Перекрестная трансплантация: как в мире помогают друг другу органами

© Sputnik / Виктор ТолочкоДиректор МНПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии Олег Руммо
Директор МНПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии Олег Руммо - Sputnik Беларусь, 1920, 21.06.2021
Больше года действует обновленный закон о трансплантации органов и тканей. Среди главных новшеств, которые помогут спасти больше человеческих жизней, - расширение пула живых доноров-родственников и перекрестная трансплантация между странами.
Как работают новые законодательные нормы, когда донорский орган можно вывезти из страны, и в каких случаях белорусская печень достается иностранцам, Sputnik спросил у директора МНПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии Олег Руммо.

Ты мне, я - тебе

Поправки в Закон "О трансплантации органов и тканей человека" вступили в силу 1 января 2020 года. И уже был практически исполненный прецедент по обмену органами между странами. До этого логистически все было сложно претворить в жизнь из-за закрытых границ и локдаунов. Механизм сложный, но он досконально прописан в нашем законодательстве. По сути, это единственная вероятность того, что белорусский орган может выехать для трансплантации за границу.
"Мы все были готовы. Но в последний момент у нас появилась пациентка, которая без трансплантации могла умереть. Естественно, я не отдам белорусский орган в таком случае. Я спас нашу пациентку. Она, кстати, уже поправилась, все с ней хорошо, живет в Гомеле", - рассказывает Олег Руммо.
Такая договоренность об обмене донорскими органами давно существовала между странами, Беларусь подключилась лишь с началом действия обновленного закона. Соглашение начинает работать в экстренных случаях, когда без пересадки человек умрет: либо сейчас, либо уже никогда.
Когда в стране-участнице международных трансплантационных сообществ появляется такой пациент, врачи могут обратиться к своим зарубежным коллегам за подходящим донорским органом.
"Это для экстренных случаев, когда речь идет о жизни и смерти. Каждый спасает своих граждан и своих пациентов. Но если подобное случается, идет запрос в международную систему, мы к ней подключены. И в том случае, если у нас никто не умирает, мы можем отдать этот орган. Но с условием: потом таким же образом спасут жизнь нашего пациента, когда нам это понадобится", - объясняет механизм Олег Руммо.
Плюсы неоспоримы: страна небольшая, подходящего донорского органа в экстренной ситуации может не найтись, поэтому важно быть частью такой большой международной системы.

Пул родственников

До поправок в закон о трансплантации круг родственных пересадок был весьма ограничен: стать донорами могли только родственники "первой руки" – родители, дети, родные братья и сестры. Теперь он стал шире.
>>Белоруска стала матерью после проведения уникальной операции
Олег Руммо вспоминает, как недавно спас жизнь ребенку. Семья – обычные деревенские люди. У мамы трое детей, одному потребовалась пересадка печени. Никто не подходил, а вот ее родной брат согласился стать донором.
"Он тоже обычный сельский труженик, простой нормальный белорус. Пожертвовал часть своей печени. Раньше такое донорство было бы невозможным, но сейчас у нас есть шанс спасать больше жизней", - объясняет Олег Руммо.

Донорский обмен

Еще одна новелла – перекрестное донорство. Случаи редкие, но узаконить их стоит, чтобы при необходимости была возможность спасти сразу две человеческие жизни.
Условно говоря, у человека есть родственник, готовый помочь и поделиться своим органом (или его частью – печенью), но он не подходит реципиенту. У другого человека – такая же ситуация.
В случае "совпадения" по всем параметрам можно провести такую перекрестную трансплантацию.

Органы не продаются, даже иностранцам

Все операции по трансплантации и последующая пожизненная терапия для белорусов бесплатны: государство полностью покрывает расходы на это не самое дешевое лечение. Иностранцы же готовы платить немалые деньги за то, чтобы выполнить пересадку в минском центре.
И вопреки расхожему мнению зарубежные пациенты не покупают белорусские органы – они не продаются ни в одной стране мира. Сумма выставляется за проведение очень высокотехнологичной и очень дорогой операции.
Такой "экспорт" весьма дефицитных донорских органов вызывает у некоторых резонные вопросы: почему белорусский орган за деньги отдают иностранцу вместо того, чтобы спасти жизнь гражданину своей страны?
Олег Руммо за свою профессиональную карьеру трансплантолога сбился со счета, сколько раз ему приходилось развенчивать подобные мифы и расставлять все по полочкам.
"Во-первых, орган бесплатный: он никому не продается. Это стоимость операции, оплата труда высококвалифицированных специалистов, использования дорогостоящего оборудования и прочее. И все эти процессы для белорусов не бесплатны – они оплачиваются государством", - говорит директор центра.
Начиная в 2008-ом и делая всего лишь несколько пересадок в год, наша трансплантология сделала мощный рывок: сейчас в Беларуси совершается более 500 трансплантаций ежегодно. Это недешевое удовольствие.
"Путь, который мы прошли, потребовал существенного увеличения расходов. Любая страна исходит из тех бюджетов, которыми располагает. Мы не имеем возможности выполнять столько операций, сколько есть органов на сегодня", - объясняет Олег Руммо.
>>Трансплантологи Беларуси провели сложную пересадку печени и спасли ребенка
Условно говоря, страна может позволить себе, скажем, 50 трансплантаций, а хочется делать 70 и даже больше. И такое возможно, если выполнить, к примеру, 5-8 операций иностранцам.
Плюс есть органы, которые в силу разных причин не подходят имеющимся реципиентам: страна небольшая, а в листе ожидания не так уж и много людей. Порой появляется орган, который не подходит никому. 
Когда стоит выбор, спасти белоруса, нуждающегося в экстренной пересадке, или отдать орган иностранцу, но заработать на этом, Олег Руммо никогда не предпочтет второе.
"При прочих равных условиях белорус всегда в приоритете. И никакого "плана" по пересадке для иностранцев у нас в стране нет и никогда не было. В это можно верить или не верить, но это так и есть", - говорит Олег Руммо.
При этом белорус ждет почку в три раза меньше, чем англичанин: 400 дней против 1200. На печень в Беларуси реципиент может "стоять в очереди" около 30-35 дней, в Великобритании – 93. А вот среди детей в Беларуси практически нет листа ожидания на пересадку органов.
Читайте также:
Все время тянет в Минск: Беларусь подарила украинке новое сердце
Беларусь вошла в десятку стран – лидеров в области трансплантологии
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
АҧсныАҧсышәалаАбхазскийԱրմենիաՀայերենАрмянскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский