22:58 04 Июня 2020
Прямой эфир
  • USD2.40
  • EUR2.69
  • 100 RUB3.47
Беларусь.Live
Получить короткую ссылку
127420

Анонимные алкоголики Беларуси в этом году отмечают сразу две важные даты: юбилей мирового движения и 30-летие движения в нашей стране.

Первую группу Анонимных Алкоголиков в Минске собрали 30 лет назад. Звали 10 человек, пришли семеро, остались четверо. К – один из них.

"Анонимность – это не секретность, это скромность и безопасность. Главное – принципы, а не личности, главное – показать не то, что вот вы такие хорошие, а как это получилось. Если получается у кого-то, и у меня получится", – объясняет К.

О том, как начиналось движение в Беларуси, как приживалось, что оно представляет собой сейчас, кому и как помогает, а главное – о том, как будут отмечать юбилейную дату в условиях коронавируса, когда массовые мероприятия не рекомендованы, Sputnik поговорил с представителями движения.

Был шок

Это движение создают не врачи, не соцработники – они могут только подсказать, а алкоголики, люди, у которых есть проблемы со спиртным, подчеркивает К. 

Битые бутылки на городской улице
© CC0 / Pixabay / Digitalpfade
Днем возникновения Сообщества Анонимных Алкоголиков принято считать 10 июня 1935 года: именно с этой даты бросил пить один из его основателей

Идея встречаться и вместе выкарабкиваться пришла на ум двум алкоголикам в Америке. Один из них – биржевой маклер Билл, который мучился мыслями о выпивке. Второй – врач-хирург Боб, который в тот момент находился в длительном запое. Они встретились и в первый день проговорили лишь 15 минут, зато на следующий общались уже семь часов. С того дня Боб больше не пил. Именно эту дату – 10 июня 1935 года – день, когда доктор Боб в последний раз в своей жизни употребил алкоголь, – и принято считать днем возникновения Сообщества Анонимных Алкоголиков. В нынешнем году этому мировому движению исполняется 85 лет.

В Беларуси первая группа АА собралась весной 1990 года. К тому времени в соседних республиках уже появились такие общества. И в Киеве, и в Вильнюсе, и в Риге. В России анонимные алкоголики к тому времени существовали уже около трех лет. 

"Был такой миссионер, профессор калифорнийского университета Лео Кайли, он сам алкоголик. Он приехал в Киев, жил там около двух лет, потом переехал в Москву. И все это время он создавал группы. Так вот, он собрал десант из представителей Украины из города Луцка, два человека и из Вильнюса два человека. И они приехали в Минск", – вспоминает К.

Собрать алкоголиков на первую встречу помогли наркологи – предоставили помещение (первая встреча проходила в наркологическом диспансере на улице Волгоградской), пригласили людей.

Сцена из спектакля На дне по пьесе Максима Горького
© Sputnik / Сергей Пятаков
Долгое время алкоголизм оставался закрытой темой

"Когда алкоголики из Вильнюса и Луцка стали рассказывать свои истории, открыто и искренне, для меня это был шок. Это же была закрытая тема. Я боялся всех, стеснялся, не мог об этом говорить, а здесь говорят... И одновременно была радость открытия – что можно говорить об этом, не стесняясь. Ведь в нашем обществе слово "алкоголик" – это же клеймо", – вспоминает К.

Из семерых, пришедших на первую встречу, четверо стали собираться и дальше. Поддерживали связь с людьми из Луцка и Вильнюса, познакомились с АА в других городах. 

"В большинстве городов было по одной группе, в Киеве было две. Мы ездили друг к другу – договорились, что каждые полгода будем ездить. Вот через полгода поехали в Ригу, где алкоголики собирались, потом собирались в Вильнюсе, потом в Киеве, в Минске. Вот так мы каждые полгода ездили друг к другу. Потом у каждого стали расти свои группы, и такая необходимость – часто ездить – отпала. Теперь ездим только на юбилеи", – рассказывает К.

Тех, кому нужна помощь, искали сами, а также при помощи СМИ и медиков. Пресса рассказывала о программе, врачи рекомендовали попробовать.

"Медицина помогала, особенно те врачи, которые понимали смысл. Я знаю врача, который после выписки из наркологического отдаления писал в эпикризе – "рекомендовать посещение группы АА". Не все врачи так поступали, сначала они же тоже не знали, что это такое, а потом поняли, что алкоголизм – болезнь неизлечимая. Она остается на всю жизнь. И чтобы человеку не срываться, ему нужна поддержка. Эту поддержку он находил в группах АА", – объясняет К.

Как это работает

У АА есть 12 традиций. Вот некоторые из них: у группы есть лишь один авторитет — любящий бог; единственное условие для того, чтобы стать членом группы — это желание бросить пить; каждая группа должна быть самостоятельной. Есть 12 шагов. Первый, говорит К, самый сложный. 

Мужчина пьет в защитной маске
© Sputnik / Григорий Василенко
Самый первый шаг – самый сложный: признать зависимость от алкоголя и свое бессилие перед ним

"Первый шаг – это признать свое бессилие перед алкоголем, признать, что ты потерял контроль над своей жизнью. Кто это признает?! Особенно в советское время: мы реки вспять поворачивали, а тут бессилие перед алкоголем. Да я ж могу пить когда хочу и сколько хочу, было же такое мышление", – рассказывает он.

А дальше людей шаг за шагом учат, как здесь говорят, здравомыслию, учат справляться с недугом и самим распоряжаться своей жизнью, не позволять алкоголю манипулировать собой. 

"Вот собираются алкоголики выпить, складываются по рублю-два-три. Взяли. Почему они потом добавляют, прочему сразу не взяли много? Потому что уже идет потеря контроля, срабатывает пусковой механизм к запою. И уже не человек распоряжается своей жизнью, а алкоголь распоряжается", – объясняет механизм зависимости К.

И приводит аналогию: "Вот люди выходят с собаками гулять, поводок делают длиннее и короче. Так и алкоголь отпускает человека: ну иди погуляй немножко, а потом – раз, обратно: все, ты уже нагулялся, хватит, пора в запой".

Избавиться от этой зависимости и помогают в АА. Символ движения – треугольник, где каждая грань имеет свое название и смысл – единство, служение и исцеление. 

В пивном баре
© Sputnik / Алексей Куденко
В одиночку человеку фактически невозможно удержаться от искушения, признаются алкоголики

"Это единство и спасает алкоголиков, потому что одному человеку фактически невозможно удержаться, а помогая другому – помогаешь себе. Этот принцип очень хорошо работает", – говорит К.

Поэтому, однажды придя в АА, многие остаются здесь надолго. Вместе – в единстве и помощи другим – проще удержаться от искушения.

N присоединилась к АА позже. В какой-то момент попыталась попрощаться с движением, когда ей показалось, что она справилась. Ушла, запила, вернулась. Сейчас не пьет уже около шести лет. Говорит, что полноценно жить начала только к 35. 

Спонсорство

Суть зависимости такова: если ты алкоголик, то это навсегда, объясняет N. Она честно признает: ей необходимо посещение групп, важно слушать других, получать поддержку и делиться своим опытом, помогать новичкам. 

"Проблема в голове. Не употреблять кажется же просто – поставил стакан, и все, ты уже не употребляешь. Но возникает следующий вопрос: а как жить. А жить я не умею, я не знаю, я пропила большое количество лет, и для меня это сложно. Мы делимся опытом друг с другом, и это важный элемент. Поэтому просто выскочить и не ходить никуда – это прямая дорога назад", – объясняет она.

АА работают в группах и индивидуально. Здесь развит так называемый институт спонсорства, или наставничества.

"Про деньги речь не идет. Спонсор – это наставник. Мы как сообщество не помогаем никому в материальном плане, не обеспечиваем жильем, не выдаем никакие медикаменты", – уточняет N.

Мужчина с бутылкой сидит у дороги
© CC0 / Pixabay
Принято считать, что алкоголизм – удел бедных и безработных. Но зависимость не выбирает по социальному статусу

"Главное условие для того, чтобы стать членом АА – это просто желание бросить пить. Когда приходит человек, который много чего попробовал, и говорит: я уже не знаю, куда мне идти, но я очень хочу бросить пить, потому что я от этого просто устал, моя жизнь катится под откос. В этом случае мы говорим: "Парень или девчонка, возможно, тебе сюда. У нас было так, нам здесь в группах помогли", – рассказывает она.

N вспоминает свой опыт – растерянность и непонимание, как вести себя в новой трезвой жизни, что делать, о чем говорить с дочерью и родителями. Учится выстраивать эти отношения заново.

"Эта группа АА, собрания – это такой микромир, где можно всему этому безболезненно учиться, четко понимая, что здесь не будет таких последствий, как в социуме, а потом уже эти навыки переносить в жизнь, потому что программа – она для того, чтобы жить", – объясняет N. 

Силуэт ребенка
© CC0 / Pexels
Важно понимать, что от зависимости страдает не только сам человек, но и его близкие

Первый год она посещала собрания групп практически каждый день, активно участвовала в обсуждениях. Сейчас на групповые занятия ходит реже, но говорит, по-прежнему ежедневно должна предпринимать какие-то действия, чтобы оставаться трезвой. Плюс помогает как наставник, ищет способы рассказать о возможностях АА другим алкоголикам, которым нужна помощь. 

"У нас идет тесное взаимодействие с наркологическими отделениями, с реабилитационными центрами, социально-педагогическими центрами, которые изымают деток из СОПовских семей, с Департаментом исполнения наказаний. Мы говорим, рассказываем, что такой выход есть. Мы не говорим, что это панацея и единственный выход, просто это один из способов, который в принципе во всем мире дает большое количество выздоравливающих людей, которые потом не употребляют и живут полноценной жизнью", – объясняет N.

Сами или по принуждению 

Ответы на вопрос, насколько эффективно может быть АА для тех, кому настоятельно рекомендуют прийти на групповые занятия милиция и медики, у собеседников Sputnik разнились. Более молодая N считает, что результат может быть только в том случае, если человек пришел осознанно, отдавая себе отчет, зачем он здесь.

"Настоятельная рекомендация – это то, что вообще не работает с зависимым человеком. Пока человек сам не признает, что я алкоголичка и я не могу сама ничего с этим сделать, что мне нужно прийти к людям и попросить помощи, – ничего не будет. Если это какая-то настоятельная рекомендация, то человек приходит для кого-то (для родных, близких, начальника, участкового, лечащего врача – но не для себя), и как правило такой человек уходит и возвращается только с четким пониманием, что это дно и он хочет выбраться. У каждого это понимание свое", – рассуждает N.

И приводит в пример свою историю: "Я в первый раз пришла в 32 года, с первого раза не осталась. Отходила год, потом решила, что я выздоровела, и ушла... Ушла в жесткий запой и вернулась уже через год с пониманием, что это навсегда, что я ничего не могу с этим сделать. Что мне нужна помощь".

Один день из жизни участкового
© Sputnik / Алексей Филиппов
Кто-то приходит в группу осознанно, по собственному решению, кто-то – по настоянию милиции

По ее словам, сейчас в группы приходит больше молодежи, чем лет пять назад. Возможно, это связано с тем, что раньше было недостаточно информации об АА, полагает она.

Парней больше, чем девушек: "Преимущественно да, но и женщин у нас достаточно. Потому что эта проблема ни расу, ни пол не обходит. Возможно, женщине сложнее признать, что да, я алкоголичка, я качусь под откос и мне нужна помощь. И в случае женщины это происходит несколько сложнее. Потому что, как правило, в обществе бытует мнение, что алкоголик – это какой-то падший человек, конченный, но это не так.

"Алкоголик – это человек, который не может контролировать потребление алкоголя. И абсолютно не важно, кем он работает, во что он одет и сколько денег он имеет. Эта проблема может затронуть абсолютно каждого", – напоминает N.

К. признает, что в группы не все приходят осознанно, часть – по настоятельной рекомендации милиции, наркологов или соцработников. Группы нередко и собираются на их площадках, а еще при церквях и костелах. Но это отчасти вынужденное участие алкоголика в работе группы тоже может принести результат. 

"Приходя, человек видит положительный результат, он меняется и потом говорит: "Почему я раньше не пришел?!" Так что эффект есть. У человека всегда какое-то принуждение: у кого-то печень заболела, здоровье – это тоже эффект принуждения. Врач ему сказал: "Парень, если будешь дальше пить, ты уже на краю могилы". Срабатывает – это тоже эффект принуждения. И это принуждение работает, а потом человек включается сам. Кто-то нет, уходит в запой и умирает. Потому что у каждого алкоголика бывает последний запой – дальше смерть", – говорит К.

Повод отпраздновать 

Скольким алкоголикам за эти 30 лет белорусское движение АА помогло остановиться и бросить пить, собеседники Sputnik сказать не смогли: "Мы же анонимные, списков не ведем".

Но то, что это движение существенно разрослось и востребовано, – безусловный факт. Сейчас группы АА работают во всех больших и во многих малых городах. Всего их в Беларуси более 90. 

По-прежнему приходят совершенно разные люди. Нет некого универсального социального портрета алкоголика, пьют и бедные, и богатые, и с радости, и с горя. И меньше, по ощущениям К, в Беларуси пить не стали. 

Этой весной белорусское движение АА планировало отметить 30-летие. Но из-за пандемии COVID-19 праздник пришлось сместить на осень. Коронавирус внес коррективы и в работу групп: часть из них ушла в Скайп и Zoom – но полностью работу не свернули.

Большие встречи, куда приезжает много людей из разных городов и даже стран, очень важны, подчеркивает К. Это хорошая возможность пообщаться, обменяться опытом и энергией.

"На таких встречах мы видим, что нас много, и очень приятно на таких встречах видеть новые лица. Я когда приезжаю и вижу, что не знаю больше половины, я понимаю, что мы растем и что все то, что мы говорим, передаем, это все не напрасно. Это дает возможность чувствовать сопричастность в этой жизни, потому что я, когда пила, мне казалось: все, я одна, я никому не нужна и абсолютно бесполезный член общества... А здесь ты понимаешь, что ты часть мира, это очень классное чувство внутри", – признается N.

Юбилейная встреча белорусского движения Анонимных Алкоголиков состоится в Минске предположительно 17-18 октября.

Теги:
Беларусь, Общество анонимных алкоголиков, алкоголизм


Главные темы

Орбита Sputnik