17:44 19 Декабря 2018
Прямой эфир
  • USD2.13
  • EUR2.43
  • 100 RUB3.17
Председатель федерации киберспорта Беларуси Денис Богуш

Федерация киберспорта: это как рок-н-ролл, просто примите

© Sputnik / Александр Шурмелев
Спорт
Получить короткую ссылку
42640

Председатель федерации киберспорта Беларуси Денис Богуш рассказал, когда киберспорт включат в реестр спорта, что случилось с первой школой киберспорта в Минске и почему не всегда разумно выгонять ребенка из-за компьютера "поиграть на улице".

Белорус поедет на главный турнир по DOTA-II — The International 2017, призовой фонд которого уже превысил двадцать миллионов долларов. В прошлом году соревнования по DOTA-II проходили в "Минск-Арене", собрали 12 тысяч зрителей и вызвали робкое недоумение персонала. В какой момент компьютерные игры превратились в спорт и как распознать в своем ребенке (и в себе) склонность к оному, корреспонденту Sputnik рассказал председатель федерации киберспорта в Беларуси Денис Богуш.

"Не нужно говорить, что игродел — силы зла"

— В графе "призовой фонд" на страницах крупных киберспортивных турниров стоят какие-то безумные цифры. В Беларуси тоже можно заработать буквально играючи?

— Все началось еще в 2001 году, когда мной был открыт один из первых компьютерных клубов, который существует по сей день. Уже тогда было понимание: это нужно развивать как спорт, как соревновательный процесс, инструмент которого — компьютер и компьютерные игры. И в России, и в Украине, не говоря о ближнем зарубежье, в то время уже формировались призовые фонды, появлялись группы компаний, стимулирующие развитие киберспорта, а мы все еще проходили начальный этап.

Сегодня в Российской Федерации киберспорт включен в реестр традиционных видов спорта, стоит рядом с футболом и хоккеем, спортсмены могут претендовать на получение разрядности. Но в начале этого пути было чувство, будто врезаешься в стену: в 2007-2008 годах компании начали уходить с рынков, но уже в 2010 году все ощутили прогресс. Начали формироваться призовые фонды, организовываться крупные чемпионаты под монобрендами — когда компания, выпустившая игру, пытается заинтересовать геймеров во всем мире.

Через месяц в США пройдет седьмой чемпионат по DOTA-II, и уже сейчас можно говорить о двадцати миллионах долларов призового фонда. Причем он формируется не за счет компаний, а благодаря людям, которые покупают электронные билеты на чемпионат. Представьте себе: 10% аудитории игры (географических границ не существует) купили себе этот электронный билет, заплатив 10 долларов. Порядка 25% — то есть, 2,5 доллара от стоимости каждого билета — уходят в призовой фонд. То есть каждый, кто купил билет, является организатором чемпионата — и повышает призовой фонд. Еще 7,5 долларов с каждого проданного билета уходит организаторам, которые  тратят их, в том числе, на бонусы для тех, кто купил билеты — предлагают различные бонусы в игре. Чем больше интерес к игре, тем больше призовой фонд.

— И что — интерес так велик, что набралось 20 миллионов долларов фонда?

— Мы все играем. Закончим интервью — и вы откроете на телефоне "Шарики" или что-то еще, говорить о том, что нашим интересом пользуются, что игроделы — силы зла, не стоит. Мы платим за продукт, который нам предоставляют. Если получаем удовольствие от него, стоя в пробке или в метро, отключаемся через него от повседневных проблем — что в этом плохого?

Но организуя турнир, игродел не забирает себе все деньги, а делится ими с миром. Например, говоря о грядущем чемпионате, подсчитаем: участвует шестнадцать команд, независимо от места, каждая из них гарантирует себе хоть некрупный приз — хоть 20 тысяч долларов.

К слову, увеличилась и география болельщиков — приедут участники из СНГ, будет онлайн-трансляция. Думаю, в разных локациях зрителей наберется с миллион (в прошлом году его посмотрели 5,5 миллионов человек — Sputnik). На этом зарабатывают и организаторы трансляции — это тот же телевизор, в интернете тоже зарабатывают на рекламе.

Массажист, психолог и зарплата

— Что общего в жизни киберспортсмена и традиционного оффлайн-спортсмена, кроме гонорарного фонда?

— Команды тренируются в "игровом доме" — это контрактные игроки, как в футбольном клубе. Клуб заключает контракт с игроками, менеджмент контролирует исполнение обязательств по контракту каждой из сторон, есть психолог, который работает с каждым как с чемпионом, массажист, который работает с игроком как со спортсменом. Все получают зарплату. Игрок приводит в игровой дом деньги, которые получил на чемпионате, в зависимости от контракта, какую-то сумму отдает игровому дому.

В киберспорте есть решафлы, как в футболе: раз в год появляется окно, когда команды могут перекупать игроков друг у друга. Но если спортсмен ушел из состава раньше времени, его не допускают к участию в последующих турнирах, так как были нарушены условия контракта.

— Как объяснить родителям/жене/мужу, что я не время трачу, а готовлю себя в большому будущему?

— Есть пример датчанина, отец которого — уже немолодой человек — лишь впервые попав в арену на чемпионат, перестал объяснять сыну, какой образ жизни ему стоит вести. Его сын сейчас — топовый игрок одной из популярных команд, но чтобы увидеть перспективу киберспорта, его отцу пришлось побывать на забитой до упора арене.

В Беларуси есть клуб "Немига-Гейм" — ребята получают зарплату более высокую, чем, возможно, многие читатели сайта. В чемпионате по Counter-Strike выступают тридцатилетние спортсмены, чтобы узнать их зарплаты — просто загуглите, посмотрите, сколько они заработали за прошлый год. У них семьи, кто-то увлекается тяжелой атлетикой, кто-то – тачками, потому что может себе позволить их купить. А иногда им просто дарят автомобиль, потому что у них есть фаны, например, в ОАЭ.

Поймите, что это движение уже существует. Нужно это принять и подумать, как можно отрегулировать жизнь своего ребенка, внука… Был рок-н-ролл — он появился, и все думали, мир сошел с ума, но как-то пережили. Так и сейчас: нужно просто понять, как уместить это в нашей жизни.

— Допустим, родители приняли, что у ребенка есть потенциал киберспортсмена. Что дальше — отдать его в кибершколу?

— Как не хотелось бы возвращаться к советским понятиям, но методология в этом движении нужна. Без нее повторится ситуация с единственной кибершколой в Минске — она уже закрылась. За определенную стоимость там предлагали пул из двенадцати занятий. Но за это время нельзя пройти даже начальный курс бойца в Counter-Strike — чтобы сыграть за каждую из сторон, нужно играть четырнадцать раз.

Кибершкола старалась оставаться в рамках законодательства, потому преподавали там — люди с педагогическим образованием. Но не всегда быть педагогом достаточно, чтобы  знать, как остаться вне зоны прострела. Поэтому преподаватели попросту, видимо, смотрели ролики в YouTube и пытались преподать это детям.

Между тем, у нас существует прослойка профессиональных игроков, которых нужно заинтересовать как тренеров. Они не педагоги, но смогут помочь федерации распознать молодого игрока. Помните, как было в школе? Во время урока открывается дверь, заходит тренер по баскетболу и отбирает высоких ребят. А ты стоишь и думаешь — жалко, я тоже хотел. Потом приходит тренер по плаванью — так, ты небольшого роста, у тебя хорошая ладошка — пойдешь плавать. Чтобы провести отбор потенциальных спортсменов, нужны эксперты, и мы с ними работаем.

Актуально ли это? Все на поверхности: в прошлом году показательно прошли соревнования по DOTA-II и CS: GO. Мы собрали двенадцать тысяч человек, гостиницы были забиты — и только руководство "Арены" недоумевало, что происходит. Чем дольше мы мотаем головой и говорим — только не с нами и не сейчас, тем дольше не понимаем, что происходит вокруг.

Проблема рыбалки 2.0

— В сети существует огромное сообщество "жен танкистов" — в него входят супруги игроков в "World of Tanks", которые возмущены тем, что муж все свободное время проводит онлайн. В этом случае речь не о спорте — как понять, что киберспортсменом мне уже не стать, и вернуться в реальность?

— Скажу всем женам: я тоже муж, отец троих детей, и я понимаю, что такое игры. Я скажу честно, жены: для него это отдушина и уголок. Проблемы не только в нем, но и в вас, порой у вас пилы в руках. Есть много причин, которые напрямую влияют на то, что супруг проводит время с тем, что ему нравится. Всегда существовала проблема рыбалки, гаражей: мужья куда-то уезжали, на обратном пути заезжали в магазин "Океан" и привозили замороженного карпа.

На проблему зависимости от компьютерных игр часто ссылаются психологи, но ведь важно понимать, что зависимость не появляется из ниоткуда. То же самое с детьми: вспомните, сколько раз вы бросали телефон ребенку, чтобы он замолчал. Это последствия ваших действий. Вы говорите ребенку "иди поиграй на улицу, нужно дома убрать!" А на улице никого нет или почти никого, притом вы оторвали ребенка от общения с датчанином на английском.

У меня сын занимается хоккеем, дочка — танцами, вечером у них есть время на то, что им нравится. А у меня есть время и желание вырастить образованных взрослых людей, которые могут прочитать в шесть лет текст на английском и бабушке удаленно поставить скайп. Я знаю, что это принесет плоды, потому что у них пытливый ум, и они развиваются быстрее, чем мы.

— Допустим, прогрессивные родители поняли, что у ребенка есть потенциал. Как его раскрыть? Пойти в школу киберспорта?

— Кибершколу исключим как инструмент развития. В мире они существуют, но не в Беларуси. Вместо таких учреждений есть удаленный тренинг, когда игроки мирового класса за онлайн-занятие берут до сотни долларов, но и дают реальные навыки.

У нас много потенциально склонной к киберспорту молодежи. Мы мозги бывшего Советского Союза. Вот и последние заявления про "эта страна будет IT-державой"… У многих из бывший работников научных институтов есть дети, гены, есть что-то, что не успели зарыть в борозду с картошкой. Как федерация мы будем проводить мероприятия, чтобы найти самородков. Возможно, будем предлагать их спортивным клубам, которые дают гарантию, что обеспечат их зарплатой, питанием, проживанием в гейм-хаусе в три этажа – спальни, кухни и зона chill-out, тренировочные зоны.

Нужно их заметить, предложить их родителям альтернативу текущего существования, показать перспективу, по возможности — вывезти на крупное мероприятие. Сегодняшние чемпионы — тридцатилетние ребята — чувствуют, как молодежь наступает им на пятки. Потому что молодые игроки злые, у них нет страха, нет понимания, против кого они играют, зато есть максимализм.

— У такого юного злого спортсмена разряд может быть выше, чем у тридцатилетнего игрока? То есть в отличие от традиционного спорта не все привязано к возрасту?

— Методичка, разрядность — это остатки постсоветского мышления. Это нужно, чтобы показать родителям, мол, он как Яшин. В Европе вместо разрядов — серьезные финансовые вложения, это бизнес. Нам же для начала нужно показать, что киберспорт тесно соприкасается со спортом, и тогда уже все будет по-другому.

— И вместо хоккеистов мы сможем растить киберспортсменов? В этом спорте есть привязка к территории — игрок представляет страну или виртуальный клуб?

— Есть битва клубов, а есть международная федерация киберспорта, которая организовывает чемпионат мира — та же самая Олимпиада. Призовые на "Олимпиаде" ниже, зато команда представляет страну и получает признание.

Теги:
киберспорт

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Посол Латвии на Украине Юрис Пойканс

    Латвийско-украинские отношения развиваются в позитивном ключе, но есть моменты, которые их омрачают, заявил посол балтийской республики.

  • Историк, политолог и публицист Валерий Иванов (Валерий Виленский)

    В Литве неизвестные пытались проникнуть в квартиру историка, политолога и публициста, гражданина России Валерия Иванова.

  • Встреча президента Молдовы Игоря Додона и лидера непризнанной ПМР Вадима Красносельского

    Стало примерно известно где и когда пройдет встреча президента Молдовы Игоря Додона и лидер Приднестровья Вадима Красносельского.