятся вблизи дипломатического представительства, в том числе тех, кто желает организовать и провести мероприятие в непосредственной близости от здания посольства.
Как показала практика, это важно для обеспечения безопасности диппредставительства, потому что любой, даже мирный, протест способен перерасти в довольно жесткое силовое противостояние и ничто не останавливает наших оппонентов от того, чтобы нападать на дипломатов. Для предотвращения подобных случаев должно работать не только посольство Беларуси, но и органы страны пребывания – это касается любого дипломатического представительства как в Великобритании, так и в других странах мира.
Если сравнивать белорусское законодательство и как оно реагирует на подобные инциденты, то я должен сказать, что в рамках нашего законодательства и действий наших органов правопорядка такой инцидент был бы уже расследован, я думаю, что виновные были бы уже задержаны и наказание было бы неотвратимым и довольно жестким. Посмотрим, как отреагируют на инцидент наши коллеги здесь, в Великобритании.
– Вы упомянули о том, что подобные акции протеста проводились и ранее. Насколько частыми и многочисленными они были? Повторялись ли акции после нападения на дипмиссию 19 декабря?
– Я приступил к работе 20 августа 2020 года, и фактически в этот период, в первые два-три месяца, эти акции были достаточно частыми и многочисленными. Впоследствии протестная активность снизилась, но, тем не менее, люди приходили и выражали свою позицию. Здесь собиралось в выходные дни как в прошлом, так и в этом году от 15 до 30 человек. Примерно в таком же количестве, около 30 человек, проводилась и акция 19 декабря.
С протестной деятельностью мы регулярно сталкиваемся с августа 2020 года, но в последние месяцы текущего года такой регулярности мы уже не наблюдали, то есть акции проходят с большими интервалами и как правило приурочены к событиям, происходящим внутри страны, но, как показала практика, важна не регулярность протестных акций, а радикализм, который начинает выкристаллизовываться внутри этого протеста.
Это, наверное, самый высокий риск, который представляют подобные акции, и мы не хотели бы видеть дальнейшего развития этой ситуации, поэтому призываем своих коллег в Великобритании действовать решительно, осудить произошедшее и принять все необходимые меры для того, чтобы данный инцидент не повторился, в том числе взаимодействуя с диаспоральными организациями здесь и предупреждая их о недопустимости таких действий и неприкосновенности дипломатов.
С 19 декабря до настоящего времени подобные акции не проводились – это понятно, сейчас в Великобритании период каникул и праздников и ожидать какой-то высокой протестной активности, наверное, не следует.
Однако Беларусь сейчас стоит на пороге больших изменений, проводится очень важная для страны конституционная реформа и ожидаются существенные перемены в системе государственного управления, поэтому как отреагируют наши оппоненты я не знаю, но хотелось бы, чтобы обсуждение конституции осуществлялось в рамках законодательства, носило легальный характер и мы могли бы достигнуть консенсуса во взаимоотношениях с соотечественниками в Британии.
– Политика Беларуси подвергается жесткой критике со стороны стран Запада, в том числе Великобритании. Кроме того, в отношении республики применяются экономические санкции. По вашей оценке, каков ущерб от санкций для торговли Беларуси с зарубежными партнерами?
– Правительство Беларуси постоянно оценивает экономический эффект от западных санкций и принимает меры для того, чтобы экономика страны от них пострадала в наименьшей степени.
Если это касается финансового сектора, то правительство находит пути, как заместить источники финансирования развития страны другими, не связанными с ЕС или США источниками. Это требует времени, и понятно, что после введения этих санкций эффект от них все-таки воздействует на возможность страны динамично развиваться и, конечно, нас весьма огорчает закрытие доступа страны к привлечению финансовых ресурсов, инвестиций из стран Европейского союза, Великобритании и США.
Это была значительная часть ресурсов для внутреннего переустройства страны, для создания инфраструктуры и то, что введены санкции для Министерства финансов Республики Беларусь, продолжает влиять на ситуацию с финансированием крупных инфраструктурных проектов.
Но страна эффективно решает эту проблему, замещая ставшие традиционными для нас в последние десять лет источники финансирования со стороны Европейского банка реконструкции и развития, Европейского инвестиционного банка и других глобальных фондов другими средствами, в том числе набирает обороты в Республике Беларусь деятельность Евразийского банка развития. Мы взаимодействуем и с Российской Федерацией, и с китайскими банками для того, чтобы привлекать недостающие ресурсы для строительства дорог, реализации экологических мероприятий и совершенствования инфраструктуры внутри страны.
– Наблюдается ли по итогам 2021 года существенное сокращение товарооборота с Британией на фоне санкций и каковы ожидания на 2022 год?
– Товарооборот с Великобританией продолжает падать, за январь-октябрь 2021 года он снизился на 58%. Падение продолжается второй год и виной этому, в первую очередь, являются санкции.
Беларусь в достаточно больших объемах осуществляла экспорт и импорт нефти и нефтепродуктов через британскую компанию BNK (UK) Limited, и это обеспечивало существенный объем взаимной торговли между двумя странами. Фактически британская компания была таким европейским хабом, осуществляющим деятельность в нефтехимическом комплексе со всеми странами Европейского союза. После введения санкций (в июне 2021 года – Sputnik) в отношении компании эти объемы снизились.
Ситуация с BNK будет продолжать влиять на двустороннюю торговлю – к тем объемам, которые у нас были до введения санкций, мы уже не вернемся и восстановить их будет невозможно. Но это не означает, что подобное решение существенно затронуло деятельность нефтехимического комплекса Беларуси. Санкции изменили структуру сделок, и теперь они проходят без участия резидента Великобритании. Это прямые потери налогов для Великобритании, связанные с прекращением деятельности BNK.
Если же мы выведем за скобки нефтяную составляющую и будем рассматривать торговлю несырьевыми товарами, то объемы нашей двусторонней торговли продолжают увеличиваться. При этом появляются новые товары, которые Беларусь поставляет в Британию.
Экономическое взаимодействие обеспечивается уже давно устоявшимися связами между контрагентами в Республике Беларусь и Британии. Однако введение санкций не будет способствовать тому, чтобы такие экономические взаимоотношения сохранялись, и в дальнейшем сложно прогнозировать какой-то существенный прирост взаимной торговли. Поэтому объемы внешней торговли будут носить устойчивый характер, если не будет введено никаких дополнительных секторальных санкций или ужесточения действующих квот.
Если сохранится сегодняшний статус-кво или начнется работа по отмене этих экономических санкций, то мы сможем постепенно начать возвращаться к докризисным или доковидным объемам взаимной торговли. Мне бы хотелось именно такого сценария: чтобы экономики наших стран развивались динамично, чтобы британские инвестиции вернулись в Республику Беларусь, а белорусские товары в больших объемах появились в Великобритании. Это моя основная задача.
– Действительно ли санкции являются сильным ударом по экономике, учитывая, что под санкции попало одно из крупнейших предприятий республики "Беларуськалий"? И каковы в целом перспективы дальнейшего сотрудничества, учитывая политическую риторику и экономические меры со стороны западных стран?
– Что касается торговли, то объемы нашего взаимодействия с Европейским союзом и Британией в основном были связаны с импортом технологического оборудования для нашей модернизации. Этот процесс продолжается, в этом плане санкции никоим образом не сказываются, работа по модернизации внутренних производств продолжается.
Что касается поставки наших товаров, то здесь возникают проблемы, но они не так существенны, потому что есть возможность диверсифицировать поставки, они пользуются спросом – если это касается калийных удобрений, то "Беларуськалий" занимает до 30% мирового рынка хлористого калия, поэтому спрос на эту продукцию никуда не исчезает. Санкции вызывают некоторые неудобства, связанные с платежами и поставками продукции, но я думаю, что это быстро разрешится.
Однако предприятия малого и среднего бизнеса, которые мы развивали в стране совместно с зарубежными коллегами, находятся в зоне риска, им нужно время, чтобы перенастроить поставки и переориентировать продукцию на другие рынки. На крупных производствах эффекты от санкций сказываются меньше. Даже нефтепереработка, которая попала под серьезные санкции, продолжает работать и каких-либо существенных отклонений от заявленных планов работы на 2021 год не произошло.
Печально, что Британия ввела санкции против основного белорусского нефтетрейдера на европейском рынке, который был зарегистрирован как британская компания BNK (UK) Limited. Компания была вынуждена полностью прекратить свою деятельность, хотя на товарооборот Республики Беларусь с Великобританией она оказывала решающее воздействие, потому что эта компания работала на весь европейский рынок.
Работа этой компании носила исключительно коммерческий характер, и я до сих пор не понимаю, чем было вызвано решение о применении к ней экономических санкций, но в итоге BNK находится в стадии ликвидации, и сегодня мы пытаемся совместно с санкционными органами Великобритании решить, как это сделать в рамках законодательства.
При этом ни одна британская компания, которая работает в Республике Беларусь – как самостоятельное или совместное предприятие – не прекратила свою работу. Поэтому решение всегда за правительствами, и мне кажется, что решение в отношении BNK, равно как и закрытие воздушного пространства Великобритании и Европейского союза для пролетов белорусской авиакомпании "Белавиа", это неправильное решение, которое в значительной степени затрагивает интересы простых граждан Беларуси и Британии.
Мы в посольстве предпринимаем все усилия для того, чтобы возобновить авиасообщение, чтобы белорусский авиаперевозчик вернулся к нормальному режиму работы. Надеюсь, что сейчас мы можем вернуться к этому вопросу и начать обсуждение того, как вернуть белорусские рейсы в Великобританию.
– Когда начнется это обсуждение восстановления рейсов "Белавиа"?
– Эта работа ведется, в том числе с привлечением квалифицированных специалистов здесь, в Великобритании. Мы взаимодействуем и с авиакомпанией "Белавиа", и с юридическими компаниями, которые представляют интересы перевозчика в Великобритании, и пытаемся достучаться до представителей государственных органов Великобритании, донести до них объективную позицию в отношении белорусского авиаперевозчика.
Надеемся, что мы в конце концов достучимся до своих коллег в Великобритании и решим эту проблему, вопрос только в том, насколько нас хотят услышать. Мы попробуем возобновить эту работу по линии МИД и Минтранса Соединенного Королевства после рождественских каникул в Британии. Отмена ограничений в отношении авиаперевозок дала бы возможность продолжить работу по другим направлениям.
Правительство Республики Беларусь свое решение приняло, это касается проведения полномасштабной конституционной реформы, изменения политической системы в стране, поэтому мы ждем адекватной реакции на эти действия со стороны западных стран, включая Великобританию, и хотели бы начать обсуждать практические вопросы, к которым относится снятие всех экономических ограничений, в том числе в отношении "Белавиа".
– Запад обвиняет "Белавиа" в причастности к миграционному кризису на границе Беларуси и Польши. На фоне ситуации с мигрантами Британия даже отправляла в Польшу военных инженеров. Как сейчас развиваются события на этом треке и обсуждается ли данная тема с британскими властями?
– По данному вопросу, к сожалению, происходит достаточно однобокое общение с британскими властями. Свою позицию о тех процессах, которые происходят в Республике Беларусь в связи с наплывом мигрантов из стран Ближнего Востока и Африки, мы выразили, довели эту информацию не только до британских властей, но и до международных организаций, которые занимаются защитой прав человека, показали реальную картину происходящего, охарактеризовали действия властей Польши и Литвы по отношению к мигрантам.
К сожалению, ситуация сохраняется и те варианты разрешения миграционного кризиса, которые предложила Республика Беларусь, не находят поддержки и понимания у стран Европейского союза. В ответ на наши предложения по алгоритмам сотрудничества мы получаем такие решения, как введение санкций в отношении авиаперевозчика, который никоим образом не связан с миграционным кризисом.
Кроме того, мы слышим обвинения в том, что этот миграционный кризис организован белорусским правительством, и Британия отвечает тем, что отправляет свои инженерные войска для строительства забора на границе между Беларусью и Польшей. Во-первых, миграционный кризис необходимо разрешать, и строительство забора – это не решение. Кстати, многие из этих мигрантов стремятся воссоединится со своими семьями, в том числе в Великобритании. Мы бы хотели видеть более понятный механизм взаимодействия в этой связи. Ведь миграционный кризис имеет более серьезные масштабы во взаимоотношениях Британии и Франции, тем не менее, заборы никто не строит, да они и не могут стать препятствием для остановки этого кризиса.
Мы взаимодействуем с международными организациями по защите прав человека, предоставляя данные о том, что происходит с этими мигрантами на территории Польши и Литвы, как к ним относятся и как это все соотносится с заявленными высокими стандартами в защите прав человека. К сожалению, возможности оказания мигрантам гуманитарной помощи явно недостаточны. Белорусское правительство делает все возможное, обеспечивает их необходимым питанием, водой, предоставляет кров, но люди не могут оставаться в таких условиях бесконечно, надо принимать в их отношении решения, скоординированные с ЕС и Британией.
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала