Подорожные заметки о реставрации и "плаче по руинам"

© Photo : Большой театр Беларуси / Михаил НестеровНесвижский дворцово-парковый комплекс
Несвижский дворцово-парковый комплекс - Sputnik Беларусь
Колумнист Sputnik в поисках общего знаменателя для реставрации исторических объектов, их воссоздания и сохранения подлинного флера эпохи.

После каждых погожих выходных соцсети и блоги наполняются подорожными заметками. Большинство из них — о путешествиях "по родным околицам". И одна из самых популярных тем — оценка реставрационных работ, которые ведутся сегодня на многих исторических объектах.

Наши руины: Железница - Sputnik Беларусь
Минкульт: более 20 исторических объектов реставрируются частниками

И если раньше тональность была понятна: все погибает, разваливается и летит в тартарары, то сейчас, когда кое-что уже отреставрировано, настрой не изменился. В большинстве своем он не стал положительным.

Плач по руинам — это вообще такая национальная интеллигентская забава. Сначала мы дружно горюем о том, как все плохо, и пеняем на государство — почему не спасает разваливающиеся наследие. А когда наконец что-то сделано, начинается критика в тональности "все не так": и стеклопакеты современные и черепица не такая и кирпич не оттуда.

Если говорить о Несвижском дворце, то здесь, наверное, действительно далеко не все сделано так, как было при Радзивиллах. И задача эта непростая, сложно найти тот исторический знаменатель, под который и надо все подгонять. Замку ведь больше четырехсот лет. За это время он сильно менялся. От его первоначального барокко позднего средневековья мало что осталось к последнему "капитальному", ремонту который проводила Мария де Кастелян в конце XIX века. Поэтому и было столько копий сломано о часовую башню, которую реставраторы восстановили в барочном стиле, как на гравюре XVII века Томаша Маковского.  В результате она диссонирует с общим стилем дворца.

Реставрационные работы исторических объектов — удовольствие для страны очень дорогое. И казне не всегда по карману, как когда-то Радзивиллам, возить песчаник из Польши, чтобы отделать им даже галереи подземных ходов. И многие современные стройматериалы, пусть и практичные, по красоте уступают дорогой отделке магнатских дворцов. 

Но реставрацией, в большинстве, все же руководят люди сведущие и образованные (я имею ввиду архитекторов-реставраторов, а не прорабов объектов). И им удается достигать компромисса в эклектике новых технологий, старых образов и государственных смет. Хотя задача эта совсем непростая, особенно когда за спиной постоянное "все не так".

© Sputnik / Виктор ТолочкоРуины Кревского замка, в котором была когда-то подписана уния, объединившая ВКЛ и Речь Посполитую.
Руины Кревского замка, в котором была когда-то подписана уния, объединившая ВКЛ и Речь Посполитую. - Sputnik Беларусь
Руины Кревского замка, в котором была когда-то подписана уния, объединившая ВКЛ и Речь Посполитую.

В современном мире есть несколько подходов к реставрации исторических объектов. В некоторых странах даже сама профессия называется не "реставратор", а "консерватор", подразумевая, что утраченного не вернуть. Можно только сохранять уцелевшее и не давать ему почить в бозе. Такой подход вполне уместен там, где уже невозможно что-то воссоздать, как в Кревском замке, например.

Но есть и другое отношение к историзму. Каждый житель польского Гданьска, например, может рассказать, как его старинный город после войны восстанавливали из руин. Большинство зданий было разрушено немецкой ковровой бомбардировкой. Но городу решено было вернуть его прежнее лицо, пусть и воссозданное заново. И сейчас туристы с удовольствием гуляют по узким городским улочкам, не сильно рефлексируя, что им 60, а не 300 лет. Зато сохранен облик, вид, а стало быть — дух, атмосфера. И еще —  была большая идея возрождения, которая объединила людей.

Я помню дворец в Несвиже, когда там пахло кислыми щами санаторского общепита, а на прожженном сукне старинного бильярда передовики-колхозники тушили сигареты. В часовой башне замка, куда мы с фотографом полезли за хорошим кадром, десятилетиями гнездились голуби. Там было по щиколотку помета и мумифицированных птичьих трупов. И подсобный санаторский рабочий, который латал текущую крышу, едва ли что-то понимал в тонкостях сохранения культурного наследия — он просто прибивал куски жести на прохудившуюся кровлю.

И никто из нынешних критиков-культурологов не убедит меня в том, что дворец "безнадежно испорчен" реставрационными работами, лишился подлинности, стал "пряничным домиком". Потому что в главном все получилось, пусть и не безупречно. У нас теперь есть нормальные туристические объекты, которые позволяют не стенать, а гордиться. А позиция "все не так", по-моему, просто становится жизненным кредо. Тем более что ужиматься между научной реставрацией, урезаемой сметой и отсутствием аутентичных материалов при ней совсем не надо.

Конечно, мы не Англия, где даже деревянный дом может простоять тысячу лет в отличной сохранности. И где все на руку сохранению наследия — и люди, и климат, и минимум военных действий на территориях королевства.

Но и об "утрате подлинности эпохи" горевать стоит не всегда. Потому что запах кислых щей — это тоже запах эпохи. Такая уж у нас история. Поэтому еще больше хочется любить и гордиться, а не довольствоваться подлинностью плесени или птичьих тушек.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
Международный
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
АҧсныАҧсышәалаАбхазскийԱրմենիաՀայերենАрмянскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский