21:49 16 Декабря 2017
Прямой эфир
Реджеп Тайип Эрдоган и Александр Лукашенко

Государственная модель Беларуси как экспортный товар

© AP/ Kayhan Ozer, Presidential Press Service, Pool photo via AP
Мнение
Получить короткую ссылку
12840

Российский политический эксперт, шеф-редактор проекта "Однако. Евразия", писатель Семен Уралов, говоря об итогах референдума в Турции, сравнил белорусскую и турецкую политические модели.

Турецкая политическая модель за последние десять лет сбоила неоднократно. Последний раз — в июле 2016 года военные элиты подняли вооруженный бунт, который едва не привел к гражданской войне.

Политическая архитектура Турции оказалась непригодна в условиях острого кризиса. Приток внешних инвестиций, как и туристов, падает. На южной границе — в Сирии идет война, сотни тысяч беженцев транзитом стремятся в Европу, кризис в отношениях с Россией, падение товарооборота с Евросоюзом.

Ситуация, в которой оказалась Турция, требует принципиально другой политической модели. Парламентская республика с автономной армией и влиятельной олигархией может функционировать в мирных условиях.

Поэтому у президента Эрдогана, проведшего в стране референдум, никакого выбора на самом деле не было — либо произойдет усиление государства и сверхконцентрация власти, либо хаос будет усиливаться.

Если мы посмотрим на структуру принятых на референдуме изменений, то увидим, что теперь полномочия президента сильно расширены: он возглавит исполнительную власть страны. Пост премьер-министра упразднен, а президент будет назначать вице-президента и министров (сейчас премьерский пост занимает глава победившей на парламентских выборах партии).

Также президент станет верховным главнокомандующим вооруженных сил (сейчас исполняет обязанности главнокомандующего от имени парламента).

Думаю, что турецкий прецедент — это далеко не последний случай смены политической архитектуры. Экономические кризисы, гибридные войны и терроризм — мы можем видеть на примере соседней Украины или чуть более далекой Сирии, как всего за несколько лет государство разлагается, а общество скатывается к гражданской войне.

В условиях внешних вызовов единственно возможной формой сохранения государства является переход к мобилизационной форме управления.

Поэтому если мы внимательно присмотримся к мобилизационной модели, предлагаемой Эрдоганом, то увидим сходство с белорусской антикризисной моделью управления, которую начали внедрять еще в 1994 году. К похожей модели стала переходить Российская Федерация в 2000 году. Самый устойчивые среднеазиатские республики — Казахстан и Узбекистан — развивают похожую суперпрезидентскую республику.

Даже в США новоизбранный президент пытается собрать вертикаль власти, преодолев фракционную и межпартийную борьбу.

Чем глубже будет кризис — тем больше на карте мира будет появляться суперпрезидентских республик. Беларусь в рамках этой тенденции оказывается очень привлекательной республикой — ее опыт может быть востребован, как пример успешной модели. Беларусь со своей архитектурой государства оказывается в положении, схожем с послевоенной Японией: ее политэкономическая и государственная модель стали образцами для Южной Кореи, Китая, Сингапура. Даже в США в 70-х — 80-х годах ХХ века брали многие образцы государственного и промышленного менеджмента и внедряли японские управленческие решения. Современная "корпоративная модель управления" — с жестким планированием, тайм-менеджментом, прогрессивным премированием и упором на новейшие технологии — впервые была реализована в японских кэйрэцу (конгломератах) после Второй мировой войны.

В современном мире предметом экспорта могут быть не только автобусы и удобрения, но и успешные государственные модели и управленческие решения. Белорусская республиканская модель суперпрезидентской республики вполне может быть отличным экспортным товаром. И этой возможностью необходимо воспользоваться в ХХI веке.

Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik

  • Латвийская почта

    Центр госязыка Латвии начал проверку в связи с жалобой пользователя Twitter на то, что сотрудница почты отказалась говорить с ним по-латышски.

  • Пульт от телевизора, архивное фото

    Сейм Литвы рассмотрит предложение об обязательном переводе на литовский теле- и радиопрограмм и фильмов, созданных на языках, не являющихся официальными в ЕС.

  • Демограф Ольга Гагауз

    Как остановить миграцию, и какие меры необходимо предпринять правительству, чтобы приостановить массовый отток трудоспособного населения за рубеж.

  • Сергей Ермаков, эксперт Российского института стратегических исследований

    Увеличение призыва в Эстонии усилит напряженность в регионе – эксперт прокомментировал планы Таллинна снизить требования к здоровью новобранцев.

  • АрселорМиттал Темиртау

    Акционерное общество "АрселорМиттал Темиртау" отозвало иски к шахтерам и решило не привлекать участников забастовки к ответственности.

  • Учения военнослужащих ЮВО

    Российские специалисты радиоэлектронной борьбы ЮВО в Абхазии провели более 60 тактико-специальных учений по постановке радиопомех противнику.

  • председатель Общественного совета при Государственной миграционной службе АР Азер Аллахверанов

    В среднем в течение месяца в Азербайджане выявляется около двух тысяч человек, которые незаконно остаются или работают в республике.

  • Серж Саргсян на встрече с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом в Брюсселе

    Армении нужно держать ухо востро: чего Еревану ждать от НАТО рассказал политический обозреватель Sputnik Армения Арман Ванескегян.

  • Грузинское вино, сладости и фрукты

    Винный сектор Грузии ждут изменения - представители индустрии должны максимально включиться в процесс реформирования, считает Минсельхоз.

  • Российская военная база в Цхинвале

    В Южной Осетии построено новое общежитие для российских военных – оно рассчитано на 32 семьи и соответствует самым современным стандартам.

  • Латвийская почта

    Центр госязыка Латвии начал проверку в связи с жалобой пользователя Twitter на то, что сотрудница почты отказалась говорить с ним по-латышски.

  • Пульт от телевизора, архивное фото

    Сейм Литвы рассмотрит предложение об обязательном переводе на литовский теле- и радиопрограмм и фильмов, созданных на языках, не являющихся официальными в ЕС.