00:35 18 Декабря 2017
Прямой эфир
Ольга Лаптенок вместе с доктором Оксаной Дудич

"Мама, у тети глазика нет": как возвращают лица людям, потерявшим глаза

© Sputnik / Ирина Петрович
Общество
Получить короткую ссылку
30470

Более 10 лет назад Ольга Лаптенок перенесла рак, здоровье ей спасли, но вот глаза пришлось лишиться - девушка очень переживала из-за своего внешнего вида, поэтому сразу согласилась на инновационную операцию по эктопротезированию орбиты глаза.

МИНСК, 8 дек — Sputnik. Жизненная история Ольги Лаптенок очень непростая: она перенесла онкологическое заболевание и осталась жива, но чуть не потеряла зрение и лишилась одного глаза. Зрение на втором глазу удалось восстановить, но изменившийся внешний вид и постоянно выпадающий протез серьезно сказались на самооценке девушки и вогнали ее в настоящую депрессию.

В 2017 году Ольга решилась на операцию по реконструкции глазницы, и с этого момента качество ее жизни изменилось к лучшему. Новый глаз, к сожалению, не видит, но выглядит очень эстетично: если не присматриваться, то и не заметишь, что с ним что-то не так. Сама героиня очень рада, что согласилась на операцию по эктопротезированию глазной орбиты.

Сегодня Ольга чувствует себя самым обычным человеком, на которого не оглядываются и не показывают пальцем
© Sputnik / Ирина Петрович
Сегодня Ольга чувствует себя самым обычным человеком, на которого не оглядываются и не показывают пальцем

Эта технология применяется в Беларуси с 2015 года, и на сегодняшний день было проведено уже 30 операций. Пациентов, потерявших глаз в результате онкологии или травмы, которым не может помочь пластическая хирургия и стандартное протезирование, очень много: когда человек потерял не только глаз, но и глазницу, обычные протезы не эффективны. Но не все эти люди знают, что в стране проводятся инновационные реконструктивные операции, в результате которых человек получает индивидуальный эктопротез, который полностью повторяет утерянную часть лица: веки, кожу и даже брови. После такой операции человек выглядит практически так же, как до болезни.

"Вся процедура проходит в два этапа. Сначала мы моделируем места прикрепления титановой конструкции, после чего работает скульптор, который создает точную копию глаза", — пояснила кандидат медицинских наук, доцент кафедры офтальмологии ГУО "БелМАПО" Оксана Дудич.

По ее словам, Ольга — яркий пример того, как влияют подобные операции на жизни пациентов.

Болезнь победили, увечье осталось

В 2001 году Ольга Лаптенок заболела лимфолейкозом, проходила лечение и поддерживающую химиотерапию. В период с 2002 по 2004 год химиотерапию планировали прекратить и перевести ее на таблетки. Но к концу 2004 года у девушки начались проблемы со зрением.

Даже вспоминать, сколько проблем было с обычным протезом, сегодня не хочется
© Sputnik / Ирина Петрович
Даже вспоминать, сколько проблем было с обычным протезом, сегодня не хочется

"В 2005 году у меня рецидивировал лейкоз с поражением обоих глаз. Я полностью ослепла буквально за один вечер. Начали химиотерапию, я очень сильно переживала, потому что до 17 лет я видела, а потом резко потеряла зрение. Врачи сказали, что нужно удалить правый глаз, но я затянула, пока не стало больно. Сначала у меня была депрессия из-за этого, но потом, благодаря химиотерапии, я стала видеть немного, различать очертания предметов. Мне стало веселее. Я поняла, что жизнь продолжается, и жить надо дальше в любом случае. Тогда у меня случилась катаракта", — рассказывает Ольга.

Из-за поражения тканей врачам пришлось полностью удалить правую глазницу. Это сильно изменило внешний вид девушки и вызвало новую волну переживаний.

"Мне удалили глазницу, поставили протез, но это все было очень некрасиво. Потом я попала в Германию, где меня прооперировали, удалили катаракту на левом глазу. В 2015 году я ездила туда в последний раз, там мне попытались поставить протез. Но все было тщетно, потому что ткань была облучена, образовались рубцы, и протез выталкивался. Я закрывала это большой челкой", — вспоминает девушка.

Еще до операции по эктопротезированию Ольга Лаптенок стала работать медсестрой в педиатрическом отделении Детской областной клинической больницы, и у детей сначала была очень бурная реакция на ее внешний вид: "Я вызывала интерес, они пытались на меня посмотреть и сбоку, и снизу. Но на тот момент я уже настолько привыкла, что мне уже было все равно, как на меня смотрят и как реагируют", — делиться она.

"Был случай в автобусе, когда мне было очень стыдно. Ехала с мамой маленькая девочка, увидела меня и зашептала: "Мама, у тети глазика нет". Женщина ее одернула, конечно. У меня протез стоял, но там настолько все было плачевно… Девочка продолжила шептать, и потом уже громко на весь автобус повторила: "Мама, но у тети и правда глазика нет". Я ехала и думала о том, куда мне провалиться. Мама ее пыталась успокоить, но это ребенок, что с него возьмешь", — воспоминание вызвало у Ольги слезы.

Новая технология по эктопротезированию глазной орбиты избавляет пациентов от комплексов и позволяет им снова вернуться в общество, жить и работать как обычные люди
© Sputnik / Ирина Петрович
Новая технология по эктопротезированию глазной орбиты избавляет пациентов от комплексов и позволяет им снова вернуться в общество, жить и работать как обычные люди

Конечно, все это вызывало дискомфорт, девушка чувствовала себя неуверенно, старалась меньше появляться на людях. О новой реконструктивной технологии она узнала от своего онколога-офтальмолога. "Каждый раз я приходила к ней на прием со своим протезом, который постоянно выпадал. И она мне рассказала, что есть такое протезирование", — пояснила Ольга Лаптенок.

Она созвонилась с офтальмологом, работающим над инновационным проектом, Оксаной Дудич. Доктор предложила Ольге войти в группу пациентов, которым операция по эктопротезированию глазной орбиты будет сделана бесплатно, но девушка отказалась и уехала на реабилитацию в Германию, которая, к сожалению, оказалась не эффективной. Тогда Ольга вернулась в Беларусь и согласилась на операцию.

"Первую операцию мне сделали в апреле 2017 года, мне поставили специальную титановую конструкцию, чтобы держался протез. Операцию мне делали без наркоза. Было больно, я кричала, пищала, плакала взахлеб, но вытерпела. После этого, мне кажется, я могу выдержать все, что угодно. В августе мне сделали и поставили протез, прямо перед моим юбилеем. За эту операцию я заплатила 1600 белорусских рублей. На больничном после операции была всего 7-10 дней — до снятия швов", — рассказывает Ольга.

С момента победы над онкологией прошло уже более пяти лет, и сейчас Ольга полностью здорова. А новый протез, вернувший ее настоящее лицо, сделал ее еще и счастливой.

"Благодаря операции и врачам, я стала себя по-другому ощущать. Сейчас я хожу с гордо поднятой головой, а раньше, если дул ветер, я всегда прикрывалась. Я стала чувствовать себя более уверенно. Иногда я экспериментирую: пробую тональный крем на протез нанести, чтобы немножко скрыть его. Я прошу коллег говорить, как это смотрится. В итоге все пришли к выводу, что мне лучше без маскировки. Я прислушиваюсь к мнению окружающих. Сейчас не пользуюсь тональником, только чуть-чуть глаз подкрашиваю: стрелочки рисую, реснички накрашу. Сейчас дети смотрят на меня нормально. Я очень рада", — со слезами радости заключает девушка.

Врача Оксану Дудич Ольга называет своей спасительницей
Врача Оксану Дудич Ольга называет своей спасительницей

Воссоздается точная копия глаза

Оксана Дудич, кандидат медицинских наук, доцент кафедры офтальмологии ГУО "БелМАПО", специализируется на реконструктивных операциях на глазах, она же оперировала Ольгу и, по признанию девушки, стала для нее настоящим спасителем.

"В Беларуси внедрены несколько новых реконструктивных операций на структурах глазничного органокомплекса, которые несут в себе возможности 3D-моделирования и прототипирования. Это позволяет хирургу планировать реконструктивные операции на орбите, позволяет визуализировать все анатомические особенности реконструируемой зоны до операции. Новая технология, которая внедрена  Беларуси, — это эктопротезирование глазной орбиты человека. Это метод реабилитации человека, который потерял глаз из-за травмы или онкологического заболевания, и которому пластическая хирургия не помогает", — объяснила она.

По словам доктора, таким пациентам очень нелегко, ведь им приходится прятать свой косметический дефект: "Методы, которые использовались раньше — расположение протеза на клеевой основе — раздражали многих пациентов, им проще было носить темные очки, окклюдер или челку, закрывающую глаз".

Но два года назад в Беларуси начали применять новую технологию, которая пришлась пациентам по душе. "Сейчас мы предлагаем технологию: с ресницами, с радужкой, с бровью, которая фиксируется на внутрикостных титановых конструкциях. Вся процедура проходит в два этапа. Сначала мы моделируем места прикрепления титановой конструкции, после чего работает скульптор, который создает точную копию глаза", — пояснила Оксана Дудич.

Этот метод протезирования уникален, потому что в процессе операции все делается индивидуально: под каждого человека создается отдельная конструкция. "Это важно, поскольку у таких пациентов, особенно потерявших глаз в детском возрасте, немного по-другому развивается лицевой череп, не так, как у здоровых людей или потерявших глаз в более позднем возрасте", — отметила кандидат медицинских наук.

"Пациент, который из-за своей болезни бросил учебу или потерял работу, обретает после операции удовлетворительный внешний вид, и его социальная адаптация повышается. Пациенты очень довольны", — подытожила доцент кафедры офтальмологии ГУО "БелМАПО".

По теме

Гродненские врачи помогли девочке, проглотившей швейную иглу
Врачи за полгода выявили 9 случаев завозных инфекционных заболеваний
Минздрав уточнит, как врачи должны информировать пациента о лечении
Теги:
эктопротезирование, реконструктивные операции, протезирование глаза, технологии, офтальмолог, медицина, БелМАПО, Минск, Беларусь
Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik

  • Латвийская почта

    Центр госязыка Латвии начал проверку в связи с жалобой пользователя Twitter на то, что сотрудница почты отказалась говорить с ним по-латышски.

  • Пульт от телевизора, архивное фото

    Сейм Литвы рассмотрит предложение об обязательном переводе на литовский теле- и радиопрограмм и фильмов, созданных на языках, не являющихся официальными в ЕС.

  • Демограф Ольга Гагауз

    Как остановить миграцию, и какие меры необходимо предпринять правительству, чтобы приостановить массовый отток трудоспособного населения за рубеж.

  • Сергей Ермаков, эксперт Российского института стратегических исследований

    Увеличение призыва в Эстонии усилит напряженность в регионе – эксперт прокомментировал планы Таллинна снизить требования к здоровью новобранцев.

  • АрселорМиттал Темиртау

    Акционерное общество "АрселорМиттал Темиртау" отозвало иски к шахтерам и решило не привлекать участников забастовки к ответственности.

  • Учения военнослужащих ЮВО

    Российские специалисты радиоэлектронной борьбы ЮВО в Абхазии провели более 60 тактико-специальных учений по постановке радиопомех противнику.

  • председатель Общественного совета при Государственной миграционной службе АР Азер Аллахверанов

    В среднем в течение месяца в Азербайджане выявляется около двух тысяч человек, которые незаконно остаются или работают в республике.

  • Серж Саргсян на встрече с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом в Брюсселе

    Армении нужно держать ухо востро: чего Еревану ждать от НАТО рассказал политический обозреватель Sputnik Армения Арман Ванескегян.

  • Грузинское вино, сладости и фрукты

    Винный сектор Грузии ждут изменения - представители индустрии должны максимально включиться в процесс реформирования, считает Минсельхоз.

  • Российская военная база в Цхинвале

    В Южной Осетии построено новое общежитие для российских военных – оно рассчитано на 32 семьи и соответствует самым современным стандартам.

  • Латвийская почта

    Центр госязыка Латвии начал проверку в связи с жалобой пользователя Twitter на то, что сотрудница почты отказалась говорить с ним по-латышски.

  • Пульт от телевизора, архивное фото

    Сейм Литвы рассмотрит предложение об обязательном переводе на литовский теле- и радиопрограмм и фильмов, созданных на языках, не являющихся официальными в ЕС.