Опрокинувший доктрину: к 100-летию со дня рождения академика Андрея Сахарова

© Sputnik / Владимир Федоренко / Перейти в фотобанкАкадемик Андрей Сахаров
Академик Андрей Сахаров - Sputnik Беларусь, 1920, 20.05.2021
Советскому физику-теоретику, одному из создателей первой советской водородной бомбы, лауреату Нобелевской премии 1975 года 21 мая исполнилось бы сто лет. О знаковой личности эпохи – колумнист Sputnik Игорь Козлов.
Конец лета 1973 года был предельно эмоциональным и политизированным. В главной газете СССР "Правде" с разницей в три дня вышло сразу два коллективных письма с осуждением действий и поступков людей, имена которых большинство советских людей узнало только из прессы.
28 августа было опубликовано "Письмо 40 академиков", осуждающих поведение академика Андрея Сахарова. Через три дня подобное обращение к советской общественности подписали и писатели, с той лишь разницей, что в новом письме помимо Андрея Сахарова упоминался еще и писатель Александр Солженицын.

Эффект Эйнштейна

С Александром Солженицыным к тому времени для многих все было более или менее понятно – известный писатель, антисоветчик. С Андреем Сахаровым у большинства советских людей в голове была полная неясность, а серьезность претензий к академику добавлял тот факт, что среди подписавших письмо сорока ученых СССР, было пять Нобелевских лауреатов. Но ее быстро рассеяли "вражеские голоса" – "Би-Би-Си", "Голос Америки" и "Радио "Свобода".
В то время слушать западные радиостанции для интеллигентной части Советского Союза было правилом хорошего тона. Многие следили за часами и всегда находили время, чтобы поймать нужную волну и прильнуть ухом сначала к стационарному с "зеленым" глазком, а затем и переносному транзистору "ВЭФ". У рижского завода, производящего эти транзисторы, никогда не было проблем со сбытом, несмотря на откровенно высокую их цену.
Спутник_Светлый человек Андрей Сахаров. Кадры из архива - Sputnik Беларусь, 1920, 21.05.2016
Видео
Человек с чистой совестью Андрей Сахаров. Архивные кадры
Из западных радиопередач советские люди узнали, что Андрей Сахаров не просто академик, но и один из создателей советского ядерного оружия, за что был удостоен трех звезд Героя Социалистического Труда. Последняя ремарка к этой непонятной личности была и вовсе убийственной: Сахаров в 1969 году перевел свои сбережения в сумме 150 тысяч советских рублей на строительство онкологической больницы в Москве, в память о своей умершей от рака жене Клавдии.
У небогатого советского обывателя того времени, когда среднемесячная зарплата в сто рублей была признаком успеха, подобный поступок вызывал бесконечный шквал эмоций. Практически у всех был один вопрос: "Чего ему не хватало?" Этот вопрос раз за разом на протяжении 15 лет периодически появлялся на страницах советской печати, где голосом простого советского человека Андрея Сахарова обличали во всех мыслимых и немыслимых грехах.
Многие и сегодня склонны делить жизнь Андрея Сахарова на "до" и "после" его первого публичного выступления в 1968 году. Мне думается, что это не совсем так. Вся его жизнь была едина и неделима. Феномен, произошедший с Сахаровым, в свое время четко объяснил Альберт Эйнштейн: "на скоростях, близких к скорости света, начинаешь видеть обратную сторону вещей". Этой обратной стороной для Сахарова, занимавшегося созданием ядерного оружия, стала бездна, несомненная и неотвратимая в случае практического применения того, что он создавал.
Лично для себя он выбрал единственный путь, который под силу только гениям – раз и навсегда он отверг аксиому немецкого философа Фридриха Ницше о том, что в каждом из нас сидит "одновременно тварь и Творец". До конца своих дней в себе он оставил место только для Творца.

Письма в один конец

Пионером в переписке с первыми лицами СССР был академик Петр Капица, периодически писавший письма на разные темы Сталину. На ответы он не рассчитывал, но твердо знал, что его письма попадут к адресату – никто в то время и подумать не мог, что письмо академика Капицы Сталину могло быть "потеряно". А результаты своей переписки видел по реакции на те или иные предложения, которые делал первому лицу в СССР.
Андрей Сахаров свое первое эссе со сложным названием "Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе" направил генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Брежневу и надеялся получить четкий и ясный ответ на свои предложения. Академик Сахаров не мог и не хотел понять, что Леонид Брежнев, при всей своей огромной власти, просто не мог публично ответить ему, а тем более вступить в полемику.
Политические традиции того времени не предполагали публичной полемики, даже если речь шла об обращении трижды Героя Социалистического Труда. Андрей Сахаров обращался к Брежневу, которого знал многие годы и с которым у него сложились к тому времени уважительные отношения. Сахаров был знаком практически со всеми членами Политбюро. Более того, еще молодым 27-летним ученым он участвовал в заседаниях Президиума ЦК КПСС в 1948 году, а затем ночью шел на Октябрьское поле, где находился в дом, в котором он получил квартиру в Москве.
Видео
Последние годы лауреата Нобелевской премии Андрея Сахарова. Архив
Думаю, что до конца своих дней академик Сахаров так и не осознал, что в конце 60-х годов прошлого века он совершил невозможное – опрокинул одну из основных марксистско-ленинских доктрин того времени. Не в том смысле, что нашел и указал на ошибки классиков коммунистического учения, а в том, что опроверг "творческое развитие единственно верного учения" того времени, которым без устали занималось несметное число ученых обществоведов и академических институтов. Степень научности этих изысканий у многих вызывала сомнение, но общепризнанный политес был таков, что для того, чтобы не иметь проблем, практически все предпочитали помалкивать и делать вид, что согласны с данными "открытиями". Английский историк-марксист Эрик Хобсбаум подобной методологии дал емкое и ясное определение – "изобретение традиции".
Мое поколение и те, кто постарше, проходили в вузах общественные дисциплины, где изучали "Историю КПСС" и курс "научного коммунизма", по которому полагалась сдача государственного экзамена. Нам подавалась как аксиома доктрина о том, что Первая мировая война дала миру первое в мире социалистическое государство, Вторая привела к созданию социалистической системы, а третья приведет к победе коммунизма во всем мире.
В своем эссе Андрей Сахаров убедительно показал и доказал, что применение ядерного оружия в случае начала третьей мировой войны приведет к тому, что на планете Земля не останется ничего живого. Леонид Брежнев принял и подхватил эту идею, но не уровне публичного признания, а на уровне конкретных действий.
Практически все семидесятые годы прошли под знаком разрядки международной напряженности, которой занимался советский генсек. Это сегодня все кажется очевидным и естественным, а Леониду Брежневу, по большому счету, это стоило здоровья. Не только американские генералы были воинственно настроены в вопросах применения ядерного оружия, советский генералитет далеко от них не отставал – такова природа психологии людей в военной форме.
Один из самых информированных партийных функционеров того времени Карен Брутенц в своих мемуарах "Тридцать лет на Старой площади" вспоминал, что во время войны Судного дня осенью 1973 года, когда израильская армия попросту разгромила египетские войска и была в ста километрах от Каира, министр обороны СССР маршал Советского Союза Андрей Гречко требовал от Леонида Брежнева разрешения на нанесение ракетно-ядерного удара по Израилю. Брежнев устоял и на подобное не согласился. Наверняка, за его решением невидимой стеной стояло интеллектуальное воздействие академика Сахарова, о котором последний никогда так и не узнал.

Время все расставило по своим местам

Более чем десятилетнее противостояние академика Андрея Сахарова с высшей партийной властью СССР имело одну удивительную особенность. Ни Сахаров, ни Брежнев никогда не переходили на личности и не клеймили друг друга. Это была борьба идей, а не борьба людей. Но сложилось как сложилось – проигравшими оказались они оба, когда 8 января 1980 года в ответ на публичное выступление Сахарова против ввода советских войск в Афганистан власти выслали его в Горький и лишили всех советских наград.
Если первое решение можно было как-то объяснить – в преддверии московской Олимпиады власти просто не знали, что делать с Сахаровым, то второе было явным перебором. Началась борьба не Сахарова, а борьба за него. Партийные власти, сами того не желая, сделали из академика публичного политика. И с этого момента все его публичные оценки и мнение, даже если оно было ошибочным и не совсем корректным (я имею в виду его обвинения в адрес советской армии в Афганистане), принимались за истину. Это тот классический случай, когда важно не что сказано, а кем.
Время все расставило по своим местам. И в ХХI веке идеи человека "с одуванчиковой головой", как назвал его в одном из стихотворений Евгений Евтушенко, призывавшего преодолеть разобщенность, приобрели новый смысл и абсолютную значимость. И уже только по этой причине отца советской водородной бомбы можно считать одним из самых выдающихся людей ХХ века.
*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала