18:24 22 Октября 2020
Прямой эфир
  • USD2.55
  • EUR3.02
  • 100 RUB3.30
Беларусь.Live
Получить короткую ссылку
40760

Много лет назад зоотехник Марина Ярмолич из Новосибирска приехала в Ганцевичский район работать по распределению и осталась, в 2016 году получила белорусский паспорт, а сейчас занимается сохранением породы белорусских упряжных лошадей.

Уже почти 30 лет живет в белорусском Полесье россиянка Марина Ярмолич. Она совсем молоденькой приехала в Беларусь работать зоотехником по распределению после института и обжилась здесь. С тех пор женщина родила дочерей, построила дом и плотно осела на когда-то новом месте. Что осталось неизменным за все эти годы – это ее любовь к лошадям и ее работа с ними.

"Как была зоотехником, так и осталась. Никакого карьерного роста", – шутит героиня материала. Беседуя с ней, даже прожженный карьерист поверит, что карьера – это далеко не главное в жизни.

Корреспондент Sputnik узнала, как студентку из Новосибирска занесло в белорусскую глубинку, чего она достигла за годы жизни в другой стране, чем занимается сейчас и о чем мечтает. Но обо всем по порядку. 

Лошадьми бредила

Зоотехник конезавода ОАО "Полесская нива" Марина Ярмолич родилась в Красноярском крае в городе Канск.

"У нас там был конный завод, я там с детства играла, потом начала заниматься конным спортом в секции при конном заводе. Моя любовь к лошадям – с самого детства. Сколько себя помню, столько я лошадьми и бредила", – вспоминает она. 

Именно любовь к лошадям, можно сказать, и привела ее в Беларусь – впервые это произошло на втором курсе Новосибирского государственного аграрного университета.

Первые впечатления о Беларуси

По словам собеседницы, в Беларуси ее и подругу все поразило.

Лошади на конеферме в ОАО Полесская нива
© Sputnik Виктор Драчев
На конеферме в ОАО "Полесская нива" разводят лошадей уже более 20 лет

"Мы со снега новосибирского приехали на зеленую травку в Беларусь. Это был 1989 год. Нас все настолько потрясло, это была настоящая Европа. Мы впервые такой порядок, такую чистоту увидели, таких трудолюбивых людей, таких спортивных лошадей. У нас в Новосибирске в основном занимаются рысаками, а тут были верховые, спортивные лошади", – отмечает она. 

Студенткам настолько все это понравилось, что у них появилось желание перевестись на заочное обучение и остаться работать в Беларуси. Однако у подруги семейные обстоятельства сложились так, что на работу они не поехали. Однако потом Марина поехала на практику – одна.

Приехала – и осталась без гражданства

Директор колхоза "Огаревичи" Ганцевичского района дал Марине направление на отработку после учебы.

"Как раз я окончила учебу в 1992 году, села в поезд и поехала на работу в Беларусь. И пока я ехала в поезде, распался Советский Союз окончательно и бесповоротно. Когда я приехала в Беларусь, я была уже не россиянка, но еще и не белоруска. До какого-то июльского дня определялось гражданство по тому, на территории какого государства ты проживаешь. Я в те дни ехала в поезде, в итоге стала лицом без гражданства. И очень долго была у меня такая проблема, что я не могла определиться, гражданином какого государства я хочу стать", – отметила она. 

Лошади на конеферме в ОАО Полесская нива
© Sputnik Виктор Драчев
Например, спортивная лошадь породы голландская теплокровная (KWPN) Инфлоранц, любительница водных процедур, рождена в Голландии и приобретена за 15 тысяч евро

Женщина очень долго жила просто с видом на жительство.

"У меня паспорт гражданина Беларуси появился только в 2016 году", – призналась Марина Ярмолич. 

На вопрос, не страшно ли было ехать в Беларусь одной, она отшучивается.

"Ой, ну а кто думает в 20 лет, страшно или не страшно? Был Советский Союз, все как-то жили, уверенность была в завтрашнем дне. Это уже в 1993-96 году начался весь этот ужас с талонами, с карточками, с безденежьем. 1997 год был самым страшным", – вспоминает собеседница. 

Любимая работа

В "Огаревичах" тогда поменялся руководитель, он был не особо заинтересован в лошадях.

"И бескормица была жуткая. Мы тогда с коллегами заучивали лошадь, потом по соседним селам искали, кому нужна рабочая лошадь в обмен на овес, чтобы было чем кормить лошадей на конюшне", – делится она. 

Хозяйство обычно не остается без призов
© Photo : Фото Эльвиры Сумар
Хозяйство обычно не остается без призов

В "Огаревичах" Марина была молодым специалистом, но вхождение в профессию далось ей довольно легко, потому что до этого она была хорошо знакома с лошадьми.

"В этом трудностей никаких не было. Потом меня пригласил сюда, в Ремель, уже бывший председатель колхоза "Полесская нива" Николай Ожог – мы с ним познакомились в 1997 году на областной выставке сельхозживотных в Бресте. Тогда мои лошади с "Огаревичей" заняли первое-второе место", – рассказала она.

В тот момент в Ремеле вообще не было лошадей, это была обычная товарная ферма, только у руководителя было огромное желание сделать ее племенной.

"У меня был карт-бланш: я по всей Беларуси ездила собирала лучших конематок, лучших жеребцов-производителей. На кого я пальцем показывала, тех мне и покупали", – улыбается Марина Ярмолич.

Лошади конезавода заняли второе место в республиканском конкурсе племенных лошадей белорусской упряжной породы на Белагро-2020
© Photo : Фото Эльвиры Сумар
Лошади конезавода заняли второе место в республиканском конкурсе племенных лошадей белорусской упряжной породы на Белагро-2020

"Сейчас у нас 180 голов, 100% племенные лошади с документами. Мы прошли все возможные аттестации и считаемся конным заводом республиканского значения. Всего таких хозяйств в Беларуси 18 осталось, которые с племенным статусом. Нам государство помогает, дотирует содержание наших конематок и жеребцов-производителей", – с гордостью сообщает зоотехник. 

Дочери ревнуют к лошадям

Сначала Марина жила в служебной квартире в "Огаревичах", в Ремеле ей дали комнату в общежитии.

"А потом я взяла ссуду у хозяйства и построила дом, в течение десяти лет деньги выплатила хозяйству. Теперь у меня собственный дом и куры, поросята, небольшой огород – стандартный набор в деревне", – рассказывает о своем быте собеседница. 

Лошади на конеферме в ОАО Полесская нива
© Sputnik Виктор Драчев
Лошадей выращивают на продажу

У нее две помощницы – дочери.

"Дочки очень ревнуют меня к лошадям, говорят, что у мамы на первом месте лошади. Девочки не лошадники, но ездить верхом умеют, на конюшне периодически помогают, лошадей моих знают. А так я в разводе, у мужа другая семья уже давно", – без сожаления говорит Марина. 

Она уверяет, что в жизни ее все устраивает.

"Я ни разу не пожалела, что приехала в Беларусь. Я даже не представляю, как могло бы быть по-другому. Я бы ничего в своей жизни не изменила. Все сложилось так, как сложилось, и слава Богу. Я однозначно счастливый человек. Я благодарна за все, что у меня есть", – подчеркнула она. 

Хоть ей и приходится работать на полторы ставки, это Ярмолич не смущает.

"Я работаю сама, контролирую весь процесс и ни от кого не завишу. Только от благосостояния хозяйства нашего. Карьерного роста у меня, по сути, никакого: я как была зоотехником по коневодству, так и осталась. Пришлось еще полставки конюха взять. Но наш руководитель называет меня директором конного завода", – улыбается женщина. 

В Беларуси жить хорошо?

Сравнить, как в Беларуси жить по сравнению с Россией, Марина Ярмолич не может, "потому что уехала оттуда почти 30 лет назад". Она бывает в России, но считает, что те, кто плохо там живет, во многом виноваты сами.

"У нас в Беларуси не Лукашенко ездит ко мне домой, обкашивает мои сорняки. И не Путин ваш должен это делать. То, как человек живет, зависит от него самого. Можно взять и привести в порядок все, а можно просто жаловаться", – объясняет собеседница свою точку зрения. 

Она убеждена: неважно, где ты живешь, в России или в Германии.

"Я, когда была в Берлине, видела бомжей, которые спят под мостом. Их, видимо, такая жизнь устраивает, раз они так живут. Свою жизнь выбираешь сам", – философски заключила Марина. 

Есть проблемы

Марина занимается разведением лошадей, и ее угнетает, как изменилось количество особей в Беларуси с 2000 по 2020 год.

Лошади на конеферме в ОАО Полесская нива
© Sputnik Виктор Драчев
Многие из этих лошадей занимают первые места на конных выставках в Беларуси и России, участвуют в различных дисциплинах конного спорта

"У нас просто катастрофа. Наша порода "белорусская упряжная" – это единственная национальная порода в Беларуси. Это одна из самых молодых пород мира, она утверждена только в 2000 году. Когда эту породу регистрировали, насчитывалось около трех тысяч конематок по всей стране. Я недавно проанализировала информацию и создала каталог белорусской упряжной породы. В него вошло всего лишь 260 голов. То есть за 20 лет от трех тысяч мы пришли к 260 особям – 227 конематок и 33 жеребца-производителя. Порода сейчас на грани исчезновения. И это при том, что лошади этой породы становятся призерами на выставках даже за рубежом. В том числе и наши питомцы. Так, лошади конезавода заняли второе место в республиканском конкурсе племенных лошадей белорусской упряжной породы, проходившем на Белагро-2020 недавно и посвященном 20-летию породы", – вздыхает она. 

Лошади на конеферме в ОАО Полесская нива
© Sputnik Виктор Драчев
Тренер Наталия Малишевская любит покататься верхом на Сангрии

По ее мнению, это произошло, потому что сельское хозяйство стало меньше нуждаться в лошадях, а порода создавалась как рабоче-пользовательная, для обслуживания ферм.

Она также обращает внимание, что коневодство в Беларуси пришло в упадок из-за того, что уровень благосостояния людей снизился.

"Коневодство очень сильно развито в странах, где получают высокие зарплаты и могут себе позволить любое хобби. Лошадь – это очень дорого. И цена ее покупки – это не самая большая сумма, есть еще ее содержание ежемесячное, ее надо кормить, поить, держать в конюшне, платить за постой. У нас очень малый процент людей может себе это позволить", – констатирует собеседница. 

Она убеждена, что коневодство – это один из показателей уровня развития государства.

"Чем выше уровень развития государства, тем больше там лошадей. Как пример – Германия, Голландия. Там у людей есть деньги, поголовье так не падает катастрофически, как у нас. Белорусы же настолько обеднели, что не могут себе позволить содержать лошадь, живя в деревне", – заключила она. 

Реальность, мечта и страхи

Сейчас в хозяйстве, где трудится Марина Ярмолич, 180 лошадей, среди них – 70 конематок.

"Из них 40 конематок белорусских упряжных, 17 – верховых пород спортивных, и 12 полесочек. Мы с этого года являемся еще генофондным хозяйством по сохранению полесской популяции лошадей. Полесочка – это исконно наша белорусская лошадь. Она породой не признана и уже вряд ли когда-то будет признана, потому что на сегодняшний день официально полесочек осталось меньше 40 конематок по всей Беларуси", – вздыхает женщина. 

Лошади на конеферме в ОАО Полесская нива
© Sputnik Виктор Драчев
Конеферма в ОАО "Полесская нива" была создана с целью разведения и реализации племенных и спортивных лошадей высокого качества

По ее словам, конезавод зарабатывает на продаже лошадей.

"Наши кони спросом пользуются. От 20 до 30 голов лошадей продаем ежегодно в нашей стране. За границу продавать очень сложно, там драконовские ветеринарные требования", – говорит зоотехник. 

Кроме того, в хозяйстве ежегодно проводят конный фестиваль "Полесская нива", однако в этом году его не смогли провести.

"Еще к нам школьники приезжают на экскурсии. Но это так, для популяризации коневодства – особой прибыли они хозяйству не приносят. В этом плане нам еще развиваться и развиваться", – рассказывает о рабочих буднях Марина. 

Ее самая большая мечта – найти инвестора и построить конный парк-музей с действующим конезаводом под открытым небом. В этом ее поддерживает руководитель хозяйства Алексей Бородич.

"Мы хотим, чтобы в парке была и небольшая гостиница, и небольшое кафе, чтобы могли приехать люди отдохнуть. Очень бы хотелось это реализовать. В Европе такие парки есть, нужно, чтобы и у нас были", – считает она. 

Лошади на конеферме в ОАО Полесская нива
© Sputnik Виктор Драчев
Дети остаются в восторге от лошадей

Собеседница понимает, что сейчас в стране сложная политическая ситуация и не до лошадей.

"И я боюсь, что о них в последнюю очередь вспомнят. Мне очень страшно представить, что будет. Если все так и дальше будет сокращаться, на старости лет я будут работать в зоопарке", – с грустью заключила Марина Ярмолич.

Теги:
лошадь, Беларусь


Главные темы

Орбита Sputnik