04:22 14 Августа 2020
Прямой эфир
  • USD2.46
  • EUR2.91
  • 100 RUB3.35
Общество
Получить короткую ссылку
1949140

Саша Гуща в 11 месяцев пережила страшный пожар, после которого осталась без рук и без лица - историю ее спасения знал весь Советский Союз, а новое лицо ей смогли сделать в США.

История Александры Гущи, девочки, которая осталась без лица и кистей рук, стала известна многим жителям тогда еще СССР. Ребенку, сильно обгоревшему при пожаре, нужна была операция, которую делали за границей. Мама Наталья от отчаяния опубликовала в газете "Труд"  материал "Дайте папе заработать".

Сегодня о Саше тоже пишут в СМИ, но уже как о победителе. Общими усилиями семье удалось преодолеть страшные последствия трагедии.

Неслучайный пожар

30 лет назад в жизни Саши случился страшный пожар, о котором она по понятным причинам ничего не помнит: ей было 11 месяцев.

Наталья успела сфотографировать Сашу до трагедии, фото отправляли папе на север, чтобы о нас не забыл
© Sputnik / Александр Шурмелев
Наталья успела сфотографировать Сашу до трагедии, фото отправляли папе на север, "чтобы о нас не забыл"

Семья тогда жила в ветхом жилище. Родители купили его перед самым рождением Саши. Кроме девочки, в семье было еще двое детей — нужно было где-то жить.

Дом считался почти аварийным. До трагедии пять раз семья получала извещения о замене электросчетчиков. При любой непогоде они начинали искрить. Но каждый раз хозяева от безденежья просили мастеров "поколдовать" над оборудованием. И надеялись на лучшее.

Трагедия случилась 14 октября, в праздник Покрова Богородицы. Бабушка Саши позже считала, что это стало наказанием для семьи. В тот день Наталья принялась стирать детское белье. Тазики с водой поставила на улице. Шел мелкий дождь. Сашу решила оставить в доме.

"Замкнуло проводку, и огонь пошел по проводам. Раз — и вспыхнул телевизор. За минуты весь дом оказался в огне", — вспоминает собеседница Sputnik.

От пожара просел угол дома. Часть горячей балки упала прямо на коляску с ребенком. Мать бросилась спасать девочку, но, не добежав до дома, потеряла сознание.

Саша Гуща с мамой Натальей
© Sputnik / Александр Шурмелев
Саша Гуща с мамой Натальей

Спасибо за честность

При пожаре у Натальи от сильных переживаний случился инфаркт. В этом состоянии ей приходилось заботиться о дочери, которая тоже пострадала. У девочки почти не осталось лица. В черепе были прожоги, которые потом долго медленно зарастали.

"Буквально через несколько месяцев нас выписали, как я сейчас понимаю, умирать. И все — никто нас не навещал. Я осталась одна с Сашкой", — рассказывает Наталья. 

Все, чем могла женщина помочь дочери, — менять повязки на обожженном теле.

"Мы заливали жидкие кашки и готовые смеси через капельницу, вставленную в разрез под ключицей, потому что из-за ожогов и отеков Саша не могла есть", — говорит женщина.

Дом, в котором жила семья, стал непригодным для проживания: что не сгорело, то истлело. Наталья решилась на отчаянный шаг — написала письмо в Совет министров Республики Беларусь, в котором рассказала свою историю. Вскоре к ней приехали гости — пять чиновников. Когда они увидели плачущую мать с ребенком в глубокой инвалидности, все были, мягко говоря, шокированы.

После пожара Саша в буквальном смысле осталась без лица
© Sputnik / Александр Шурмелев
После пожара Саша в буквальном смысле осталась без лица

"Говорят, что женщина, которая была среди чиновников, выбежала и плакала под дверями. Через несколько месяцев мы получили письмо о том, что в виде исключения нам разрешают без очереди купить кооперативную квартиру", — отмечает Наталья.

А затем началась череда поездок по больницам всего Советского Союза. Наталья помнит, как обратилась в киевский институт, где ребенку должны были восстановить пальцы. Там к ней подошел молодой хирург, который честно признался, что только видел, как делать сложную операцию, а сам никогда ее не практиковал.

"Я помню, что, когда уезжала, говорила ему спасибо — за честность", — признается собеседница.

Американская мечта

Сколько бы Наталья ни оббивала пороги центров, помочь ее ребенку на родине так и не смогли. И тогда кто-то посоветовал обратиться на Запад, где лучше оборудование и опытнее врачи. Но на цикл операций в США требовалось порядка 3,5 миллионов долларов. Плюс нужны были деньги на дорогу и проживание. Отец Саши уехал работать на север, где получал неплохие по тем временам деньги, но их не хватало.

Последние минуты перед операцией, Наталья молится за своего ребенка: это фото облетело страницы американских газет
© Sputnik / Александр Шурмелев
Последние минуты перед операцией, Наталья молится за своего ребенка: это фото облетело страницы американских газет

Наталья снова пошла на отчаянный шаг — написала в редакцию газеты "Труд" в Москве. В своей статье "Дайте папе заработать" она говорила не только о своей ситуации, но и в целом проблеме, когда родители не могут вылечить своего ребенка из-за нехватки денег. Газету случайно увидела жена одного из врачей Шрайнеровского госпиталя в Бостоне, которая приехала в Россию на тур по "Золотому кольцу".

"Она была мормонкой. Эту газету она привезла в Штаты, попросила помочь нам с оплатой лечения. На первом заседании нам отказали. Прислали письмо, в котором говорилось, что очень велика травма, и они боятся, что не справятся. Мы их поняли — выше головы не прыгнешь. Однако буквально месяца не прошло, как они прислали "sorry" и что они решили попробовать", — говорит Наталья.

Впоследствии "сомневающиеся" мормоны оплатят Саше все 25 операций в Шрайнеровском госпитале.

Crazy woman

Денег на первую поездку в Америку у семьи не было. И тут снова произошло маленькое чудо — откликнулась американская благотворительная компания Family to Family. Она же пообещала помочь с жильем.

С Сашей и ее мамой встречался президент Беларуси Александр Лукашенко, когда девочке вручали международную детскую премию Преклонение
© Sputnik / Александр Шурмелев
С Сашей и ее мамой встречался президент Беларуси Александр Лукашенко, когда девочке вручали международную детскую премию "Преклонение"

"Там после операции проходит 2-3 дня, и ты уходишь — хоть на улицу, к бомжам. Врачей это не волнует. Мы жили по семьям. Я устраивалась в особняки. Мыла, чистила, красила, натирала машины, стригла газоны", — вспоминает мама Саши.

С первой семьей Наталье и Саше не повезло. Сначала их приняли радостно — думали, речь идет о нескольких неделях. А когда узнали, что операции могут растянуться на семь лет, попросили из дома.

Наталья осталась с дочерью на улице с девятью долларами в кармане. Все, чем могла тогда помочь Family to Family, — снять на краткий срок гостиницу и пригласить журналистов. И снова произошло чудо.

"Телеканалы попросили американцев помочь нам. Собрали 40 тысяч долларов за два дня. Служащий банка только стоял и вскрывал конверты. Кто пять долларов присылал, кто — тысячу. Это позволило нам продержаться еще год и два месяца", — говорит собеседница.

Ради дочери Наталья была готова на все. Жить в ужасных условиях, работать не покладая рук…

Саша ведет активный образ жизни
Саша ведет активный образ жизни

"Американцы в принципе никакущие в быту. А я делала все. Они говорили: "Наталья, где нам найти автомат, который работал бы, как ты". Они меня называли вакуум-монстр. "Вакуум" — это пылесос. Я вытаскиваю утром пылесос, а американцы говорят: "Crazy woman". Ну, crazy — так crazy… Я была относительно здоровая, и, чтобы не сойти с ума, потому что здесь (в Беларуси — Sputnik) оставался муж, которого я очень любила, и двое старших детей, я пахала", — признается она.

Саша тяжело отходила от операций.

"Самое удивительно, что из памяти Саши все это стерлось. Было столько боли, кровотечений. Каждую среду или четверг у нас был поход к доктору, который начинал все снимать, бинтовать… И ты чувствуешь, как это тельце дрожит… Это невозможно", — от этих воспоминаний в глазах матери и сегодня появляются слезы.

"После этих слов я выла"

Несмотря на сложности, были и приятные моменты. В Америке в ходе долгих операций Саше, в числе прочего, восстановили нос. Американская пресса, следившая за каждым шагом белорусской семьи, опубликовала фото, на котором Наталья целует дочери руки после того, как операция на носике девочки закончилось. Газета до сих пор хранится у женщины.

Пробыв в Штатах 1,5 года, Наталья вернулась домой: дочери нужно было отдохнуть. Дома снова стали собирать деньги на новую поездку.

Доктор, который лечил Сашу в Америке, стал для нее почти родным
© Sputnik / Александр Шурмелев
Доктор, который лечил Сашу в Америке, стал для нее почти родным

"У нас в Беларуси, несмотря на смутные времена, было огромное количество фирм. Мы с Сашей отгуливали Новый год, потом я брала ее за руку, и до конца мая каждый день шли. Две-четыре фирмы или завода. У меня было специальное разрешение от Минздрава о том, что я имею право на благотворительный счет", — рассказывает мама Саши.

В общей сложности в США они съездили десять раз на длительный срок. Несмотря на то, что в состоянии девочки наблюдался прогресс, семейное счастье ее мамы трещало по швам. В конце концов из семьи ушел папа…

Что тогда чувствовала Наталья, сложно представить. Трагедия в собственной личной жизни не сломила женщину — она обрела новый смысл в том, чтобы посвятить себя своим детям.

"Никогда не забуду такой эпизод. Сашке было три года. Я ее выкупала. А у нее в комнате всегда стояла иконка. Я говорю: "Иди, зайка, помолись. Я сейчас приду к тебе". Смотрю: она ручкой крестится. И говорит: "Боженька, я знаю, ты очень хороший и ты все можешь. Я так тебя прошу: сделай меня красивой девочкой, чтобы дети меня не били, а дружили со мной". Если честно, я в другой комнате выла", — рассказывает мать.

Саша никогда не пряталась от посторонних глаз. Она была самым обычным ребенком. Девочку все любили — она была уверенна в себе и не боялась подойти к людям на улице.

"До сих пор я могу ударить за свою дочь. Я — волчица. Любая мама за своего ребенка будет сражаться до смерти. Я понимаю, как сложно жить, когда диагноз на лице, насколько надо быть мужественной, чтобы жить достойно. Саша может — я не могу", — признается собеседница.

У Саши хорошее чувство юмора, она любит иронизировать, в том числе и над собственной внешностью
У Саши хорошее чувство юмора, она любит иронизировать, в том числе и над собственной внешностью

Куколка

Сегодня Саше — 31. Ее можно назвать успешным человеком. Уже восемь лет девушка работает в сфере IT: она технический писатель. Для души есть хобби — пластический грим и боди-арт.

Саша давно живет отдельно, часто ездит за границу, хорошо знает английский язык. Кстати, несмотря на постоянное лечение, школу она окончила с золотой медалью.

А еще девушка очень любит выбирать для себя наряды. Ее любимый стиль — Loli Fashion, или кукольный. В гардеробе у Саши много японских вещей, которые приходится заказывать из-за рубежа. Часто она ездит на фестивали. Все ее образы продуманы до мелочей. Это не только платье, но и шляпка, очки, туфли.

У Саши есть друзья и любимый молодой человек. Но, как и всем, ей приходилось проходить через череду расставаний.

Саша обожает кукол, привозит их из разных стран мира и сама, кажется, не прочь жить в этом кукольном мире
© Sputnik / Александр Шурмелев
Саша обожает кукол, привозит их из разных стран мира и сама, кажется, не прочь жить в этом кукольном мире

"Всегда лучше быть собой. Если это влияет на отношения — значит, они не нужны. Это тяжело в том плане, что будут отваливаться близкие отношения, будет дружба заканчиваться. Особенно это сложно с возрастом, потому что иногда чувствуешь себя одиноко. Когда старая дружба заканчивается, а новая не появляется, потому что  неоткуда", — отмечает она.

"Важно не замыкаться в этом цикле, продолжать искать что-то интересное, что бы тебя сблизило с другими людьми. Так не бывает, чтобы ты был один со своей позицией и чтобы ее никто не разделил. И вот тогда, когда ты раскроешься постороннему человеку и он тебя примет, отдача от этого будет куда сильнее, чем от тех забытых отношений", — добавляет девушка.

Саша продолжает свое увлекательное путешествие по жизни, стараясь не вспоминать о плохом. Хотя иногда это все же случается.

А еще девушка очень любит выбирать для себя наряды, ее любимый стиль - Loli Fashion, или кукольный
© Sputnik / Александр Шурмелев
А еще девушка очень любит выбирать для себя наряды, ее любимый стиль - Loli Fashion, или кукольный

"Я не фаталист, поэтому не считаю, что все происходит неслучайно. Что произошло — произошло. Так случилось. Если бы это не случилось со мной, это случилось бы с кем-то другим. Он бы страдал, искал способы, как научиться жить. Для нас это просто история, когда старшеклассник в США расстрелял школу. Но там тоже живые люди", — говорит Саша.

"Когда это с тобой происходит, случается отчаяние, дикая ненависть, боль. Почему со мной? Кто в этом виноват? Но такими вопросами можно всю жизнь забивать голову. А ответа нет. Жизнь состоит из трагедий и испытаний. Я понимаю, что никогда не буду играть на гитаре, хотя мне это безумно нравится, не буду победительницей конкурса красоты. Но  понимаю, что есть тысячи людей, которые встать с кровати не могут или жить без помощи другого человека. И я понимаю, что то, что у меня есть, — это тоже привилегия", — говорит Саша.

Американские друзья уже посоветовали минчанке написать книгу о своей жизни. Уверены, что в Штатах она может стать бестселлером. Саша согласилась на предложение. Книга выйдет в трех экземплярах.

"Для мамы, брата и сестры. Чтобы, когда нас не станет, печальная история обожженной девочки не стерлась в нашем роду", — поясняет девушка.

По теме

Белорусская модель на коляске: жалею лишь о том, что не ношу каблуки
Теги:
инвалидность, реабилитация, пожар, Александра Гуща, Минск, Беларусь


Главные темы

Орбита Sputnik