11:29 14 Ноября 2019
Прямой эфир
  • USD2.06
  • EUR2.26
  • 100 RUB3.20
Чтобы адаптировать итальянскую колодку под белорусскую ножку, пришлось немало потрудиться

Можем сделать "лабутены", но не будем: как работает дизайн-студия обуви

© Sputnik / Марина Серебрякова
Стиль жизни
Получить короткую ссылку
74220

Учредитель дизайн-студии по пошиву обуви Studio Sutoria Марина Шалимо утверждает: мода в Беларуси началась с нее. И если новые имена в дизайне одежды появились, то дизайнерскую обувь на всю Беларусь до сих пор отшивают в одной минской студии.

Дизайн-мастерская по пошиву обуви Studio Sutoria работает больше двадцати лет. За эти годы ее основатель, директор Марина Шалимо, была в отпуске четыре раза.

"Работа дизайн-студии по пошиву обуви требует огромных вложений, знаний. Одна машина у нас в мастерской стоит 17 тысяч евро, вторая – 42 тысячи евро. Я была в отпуске четыре раза, у меня нет дач, потому что все деньги я вкладывала в оборудование, в комплектующие. Моя жизнь – это "Сутория". Мне нравится, я не жалуюсь, но не все на такое готовы", – рассказывает Марина.

Как белорусский дизайнер обуви нашла партнеров в Италии, чем отличается стопа белоруски и итальянки и как поправить имидж сапожнику? Об этом корреспонденты Sputnik поговорили с директором единственной в Беларуси дизайн-студии по пошиву обуви.

Директор Сутории Марина Шалимо признается, что за 20 лет  существования студии в отпуске была всего 4 раза
© Sputnik / Марина Серебрякова
Директор "Сутории" Марина Шалимо признается, что за 20 лет существования студии в отпуске была всего 4 раза

Мы не будем повторять Prada

Studio Sutoria может изготовить "лабутены", но не станет делать этого из принципа.

"Мы отказались от повторения чужого дизайна. Fur Garden может пошить Boitsik, но не будет этого делать. Так и мы не будем повторять чужую модель, потому что нас это оскорбляет как дизайнеров", – рассказывает Марина Шалимо.

Когда-то в студии можно было заказать "реплику" модели дизайнера с мировым именем, но теперь политика компании изменилась. "По запросу" клиента тоже перестали работать.

Когда-то в начале нулевых решили прислушаться к принципу "клиент всегда прав". Сделали сапоги по запросу клиентки – сочетали красную, черную кожи и кожу зебры.

В студии хорошо знают историю обувного дела - директор коллекционирует артефакты, связанные с этим ремеслом
© Sputnik / Марина Серебрякова
В студии хорошо знают историю обувного дела - директор коллекционирует артефакты, связанные с этим ремеслом

"Сделали. Она сама ужаснулась и отказалась от этих сапог. Пару некуда было деть, такой безумной она вышла. Думала отвезти к мужу в деревню, но там бы подумали, что городские с ума сошли. В итоге вынесли ее к мусорке, и даже там она простояла два месяца нетронутой. Больше на такие эксперименты в угоду клиентам не идем, потому что, показывая такие модели, я не могу всем хвастаться, что это сделано в "Сутории", – рассказывает Марина.

Туфли из кожи серны, которая щипала траву в Альпах

Чтобы работать с дизайном современной обуви, нужно бесконечно вкладываться в итальянские колодки, каблуки, кожу.

"Мы работаем с кожей серны, которая питалась только в высокогорных Альпах. В ней нет химии, нет добавок, поэтому кожа равномерно шелковистая", – рассказывает Марина.

Высококачественную кожу серны стараются раскраивать экономно
© Sputnik / Марина Серебрякова
Высококачественную кожу серны стараются раскраивать экономно

Для такой работы нужно не только много финансовых вложений, но и долгий процесс налаживания связей.

"Просто со стороны не приедешь и не купишь колодку, даже если есть на это деньги. В Италии партнеры должны увидеть в тебе профессионала, болеющего за дело, а не того, кто просто увезет эти колодки в Китай, чтобы произвести там туфли в большом количестве", – рассказывает Марина.

Ее студия с Италией работает уже больше десяти лет, за это время сложились крепкие партнерские отношения. А Италия – страна рекомендаций. Если ты зарекомендовал себя как надежный партнер, твои контакты будут передавать из рук в руки. Во всем СНГ никто не выстроил взаимоотношения с итальянцами на таком уровне, как это удалось сделать "Сутории", уверяют в студии.

При этом директор говорит, что можно было бы вкладывать в бизнес меньше средств и сил и зарабатывать больше денег.

"Мы зарабатываем меньше денег, но с пафосом", – смеется Марина.

На поводу у заказчика в студии не идут - создают то, что сами считают красивым
© Sputnik / Марина Серебрякова
На поводу у заказчика в студии не идут - создают то, что сами считают красивым

В Италии сапожник – как мэр города

Повторить опыт "Сутории" другим фанатам обуви нелегко – в стране попросту нет кадров. Когда белорусские дизайнеры одежды жалуются на ту же проблему Марине, она к этим жалобам относится скептически. У "швейников" есть как минимум несколько училищ, которые ежегодно выпускают потенциальных работников.

А последнее училище, в котором готовили специалистов в сфере обуви, закрылось пятнадцать лет назад.

"Этому нельзя научиться, сидя на кухне и разрезая бабушкино платье. Люди привыкли к культуре производства обуви, и они не будут покупать то, что ты слепишь на коленке. Большое количество покупателей не обманешь, ремесло в обуви сейчас не продается – нужен профессионализм", – говорит Марина.

Производство обуви – это сложная технология, которая требует инженерных знаний
© Sputnik / Марина Серебрякова
Производство обуви – это сложная технология, которая требует инженерных знаний

Недавно Марина купила базу с резюме, но говорит, только деньги зря потратила. Всех сапожников, которые сегодня у нее работают, обучала лично.

"Все, кто здесь работает, мои ученики. А сейчас предприимчивая молодежь хочет быть программистами, финансистами, директорами. И те, кто занимается рабочими специальностями, тоже не идут в обувную мастерскую – это сложно, а до того момента, когда можно будет получать хорошую зарплату, проходит много времени", – признает Марина.

Но проблема не только в том, что молодые люди не хотят учиться этой профессии, но и в том, что в Беларуси к сапожнику относятся без должного уважения, убеждена она.

"В Италии сапожник – это человек уровня мэра города. А в Беларуси такого отношения нет. Это большая проблема, и я не знаю, как ее решать", – признает собеседница.

В Италии сапожник - очень уважаемый и обеспеченный человек, а у нас сложились другие стереотипы, преодолеть которые непросто
© Sputnik / Марина Серебрякова
В Италии сапожник - очень уважаемый и обеспеченный человек, а у нас сложились другие стереотипы, преодолеть которые непросто

А между тем на производстве обуви работают инженеры, которые едва ли могут себе позволить часто ошибаться.

"Нет примерок, если плохо посадил на колодку – можешь пару выбросить. Это сложное построение – с формулами, со знанием физики", – поясняет Марина.

Остается привлекать кадры из-за рубежа – например, из соседней Украины, где сапожников по-прежнему много.

Мало того, что эта работа требует знаний, она и физически нелегка, хоть со стороны кажется, что мастер режет кожу, как масло. Фотокорреспондент Sputnik, на минутку отложив фотоаппарат и попробовав провести ножом по коже, признал – лучше останется при своем деле.

Чем отличаются стопы белоруски и итальянки?

Гендиректора некоторых белорусских компаний даже на стройке ходят на шпильке в 11 сантиметров. В Москве не носят каблуков выше пяти-семи сантиметров. Самые отчаянные решаются на "девятку".

У белорусок и итальянок отличается форма стопы и итальянские колодки приходится адаптировать под белорусские ноги
© Sputnik / Марина Серебрякова
У белорусок и итальянок отличается форма стопы и итальянские колодки приходится адаптировать под белорусские ноги

"Мне 53 года, и я давно спустилась с каблуков. Я хожу в очень смешной обуви, чтобы продемонстрировать, что я дизайнер. Если надену туфли на каблучке, назовут номенклатурной тетей", – смеется Марина, демонстрируя собственные туфли.

Но высота каблука – не единственное, чем отличается женская обувь в разных городах. Например, у белорусок и итальянок отличается форма стопы, так что итальянские колодки приходится адаптировать под белорусские ноги.

"Романская стопа длиннее, наша – короче, шире. Пятки у нас круглее, свод и подъем – выше. Чтобы сделать в Италии колодку, подходящую под славянский тип стопы, мы проводили специальные исследования", – рассказала Марина.

В итоге одна колодка с апгрейдом под славянские ноги стоит 120 евро. И это только один размер, одна высота каблука. Если хочешь изменить нос у туфельки – плати еще 120 евро, а мода при этом быстротечна, и некоторые каблуки сейчас просто лежат на столе в кабинете директора "Сутории" без надежды однажды снова войти в моду.

Хорошая обувь во все времена была в цене - это вопрос не только красоты, но и комфорта
© Sputnik / Марина Серебрякова
Хорошая обувь во все времена была в цене - это вопрос не только красоты, но и комфорта

Айтишник в "Нью Бэлансах"

В Италии есть смысл шить дорогую мужскую моду.

"Там много богатых мужчин, которые ездят на "Мазератти" и носят эти туфли. Мы тоже можем их сделать, но кто у нас купит? Их потребитель воспитывался веками", – признает Марина, но добавляет: она не оставляет намерений переобуть платежеспособных белорусских айтишников из кроссовок New Balance в более элегантные туфли.

Но придется приспособиться к характеру белорусских мужчин. И приложить к этому не меньше усилий, чем потребовалось для того, чтобы подогнать итальянскую колонку под белорусские стопы.

"Наши мужчины боятся пафоса. Они боятся зайти в слишком дорогой магазин, чтобы не наследить. Для того чтобы привлечь их на свою сторону, нужна спокойная классика, а в ассортименте – "кэжуал", – поясняет Марина.

Хорошая обувь не может быть слеплена на коленке - она требует культуры производства, знающих мастеров
© Sputnik / Марина Серебрякова
Хорошая обувь не может быть "слеплена на коленке" - она требует культуры производства, знающих мастеров

Она уверяет: никто из топ-менеджеров предприятий за рубежом "не ходит в нью-бэлансах", такую обувь носят только "белые воротнички среднего звена".

Фантазии о красных туфлях

Хоть в Милане директор "Сутории" бывает часто, по магазинам там она не ходит. Магазин – это мода настоящего. Можно попытаться скопировать чужой дизайн, но до момента производства пройдет год, и в следующем сезоне модель будет выглядеть неактуальной и даже смешной.

"Если я приезжаю в Милан, я еду на отраслевые выставки. На выставках комплектующих изделий представлены все бренды. Чтобы попасть туда, нужно предоставить бизнес-карту, тебя пробьют по базе, и даже есть вопрос, пустят или нет", – рассказывает Марина о превратностях модного бизнеса.

На выставках мода будущего. До того момента, как идеи, представленные там, попадут в магазины, может пройти до трех лет.

Любая обувь подразумевает ручной труд, а дизайнерская - тем более
© Sputnik / Марина Серебрякова
Любая обувь подразумевает ручной труд, а дизайнерская - тем более

Так что же мы будем носить через три года? В "Сутории" предсказывают моду на кареобразный нос. Любителям круглых носов останутся разве что кроссовки. А каблуки у наших туфель будут становиться все шире и шире.

Но мода модой, а нетленная классика остается. И речь не только о бежевых и черных лодочках.

"Красным туфлям на каблуках посвящено много произведений искусства. А знали бы вы, о каких фантазиях рассказывают мужчины, когда приходят к нам в магазин и берут в руки красные туфли", – смеется Марина.

Читайте также:

Теги:
индивидуальный пошив, обувь, Беларусь

Главные темы

Орбита Sputnik