08:20 15 Августа 2020
Прямой эфир
  • USD2.46
  • EUR2.90
  • 100 RUB3.36
Общество
Получить короткую ссылку
Коронавирус в Беларуси (1507)
427560

Как выздороветь, когда врачи точно знают, кому назначать КТ и когда закрывать больничный, но отказываются называть диагноз и лечить?

В то время как Минздрав постоянно меняет правила постановки диагнозов и лечения пациентов, читатели делятся со Sputnik своими историями болезни.

Практически у всех заболевших даже после окончания больничных остается много вопросов к врачам. Как больные сегодня пытаются выяснить свой диагноз для того, чтобы им назначили правильное лечение, они рассказали Sputnik.

Мы могли заражать людей три недели

Минчанин Сергей (имя изменено – Sputnik) рассказывает, что первой в их семье заболела жена.

"Она вернулась с пасхальной службы и просто упала, но мы тогда подумали, что она устала и недоспала", – вспоминает Сергей.

На следующий день у женщины температура поднялась выше 38 градусов и начался внезапный сильный кашель. Вызванный на дом врач открыл больничный и указал диагноз – ОРВИ.

"Жена пропила назначенные ей азитромицин и противовирусное лекарство, и ей закрыли больничный, отметив, что у нее "прекрасные анализы". Она сдавала обычные кровь и мочу.

Однако чувствовала она себя очень плохо. У нее болело сердце и вся грудь. Она просто не могла встать. Мы снова обратились в поликлинику, но врачи сказали: раз температуры нет и анализы хорошие, ничем помочь не могут. А встать не может – так "залежалась просто, пока болела", – приводит Сергей слова специалистов.

Он говорит, что начальник жены разрешил ей взять за свой счет несколько дней.

Врач-терапевт заходит в дом к пациенту
© Sputnik / Виталий Тимкив
Если заболевший не является контактом 1-го уровня, тест на COVID-19 ему делать отказываются

"Если бы он так не поступил, ей бы пришлось все равно выйти на работу и, как потом выяснилось, подвергнуть риску коллег", – отмечает собеседник.

К этому моменту похожие симптомы стали проявляться и у самого Сергея, и супруги стали просить в поликлинике взять у них анализ на COVID-19.

"Нам сразу четко объяснили: пока не станем контактом 1-го уровня, нам никто не назначит обследование на коронавирус", – говорит Сергей.

Он пытался самостоятельно дозвониться в Центр гигиены и эпидемиологии и попросить их взять анализы, но везде отвечали одинаково: анализы берут только у "контактов".

"Нам "повезло", у нас заболели близкие люди, которые вспомнили, что встречались как-то и с нами, и заявили нас "контактами 1-го уровня". За мазками к нам пришли только через четыре дня после этого", – рассказывает мужчина.

Первые исследования у обоих супругов были отрицательными.

"К нам в очередной раз пришла врач. Она нас послушала и сказала, что у меня затрудненное дыхание, а потом просто беспомощно развела руками, объясняя, что не может направить меня на КТ при отрицательном мазке", – говорит Сергей.

Только последующие исследования указали на то, что и муж, и жена заразились коронавирусной инфекцией.

"У нас выявили COVID-19 только спустя три недели лечения! Если бы мы не настаивали постоянно и не убеждали врачей в том, что действительно чувствуем себя плохо, мы бы все это время ходили среди других людей", – возмущен ситуацией Сергей.

Кстати, на КТ его все-таки отправили, и оно показало, что мужчина перенес двустороннюю пневмонию.

Врач сказал, что ни за кого умирать не должен

Мама минчанки Светланы работает на большом пищевом предприятии, где сотрудникам ежедневно измеряли температуру.

"Она заболела, и неделю ее лечили от ОРВИ антибиотиками. Состояние не улучшалось, тогда ей сказали пить гроприносин и закрыли больничный", – вспоминает девушка.

Однако долго, по ее словам, "выздоровевшая" мама не проработала.

"Ей было плохо, но она могла ходить, а потом резко стало совсем плохо, все тело ломило, начался кашель, и поднялась высокая температура", – рассказывает Светлана.

В поликлинике женщине назначили расширенный рентген, который ничего опасного не выявил. Однако состояние больной ухудшалось, температура не спадала. Женщина ночью не могла спать, потому что у нее очень болела грудная клетка.

"Мама попросила сделать КТ. На что ей ответили: КТ назначают только тем, у кого подтвержден коронавирус, или контактам 1-го уровня. Она попросила взять анализы на COVID-19, но ей отказали по причине того, что она не является "контактом". Просто замкнутый круг какой-то", – говорит ее дочь.

Она обзвонила все частные медцентры и узнала, что запись на КТ в них заполнена на месяц вперед.

"Я просто умоляла их войти в наше положение, говорила, что маме очень плохо, и они обещали связаться в случае, если кто-то откажется. Так и произошло, мама быстро вызвала такси. Таксисту честно сказала, что чувствует себя плохо и едет на КТ, но тот… отказался надевать маску! Сказал: "Ничего, я вечером, как говорит президент, хлопну рюмочку", – рассказывает Светлана.

КТ в частных медцентрах стоит 150 рублей. У мамы Светланы исследование выявило "двухстороннюю полисегментарную пневмонию". Женщину положили в больницу.

Легкие человека, пораженные коронавирусом, архивное фото
© Sputnik / Евгений Биятов
В негосударственных медцентрах запись на КТ – больше месяца

"Три дня ей давали антибиотики. Это был уже третий курс с начала ее болезни. Поскольку ей становилось все хуже, я стала звонить врачам и уточнять, только ли антибиотики нужны, если, по заключению специалистов медцентра, "природа ее пневмонии была вирусной".

Мне говорили, что мазок у мамы отрицательный и теперь намерены ждать результатов теста от трех дней и более. Мама тем временем просто теряла сознание, звонила мне, плакала и говорила, что к ней вообще никто не подходит.

И тогда я не выдержала, дозвонилась до руководства и категорически заявила, что никаких трех дней мы ждать не будем! Я прямо так и сказала: "Если с ней что-то случится, я буду инициировать расследование прокуратуры", – признается девушка.

Только после этого, по ее словам, врачи провели консилиум, сделали гораздо быстрее трех дней тест, который все-таки подтвердил COVID-19, и начали давать противомалярийный препарат.

"Буквально через два дня мама стала оживать, я все время была с ней на связи, и она даже выглядеть стала по-другому. Ей стало лучше, и, главное, у нее повысилась сатурация", – вспоминает Светлана.

Она признается, что возмущена позицией врачей.

"Когда я пыталась хоть до кого-то дозвониться и что-то объяснить или узнать, со мной никто не хотел говорить. Но ведь это страшно! Все родственники оказались в таком беспомощном положении. Но самое страшное мне сказал один из врачей, мол, на них "все махнули рукой, почему они должны за кого-то умирать?".

Через несколько дней Светлане позвонили из Центра гигиены и эпидемиологии, и она объяснила, что с мамой все это время была только на телефонной связи, лично не виделась месяц.

"Мне звонили несколько раз, чтобы уточнить это. В то же время на предприятие, где мама работает среди десятков людей, никто не звонил", – рассказывает девушка.

Она не уверена, что маме вовремя закрыли больничный.

"Ее выписали в 17 часов из больницы с допуском к труду со следующего дня. Объяснили, что с учетом ее первых дней лечения дома, прошел 21 день. А больше продолжать лечение нельзя. Здоровый ты или больной, никого это не касается", – огорчена собеседница.

Ее мама чувствует себя неважно.

"Ей все еще тяжело дышать и тяжело ходить, часто кружится голова, сильная слабость. Но в поликлинике на это сказали: "Пейте витамины и делайте зарядку", – говорит Светлана.

До сих пор ни она, ни мама, которая вышла на работу, не знают, может ли та быть опасной в плане заражения для окружающих.

"Кстати, на предприятии осталось меньше половины работающих, остальные на больничном, причем многие именно в больнице", – узнала девушка у мамы.

Как быть с осложнениями, когда не знаешь, чем болел

Минчанка Оксана почувствовала себя плохо на выходных.

"Утром стало ломить все тело и резко полностью пропали обоняние и вкус. Температура по факту оказалась 37,3. В поликлинике сказали: раз нет температуры выше 38 и я могу идти, прийти самой. Я еще уточнила: "А вдруг я заразная?" Мне ответили: "Тут все такие", – рассказывает Оксана.

Врач не обнаружила ничего подозрительного в легких больной и выписала больничный на пять дней.

"Я спросила, нужно ли мне сделать тест, потому что у меня дома больная мама, муж и маленький ребенок. Мне ответили, что никаких показаний для теста нет и я не контакт 1-го уровня. А потеря обоняния может быть признаком любой инфекции", – вспоминает девушка.

Она говорит, что принимала, согласно назначениям, азитромицин и гроприносин, но состояние по-прежнему оставалось неважным, симптомы не проходили. Больничный продлили еще на несколько дней.

"Через две недели меня стало беспокоить то, что у меня вообще не появляется ни запах, ни вкус. Я еще раз попросила сделать тест. Мне снова отказали и отправили к лору. Он назначил гормональные капли в нос и сказал капать месяц. Больничный продлил на один день", – уточняет собеседница.

Через день она вышла на работу, но вновь почувствовала себя плохо, вернулась в поликлинику, где ей сделали рентген.

"Исследование ничего плохого не выявило. Я обзвонила все частные центры, хотела самостоятельно пройти КТ, но там запись была уже на июль и требовалось направление врача", – говорит Оксана.

Врачи предупредили ее, что обоняние и вкус могут вернутся в течение двух-четырех месяцев. Через полтора месяца, по словам девушки, она стала слабо различать запахи.

"Но сейчас меня не это беспокоит. У меня появилась тахикардия, частая и сильная, раньше ничего подобного не было, мне только 30 лет. Я слышала, что коронавирус дает осложнения в том числе и на сердце, но ведь мне этот диагноз так и не поставили", – размышляет Оксана.

Сейчас она планирует снова обращаться в поликлинику с просьбой обследовать сердце.

Читайте также:

Темы:
Коронавирус в Беларуси (1507)
Теги:
пневмония, пандемия, медицина, коронавирус COVID-19, Беларусь


Главные темы

Орбита Sputnik