Lermont и Julic: петь по-белорусски на "Евровидении" - не выход

© Sputnik Артем БордовскийLermont (Василий Селищев) и Julic (Антон Рубацкий)
Lermont (Василий Селищев) и Julic (Антон Рубацкий) - Sputnik Беларусь
Конкурсную песню для отбора на "Евровидение" музыканты сначала хотели продать, но потом Тео (Юрий Ващук) предложил им самим исполнить "Heart Beat".

Неделя остается до финала национального отбора на популярный конкурс песни "Евровидение". Среди финалистов — Lermont (Василий Селищев) и Julic (Антон Рубацкий), которые на сцене уже не первый год, а от конкурентов отличаются заметно. Корреспондент Sputnik Евгений Казарцев пообщался с музыкантами — о "Евровидении", белорусском шоу-бизнесе и искренности.

С Lermont и Julic мы пообщались в одной из столовых Минска — сами музыканты смеялись, что в ней все именно так, как должно быть. Для поддержания беседы взяли чай и булочки.

© Sputnik Артем БордовскийLermont и Julic мы встретились в одной из столовых Минска
Lermont и Julic: петь по-белорусски на Евровидении - не выход - Sputnik Беларусь
Lermont и Julic мы встретились в одной из столовых Минска

"У нас была песня, мы хотели ее продать американским продюсерам. Но потом что-то не срослось, и Julic предложил ее Тео, чтобы он, возможно, снова поехал на "Евровидение". Песня ему понравилась, но он решил ее не забирать, а предложил самим попробовать себя на отборе конкурса", — рассказал Lermont о причинах участия в национальном отборе на популярный европейский конкурс.

Julic добавил: среди планов — попасть на максимальную ротацию европейских радиостанций и давать больше концертов в разных странах.

"Сам хочу становиться свободным благодаря музыке. И дарить это ощущение другим людям", — добавил Lermont.

Есть ли в Беларуси шоу-бизнес

Музыканты признались: выступать в России или Европе лучше еще и тем, что с одинаковым по уровню продуктом там можно быть гораздо успешнее.

"И там гораздо больший рынок, есть понятие "шоу-бизнес". У нас в стране можно много вещей реализовывать, но музыкантам сложнее. Там с такими же усилиями ты получишь большую отдачу, а потом и в Беларуси получишь большее признание", — отметил Julic.

Описали собеседники Sputnik и проблему белорусского шоу-бизнеса — почему достаточно большая страна не может быть самодостаточной с точки зрения музыкального рынка.

"Проблема нашего шоу-бизнеса — из-за отсутствия локального языкового поля. Есть литовские исполнители, которые собирают у себя в стране целые стадионы. Такое же есть во многих странах, где используют только свой язык", — добавил Julic.

Как уверен Lermont, пением по-белорусски "переломить" эту ситуацию нельзя — все же публика в стране должна не иметь другого, грубо говоря, выбора.

"Петь по-белорусски — не выход для развития белорусского шоу-бизнеса. Почти все говорят по-русски, даже мы сейчас. И ситуация с языком — естественный процесс. Да, в истории было то, когда людей принуждали на каком-то языке говорить, на каком-то — нет. Сейчас такого нет, и ни у кого нет цели назад всем "привить" белорусский язык", — с сожалением отметил Lermont.

Как уверен Lermont, пением по-белорусски "переломить" эту ситуацию нельзя — все же публика в стране должна не иметь другого, грубо говоря, выбора.

"Мое мнение — что нет (не поможет — Sputnik). В Литве все говорят на литовском, а у нас белорусский язык — умерший, к сожалению. То есть он есть, он поддерживается как-то искусственно… Если люди на нем не говорят в повседневной жизни — мы вот сейчас с тобой сидим и разговариваем по-русски. Вот и ответ", — ответил Lermont.

Исполнитель не думает, что если чаще петь по-белорусски, то его можно будет популяризировать. "А это естественный процесс. Ты же людей не заставляешь говорить на каком-то языке или что-то делать (…) Да, заставляли когда-то, но сейчас уже есть результат. Нужны большие усилия, они когда-то были приложены — и есть результат. А сейчас — когда ты пытаешься что-то искусственно сделать, а ресурсов на это нет, потому что нет цели. Тогда была цель, когда все это происходило, а сейчас этого нет — обратной цели. Зачем?" — заключил собеседник агентства.    

Об искренности и песне

Как рассказали Sputnik сами музыканты, песня "Heart Beat" посвящена свободе и любви, а слов о банальности такого объяснения они не бояться.

"Когда я занимаюсь музыкой — становлюсь свободным, полным того самого биения сердца. Вот этого мне и хочется", — поделился Lermont.

Музыканты отметили: по их мнению, главное — искренность, ведь зрители всегда тонко чувствуют фальшь.

"Если мы говорим даже про "Евровидение", то вспомним Джамалу или Лорин — песни были очень качественные, но еще и честные, они не выглядели как специально сделанный продукт. И они явно чувствовали свою песню. Вот так надо всегда — тогда и будет успех. Такое же было у Тео, когда он честно и открыто вышел на сцену. И потом его жизнь поменялась кардинально", — заключил Julic.

Финал национального отбора на "Евровидение" состоится 20 января в эфире телеканала "Беларусь 1".

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
АҧсныАҧсышәалаАбхазскийԱրմենիաՀայերենАрмянскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский