05:14 19 Ноября 2019
Прямой эфир
  • USD2.05
  • EUR2.26
  • 100 RUB3.21
16-летний учащийся минской гимназии Донат Скакун в суде

Родители Доната Скакуна: после комментариев СК вопросов стало больше

© Photo : Сергей Балай / БелаПАН
Общество
Получить короткую ссылку
ЧП в минской гимназии №74 (33)
121251

Родители школьника, осужденного за покушение на учительницу, высказали свою версию того, как на одежде Доната могла оказаться кровь учительницы, и объяснили, почему парень отказался отвечать на вопросы следователей.

МИНСК, 1 ноя — Sputnik. Родные Доната Скакуна и ряд правозащитников продолжают наставить, что школьник не мог совершить преступления, в котором его признали виновным. В среду они собрали пресс-конференцию и в течение нескольких часов пытались обосновать свою точку зрения.

Минский гимназист Донат Скакун был признан виновным в покушении на убийство учительницы и осужден на 8 лет лишения свободы. В середине сентября судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Беларуси поставила точку в этом деле – рассмотрела дело в апелляционном порядке и оставила без изменений приговор суда первой инстанции. С этого момента он вступил в законную силу.

Нынешний разговор родителей школьника с журналистами стал своеобразным ответом представителям Следственного комитета, которые в конце сентября попытались расставить все точки над i в этом громком деле.

Тогда заместитель начальника управления Следственного комитета по Минску Евгений Архиреев рассказал, что имя нападавшего назвала пострадавшая – учительница Валентина Губаревич, что на одежде и обуви Скакуна была обнаружена кровь учительницы, мотивом же была "месть за необъективную оценку". Тогда же представитель СК рассказал, что Скакун со следствием не сотрудничал, хотя в первые же дни написал чистосердечное признание. Орудие преступления следователи так и не нашли.

Почему СК не озвучивает "хронометраж"?

Родители и правозащитники, знакомые с делом, настаивают, что озвученный следствием мотив выглядит малоубедительным. По словам учителей, одноклассников и друзей, Донат — крайне спокойный, рассудительный и в чем-то даже медлительный человек. Он мало волновался по поводу оценок.

Но главное — для родителей и правозащитников осталось непонятным, когда он мог успеть совершить преступление.

Николай Автухович и родители Доната на пресс-конференции
© Sputnik / Вера Дашкевич
Николай Автухович и родители Доната на пресс-конференции

"Следственный комитет отказался озвучить подробную хронологию событий. Архиреев сказал, что у них есть свой хронометраж, который они сделали еще на начальном этапе. Но на просьбу журналистов озвучить поподробнее, Архиреев ответил, что этого достаточно. Мы считаем, что если остаются вопросы, то недостаточно. Если Донат зашел в школу в 08:12, как говорит Архиреев, и вышел в 8:30, то во сколько было совершено преступление?" — заявил в ходе пресс-конференции представитель общественной организации "ТаймАкт" Николай Автухович, который с апреля вместе с родителями Скакуна следит за этим делом.

Автухович рассказал, что отслушал аудиозаписи судебных заседаний. Из показаний участников процесса стало известно, что в 08:17 к пострадавшей Губаревич зашла учительница младших классов.

"Судом было установлено, что она там провела 4 минуты, значит, в 08:21 Еловик вышла из класса. До этого времени никто не мог нанести Губаревич порезы. В приговоре суда написано, что Донат зашел в класс Губаревич в 08:15. Почему же его не видела Еловик? А в 08:20, по показаниям Ильи (одноклассника Доната – Sputnik), они встретились. То есть у Доната есть алиби. Как в таких условиях он мог это сделать?!" — задает вопрос правозащитник.

В судебных материалах значится, что Донат встретился с одноклассником немного позже – в 08:25.

Валерий Скакун, отец школьника, отдельно отметил, что в материалах уголовного дела данных о хронометраже нет. И вплоть до начала судебного рассмотрения не было и плана школы.

"Впервые эти планы, и то в виде планов эвакуации при пожаре, появились только в суде через неделю по требованию защиты — когда мы попросили провести хронометраж и знать точную длину коридоров, лестничных пролетов. Так что никакого хронометража никто не проводил", — заметил Скакун-старший.

Как появилась кровь учителя на одежде Доната?

Если Донат невиновен, то как на одежде школьника могла оказаться кровь учительницы, спросили у родителей журналисты.

"Следов не очень много, но они якобы есть. Суд не принимает в расчет, например, мои показания. Когда я приехал в гимназию и зашел в кабинет, где находился Донат, туда же сразу зашел сотрудник ППС, который до этого контактировал с потерпевшей. Он пришел и провел личный досмотр Доната. Ни перчаток, ни бахил на этом сотруднике не было", — заметил Валерий Скакун.

Скакун-старший сказал, что как только приехал в тот день в гимназию, осмотрел одежду сына. Крови на ней он не обнаружил.

Мама Донтата Алина
© Sputnik / Вера Дашкевич
Мама Донтата Алина

"Я был не единственный, кто не заметил никаких следов крови на одежде. Тот же Роман Лапцевич (одноклассник – Sputnik) в суде рассказывал, что Донат носил костюм с отливом, на нем всегда была видна любая грязь, любая жидкость — он это сразу замечал. Он признался, что никаких следов не видел. Такие показания давали и два сотрудника ППС, которые задерживали Доната, они об этом говорили в суде — никаких следов ни на руках, ни на рубашке, ни на костюме, ни в рюкзаке они не заметили", — рассказал Валерий Скакун.

Николай Автухович заметил, что в больнице пропала окровавленная блузка учительницы. Он также напомнил, что внутри рюкзака кровь учительницы эксперты не обнаружили, хотя, по словам Губаревич, орудие преступления Скакун спрятал в рюкзак.

О чистосердечном признании и полиграфе

Валерий Скакун рассказал, почему его сын отказался давать показания.

"Первый допрос состоялся около девяти вечера 23 мая. Все это время ребенка не кормили, не поили, возили по всяческим экспертизам, не давали даже в туалет сходить. Когда я увидел его вечером, посмотрел, в каком он находится состоянии, и решил — какой допрос. И в тот момент от допроса мы отказались. Его перенесли на следующий день", — рассказал Скакун-старший.

Ночью Валерию позвонили и попросили утром приехать в Следственный комитет, где показали ксерокопию чистосердечного признания, написанного Донатом.

"Прочитав эту бумажку, я спросил: "Что вы хотите? Зачем вы меня позвали?" Следователь ответил: "Вы должны убедить сына повторить все это на допросе под видеокамеру". В свидании с сыном мне отказали, тогда я отправил к нему адвоката. Адвокат вышла и сказала: что с ним происходило, он не помнит, объяснить, что он написал, он толком не может, делал ли он то, что написал, — нет, не делал. Вечером приехали два следователя из СК в ИВС и приступили к допросу.

При допросе несовершеннолетнего, помимо законного представителя и адвоката, должен быть психолог. Это был психолог из 74-й гимназии. После того, как посмотрел на Доната, он сказал, что сын находиться в таком состоянии, что вряд ли сможет давать адекватные показания. И на данный момент он как психолог считает, что проведение допроса нецелесообразно", — рассказал Валерий Скакун.

Впоследствии от общения со следствием Донат отказался. Показания давал только в суде. Тогда же он и сказал, что чистосердечное признание ему было продиктовано. К рассмотрению этот документ принят не был.

"Хорошо, чистосердечное признание признано судом незаконно добытым и незаконным доказательством. А кто-нибудь ответил за то, что было произведено незаконное действие сотрудником Следственного комитета? Нет!" — заметил Валерий Скакун.

Родные школьника не согласны и с тем, что суд не принял во внимание результаты исследования на полиграфе.

"Вы же понимаете, что если бы в результатах полиграфа было написано, что получены данные о причастности и виновности, то этот полиграф в уголовном деле лежал бы. Несмотря на то, что он не является доказательством. Но его там нет", — полагает отец школьника.

Между тем председатель ОО "Полиграф" Владимир Князев рассказал Sputnik, что исследование на полиграфе проходило в день задержания Доната Скакуна, буквально через несколько часов.

"В случае с Донатом в отношении него не была установлена непричастность. По результатам опроса с использованием полиграфа не было оправдательного заключения. Был получен неопределенный результат. Бывает так, что в ряде случаев из-за неадекватных реакций опрашиваемого, связанных с его психическим или физическим состоянием, нет возможности сделать определенные выводы, что и произошло при данном опросе", — сказал Князев.

Что дальше?

Родители Доната Скакуна подали в среду надзорную жалобу в Верховный суд и готовятся к первому свиданию с сыном. Оно должно состоится в двадцатых числах ноября в Бобруйской колонии, где подросток отбывает наказание.

Пока же родители общаются с сыном при помощи писем.

"Пишет: "Мама, папа, у меня все хорошо. Мне все помогают. Пошел в школу, мне все нравится, правда, опять в 9-й класс. Очень мало свободного времени". Постоянно повторяет: у меня все хорошо, не волнуйтесь", — рассказала Алина, мама Доната.

Темы:
ЧП в минской гимназии №74 (33)

По теме

СК посоветовал прекратить "баталии" вокруг дела Доната Скакуна
Комментарий Следственного комитета по делу Доната Скакуна
Дело Доната Скакуна Верховный суд рассмотрит за закрытыми дверями
Теги:
нападение на учителя, Гимназия №74, Донат Скакун, Минск, Беларусь

Главные темы

Орбита Sputnik