17:02 18 Июня 2019
Прямой эфир
  • USD2.06
  • EUR2.31
  • 100 RUB3.21
Лиана, мать осужденного

Мать наркодилера: сын схватился за решетку – мама, не верь

© Sputnik / Марина Серебрякова
Беларусь.Live
Получить короткую ссылку
Я – мать наркодилера (7)
247830

Сын Лианы пытался завязать с наркотиками, но к нему пришли с "контрольной закупкой". Какой справедливости ищет мать, вступившая в движение "Матери - 328", читайте на Sputnik.

Осужденный: Алексей
При себе обнаружено наркотика:
Осужден: за сбыт 0,05 г психотропа
Срок: 11 лет

—  Мой сын попадался в состоянии наркотического опьянения, так что к нему было повышенное внимание наркоконтроля. Он уже пришел к осознанию, что зависим, завел календарик, где стал отмечать трезвые и "укуренные" дни. И тут он познакомился с мужчиной, который принялся угощать его наркотиками, потом с его женой. Когда между этой семьей и моим сыном возникли доверительные отношения, жена того мужчины, связанная, как оказалось, с наркоконтролем, изъявила желание поучаствовать в контрольной закупке. Сын пропал на две недели и оказался в реанимации. Через некоторое время все повторилось. Если вы уверены, что он сбыл наркотик, зачем опять дали ему деньги, почему не задержали сразу? Значит, ничего он не сбыл!

Алексей вел календарь, на котором отмечал трезвые дни
© Sputnik / Марина Серебрякова
Алексей вел календарь, на котором отмечал "трезвые" дни

Спустя неделю после второго возвращения, 29 июня, Алексея задержали по подозрению в сбыте наркотиков. Ему предъявили обвинение в том, что 23 мая он в подъезде своего дома якобы передал наркотики закупщице. Никому не пришло в голову проверить его алиби на тот день. Может, я книжек начиталась, фильмов насмотрелась, но если человека подозревают в совершении преступления в конкретное время, узнайте, где он был. Я предприниматель, на рынке торгую, и сын работал у меня. Взяла запись с камер слежения на рынке за указанный день, чтобы быть уверенной в том, что ребенок ни в чем не виноват. Изучила книгу прихода-расхода, куда каждую копейку записываю, и вижу первую запись за тот день — женщина вернула мне долг. Она говорила с моим сыном, вот и мой живой свидетель. Брат мой в это же время с ним общался, а коллеги узнали сына на видеозаписи.

Адвокат говорит: нет ни единого доказательства сбыта, кроме слов закупщицы — ни отпечатков пальцев, ни аудиозаписи, ни видеозаписи, фиксирующей момент передачи наркотиков. Ведь деньги на закупку выдаются в присутствии понятых с видеофиксацией, но на саму закупку в подъезд закупщица пошла без аппаратуры. В подъезд она вошла одна, перед мероприятием ее не досматривали и не обыскивали, в какую квартиру вошла — неизвестно, с кем встречалась и встречалась ли вообще с кем-то — никто не видел, только слова. Оглашают приговор — десять лет. Сын схватился за решетку и кричит: этого не может быть, мама, не верь!

Из тюрьмы сын пишет, что наркотик не то что не дорожает, а дешевеет
© Sputnik / Марина Серебрякова
Из тюрьмы сын пишет, что наркотик не то что не дорожает, а дешевеет

… Закупщица сына (она фигурирует в разных делах под разными именами — Sputnik), посадила уже нескольких человек. В городе несколько судей, которые занимаются делами по наркотикам, примерно столько же внештатных сотрудников наркоконтроля. Их допрашивают дистанционно, искажают через модератор голос, нам не дают слушать, что говорит свидетель обвинения, а судьи видят всякий раз одни и те же лица. Интересно, о чем они думают?..

Впервые сыну дали слово в декабре после того, как заслушали позицию обвинения. Он не признал вину в сбыте. Судья спросила: а откуда признательный протокол в деле? Сын сказал судье: вы не знаете, как это делается? На меня было оказано давление.

Прошли мы апелляционную инстанцию — без изменений. Потом прошли надзорную инстанцию. Теперь готовлю жалобу в прокуратуру.

В этом году я присутствовала на заседании, где наш адвокат защищала другого мальчика, которого обвиняли в сбыте. Четверо ребят скинулись деньгами, трое поехали на закладку, четвертый присоединился позже, дома у одного смешали вещество с чаем, покурили и разошлись. Тот, который раздавал — сбытчик. Адвокат пытается объяснить, что это бытовое потребление, они все зависимые, но парню дали большой срок. Адвокат плакала на суде…

Сын Алексей всегда любил спорт и пытался отказаться от наркотиков после того, как попал в реанимацию
© Sputnik / Марина Серебрякова
Сын Алексей всегда любил спорт и пытался отказаться от наркотиков после того, как попал в реанимацию

На дорогих приезжих защитников нет денег почти ни у кого. Да и государственный адвокат не бесплатный (два года назад был тариф — 800 тысяч неденоминированных рублей за одно юридическое действие). Осужденный потом уходит в колонию с иском за оказанные услуги. Работы в колонии нет, зарплаты крошечные, я видела расчетные листки на 7 и на 15 копеек. Один мальчик работал в две смены на столярке и получил 1,9 рубля за месяц. Эти иски висят на ребятах долгие годы, в том числе из-за них ко многим неприменимо условно-досрочное освобождение.

Очень многие родители не могут потянуть эти счета… Родители "наркобаронов".

Наркоконтроль ответил "Матерям — 328" >>

Юрист: антинаркотический декрет можно смягчить в некоторых моментах >>

Темы:
Я – мать наркодилера (7)
Теги:
распространение наркотиков, Движение "Матери – 328", Минск

Главные темы

Орбита Sputnik