Шарейко: меня никогда не интересовало имущество Норкуса, только чувства

© Sputnik / Виктор ТолочкоАнна Шарейко и Вальдемарас Норкус на скамье подсудимых
Анна Шарейко и Вальдемарас Норкус на скамье подсудимых - Sputnik Беларусь
Подписаться на
НовостиTelegram
Сенатор Шарейко рассказала в суде, как они с Норкусом строили "злосчастный" дом в Витебске, что она сама оплачивала отдых на зарубежных курортах, всю жизнь честно работала, а в отношении с мужчиной для нее главное - чувства.

МИНСК, 3 мая — Sputnik. Руководитель Витебской бройлерной фабрики, сенатор Анна Шарейко заявляет в суде, что она всю жизнь честно трудилась, что все, что имеет, она заработала честным трудом.

Анна Шарейко и Вальдемарас Норкус - Sputnik Беларусь
В Верховном суде допрашивают "бройлерную королеву" Шарейко

В Верховном суде сегодня допрашивают "бройлерную королеву" Шарейко, делом которой СК занимался более полутора лет.

"Следствие перевернуло все, но ничего не нашло. Нет у меня ничего. Ни счетов, ни бизнеса", — заявила Шарейко в ходе допроса в суде, передает корреспондент Sputnik во вторник из зала Верховного суда.

Злосчастный дом

Отвечая на вопросы прокурора о том, на какие деньги был построен дом в Витебске, Шарейко рассказала, что "брала деньги у сестер под честное слово, расписок не давала".

"Брала деньги у Норкуса, но заем вернула. Я по этому вопросу отчитывалась в налоговой", — сообщила обвиняемая. Также она сказала, что использовала деньги от продажи квартиры в Витебске.

При этом она подчеркнула: "Я сорок лет проработала, неужели я не заработала на дом?"

"Имущество, которое я имею — этот злосчастный дом. Это обычный дом в плане затрат, но он необычен в плане проекта, который был сделан в Литве. Это экономный, красивый, без всяких башен, просто красивый современный дом", — сказала Шарейко.

Анна Шарейко на суде - Sputnik Беларусь
Эксперт: сенатора Шарейко погубил роскошный дом

При этом она считает, что "этот злосчастный дом", который фигурирует в материалах уголовного дела, "не такой уж и роскошный и дорогостоящий".

По словам Шарейко, общая площадь дома составляла 230 квадратных метров, а полезная 120 квадратных метров.

Она рассказала, что этот дом ей помогал строить Вальдемарас Норкус, "какие-то вопросы он решал, какие-то вопросы я решала".

"Материалы для дома покупали в Минске и Витебске. Полдома стеклянного, потолки отделаны гипсокартоном, ничего сверхъестественного. Все стекло было из-за рубежа. Строили совместно с Норкусом, так как он собирался со мной жить в этом доме", — сказала Шарейко.

Отвечая на вопрос прокурора о том, как были распределены расходы по обслуживанию дома, Шарейко сказала:

"Аквариум, бассейн и уборку по дому обеспечивал Норкус. Все остальное — я. Поскольку он чаще всего работал дома, а я приезжала только ночевать".

Норкус считал каждую копейку

У прокурора было несколько вопросов по поводу того, кто оплачивал командировки в зарубежные страны и "путевочки" на курорты.

"Мои командировки в Голландию, Францию, Турцию, Германию, Италию, Израиль, Бельгию финансировала фабрика", — ответила сенатор.

Прокурор задал также вопрос, кто платил в ресторанах во время отдыха Шарейко и Норкуса за границей.

"Конечно, я в ресторане не питалась за свой свет, неужели я буду в ресторане сама за себя платить, если нахожусь с близким мужчиной?" — парировала она.

"Что касается путевок, то я покупала себе путевку, он покупал себе. Норкус — европейский человек", — сказала Шарейко. При этом она охарактеризовала Норкуса как исключительного честного, но прагматичного человека.

"За все годы он никогда меня не обманул. Считал каждую копейку, поэтому и дом был таким дешевым. Пять фирм в Минске объедет, пока дешевле не найдет", — сказала Шарейко.

Только чувства

Обвиняемая рассказала, что с Норкусом она познакомилась в 1998 году, а с 2005 года у них начались близкие отношения.

Обвиняемые по делу о коррупции на Витебской бройлерной птицефабрике - Sputnik Беларусь
Суд не разрешил Шарейко и Норкусу сыграть свадьбу в СИЗО

"Никакого совместного хозяйства мы не вели. Наши отношения были основаны только на чувствах. Вообще, основное для меня, и для него — это чувства. Меня никогда не интересовало имущество Норкуса, кому оно принадлежит — ему или его детям", — сказала Шарейко.

Она также отметила, что она "всю жизнь честно трудилась", зарабатывала деньги, даже когда училась в институте.

"Я всю жизнь собирала и складывала, всю жизнь работала, никогда не уворовала ни у кого ни копейки. И рассчитывала, что еще хороших 10 лет смогу поработать и принести пользу", — сказала в суде обвиняемая.

Лента новостей
0