14:56 01 Декабря 2020
Прямой эфир
  • USD2.59
  • EUR3.10
  • 100 RUB3.40
Беларусь.Live
Получить короткую ссылку
1844101

Беларусь – это не только большегрузные самосвалы, трактора и колхозы-миллионеры, если они еще, правда, существуют в естественной среде. В немногочисленных ныне деревнях белорусы трудятся на земле, любят это делать и неплохо могли бы жить, если бы не многочисленные "но".

Фермерам в нашей стране не принято раздавать лучшие земли, а то, не ровен час, они покажут результаты лучше колхозов, но это и так происходит сплошь и рядом. В общем, не принято на селе создавать благоприятный режим для самостоятельных крестьян. Не стало исключением и хозяйство семьи Борисенок в Витебской области, которое росло и крепло на бывших неудобицах.

Семья Борисенок все тонкости организации зверофермы познавала на собственном опыте
© Sputnik / Виктор Толочко
Семья Борисенок все тонкости организации зверофермы познавала на собственном опыте

В настоящем медвежьем углу вдалеке от районного центра Сенно, куда не ведут хваленые местным телевидением белорусские автобаны, живет и здравствует звероферма на краю деревушки Литусово.

В этом году Нидерланды и Дания на волне пандемии коронавируса успели уничтожить миллионы зверьков с ценным мехом, когда возникло небольшое подозрение на то, что норка может болеть новым поветрием. Каково это – заниматься пушным зверьком в XXI веке в эпоху моды на "био" и "эко", да еще и пандемию, разбирался корреспондент Sputnik Станислав Андросик.

Без кредитов и долгов

Фермеры Александр и Екатерина Борисенок занимаются разведением норок на мех вот уже 30 лет. Все тонкости ведения непростого бизнеса познавали сами и на собственном опыте. В хорошие годы, когда мех был в моде, а значит, и цене, в зверохозяйстве работали 32 человека. Тогда фермеры умудрялись выращивать в год до 18 тысяч норок, а очереди из закупщиков выстраивались у ворот.

"Сейчас у нас 4 тысячи норок и 1,5 тысячи лисиц чернобурок. Работает всего шесть человек", – констатирует Александр Константинович, руками которого на ферме построены не только шеды, такие длинные крытые ряды, где живут пушистые зверьки, но и котельная и склад, да и попросту все вокруг.

Пушистые зверьки на ферме живут в длинных крытых рядах, которые называют шеды
© Sputnik / Виктор Толочко
Пушистые зверьки на ферме живут в длинных крытых рядах, которые называют "шеды"

В 1990 году на месте будущего зверохозяйства был лес на окраине глухой деревушки. Тогда у хозяина было сильное желание заниматься своим делом, а у местных властей не было желания выделять под это пахотные земли.

Поэтому вырезать лес и строить все Александру Борисенку пришлось фактически с нуля, при этом, как он сам подчеркивает, он "никогда в своей жизни не брал кредит в банке". Объяснение этому очень простое – фермер говорит: когда деньги нужны, то они нужны всем на селе, и банки дают в первую очередь "колхозам", до фермеров очередь не доходит.

Вроде бы фермер, а вроде и нет

В белорусской действительности не принято удивляться парадоксальным вещам, но в этот раз был поражен я, фотограф и даже водитель Валера. Оказывается, если вы разводите пушного зверя, то формально вы вроде и занимаетесь животноводством, но фактически это не сельское хозяйство.

Оказывается, разведение пушных зверей в нашей стране не относится к сельскому хозяйству
© Sputnik / Виктор Толочко
Оказывается, разведение пушных зверей в нашей стране не относится к сельскому хозяйству со всеми вытекающими экономическими нюансами

Казалось бы, ну подумаешь, ты фермер только в своих розовых мечтах о жизни на земле, где каждый трудится только на себя, но в равных условиях.

Хозяин зверофермы "приземляет" столичных гостей обычной экономикой (все ведь помнят, что это в переводе с греческого значит занятие хозяйством): если ты не сельхозпроизводитель, то за газ платишь, как бытовой потребитель, а за электричество – и вовсе как в городе, и никого не волнует, что ты в лесу делом занят. Про льготы на НДС вообще не стоит заикаться, занимайся делом – не нервничай лишний раз. 

Хозяин зверофермы Александр Константинович приземляет экономикой: на льготы не рассчитываем
© Sputnik / Виктор Толочко
Хозяин зверофермы Александр Константинович "приземляет" экономикой: на льготы не рассчитываем

"У меня стоят счетчики на разные тарифы, которые учитывают и время потребления. Когда я звоню в энергосбыт и называю тариф такой и такой, то мне просто говорят: скажите общую цифру. Никто не хочет даже считать по разным тарифам. Зачем тогда они вообще нужны?" – задает риторический вопрос Александр Константинович.

Без поблажек и льгот

Раньше в хозяйстве разводили норку родом только из Скандинавии, и вот несколько лет назад, после того, как в Беларуси неподалеку от Гродно появилось отечественное племенное хозяйство, было решено закупить молодняк на разведение там. Государственные зверохозяйства, приобретая норочку у опять же государственного племенного завода, получают скидку в 20% в виде НДС, которую потом компенсируют производителю из бюджета.

Частной звероферме приходится работать без поблажек от государства
© Sputnik / Виктор Толочко
Частной звероферме приходится работать без поблажек от государства
"Мы просили предоставить и нам эту скидку, ведь мы тоже резиденты Беларуси, здесь выращиваем норку и платим налоги. Но нам сказали, что мы конкуренты", – вспоминает Екатерина Викторовна.

Интересно, что, работая без поблажек со стороны государства и занимаясь всем в хозяйстве самостоятельно: от разведения и вплоть до продажи шкурок, фермеры в непростых условиях показывают в последнее время рентабельность в 3-5%.

Причем спрос на мех в последние годы стал падать особенно сильно. И связано это в первую очередь с запросами покупателей, которые не придают значения качеству меха и зачастую покупают даже крашеные изделия, на которые раньше пушнина шла в последнюю очередь.

Спрос на мех в последние годы падает все больше, сетует хозяйка фермы
© Sputnik / Виктор Толочко
Спрос на мех в последние годы падает все больше, сетует хозяйка фермы

Екатерина Викторовна говорит, что когда мех был в моде, рентабельность их зверофермы могла достигать и 110%. Сейчас стройные ряды из шедов обитаемы хорошо если наполовину.

Барабанная дробь

Хозяйка рассказывает, что сейчас у них два вида норки: brown и pearl. Для человека, не искушенного в пушных делах, на вид это "шоколадка" и "жемчужина". Лисы сплошь чернобурки, в которых очень ценится серебряный отлив.

Есть в хозяйстве и одна настоящая дикая "рыжуля". Попала она на ферму по чистой случайности, когда ее нашли еще совсем маленькой брошенкой, а потом решили вырастить для того, чтобы потом честно отдать в один из зоопарков в стране.

Дикая рыжая лиса попала на ферму случайно, ее нашли маленькой брошенкой в лесу и собираются передать в зоопарк
© Sputnik / Виктор Толочко
Дикая рыжая лиса попала на ферму случайно, ее нашли маленькой брошенкой в лесу и собираются передать в зоопарк

Екатерина Викторовна знает повадки своих питомцев и их аппетиты в совершенстве. В день такое "хозяйство" съедает почти 2 тонны кормов. Недаром и норка, и лиса – хищники, поэтому готовится для них специальная смесь из субпродуктов, витаминов и кормовых добавок.

Кажется, животные часов не наблюдают, но пока мы ходили среди шедов и рассматривали местных обитателей, одна из чернобурок выдала барабанную партию при помощи миски: оказывается, скоро обед и лисичка таким образом намекает, что готова к приему пищи.

© Sputnik
Хозяйка зверофермы Екатерина в совершенстве знает повадки своих питомцев и их аппетиты

"Это Даник, он совсем ручной", – с такими словами из домика хозяйка достает огромную норвежскую чернобурую лисицу, которая ласково потявкивает и смотрит на нас с удивлением. Непрошеные гости фотографируют и снимают, но так и не решаются погладить Даника, хотя он всем своим видом демонстрирует благодушие.

Огромную норвежскую чернобурую лисицу зовут Даник, он совсем ручной, рассказывает хозяйка
© Sputnik / Виктор Толочко
Огромную норвежскую чернобурую лисицу зовут Даник, он совсем ручной, рассказывает хозяйка

Рынок не диктует, а требует

Пока Беларусь делала вид, что стоит особняком от всего происходящего в мире, в этом году многие звероводы недосчитались норок, особенно в Европе. Поэтому было решено проверить зверьков на коронавирус и в Беларуси.

"После этого приехали к нам и брали пробы, но ничего не нашли", – с гордостью отмечает Екатерина Викторовна.

В хозяйстве норки выращиваются в двух цветовых решениях ― brown и pearl
© Sputnik / Виктор Толочко
В хозяйстве норки выращиваются в двух "цветовых решениях" ― brown и pearl

Средняя себестоимость шкурки норки составляет 23 доллара, сейчас зверохозяйствам рекомендуется реализовывать мех самочек по 13 долларов за шкурку в среднем, а самцов – по 18 долларов.

Фермеры предполагают, что это попытка продать мех во что бы то ни стало на фоне негативных новостей о коронавирусе и падении спроса повсеместно. При этом на недавнем пушном аукционе в Дании шкурка норки уходила по 17 евро при себестоимости в 15 евро.

При продаже шкурок приходится биться за каждый цент, говорят хозяева фермы
© Sputnik / Виктор Толочко
При продаже шкурок приходится биться за каждый цент, говорят хозяева фермы

"Мы с закупщиками из Дагестана, которые контролируют рынок в России, бьемся за каждый цент при продаже, несмотря на то, что со многими из них работаем больше 10 лет", – признается Екатерина Викторовна.

Александр и вовсе предположил, что с такой ценой тот, у кого есть "живые деньги", может скупить весь мех и ждать, когда цена снова вырастет, и заработать только на этом.

Благоприятный режим для самостоятельных крестьян у нас создавать как-то не принято
© Sputnik / Виктор Толочко
Благоприятный режим для самостоятельных крестьян у нас создавать как-то не принято
Семья фермеров не жалуется на жизнь, Александр и Екатерина говорят, что любят свою работу, пусть и с детьми проводят меньше времени, чем хотелось бы, "зато летом все здесь заняты, никто не бездельничает".

Теги:
норка, Беларусь

Главные темы

Орбита Sputnik