05:02 18 Августа 2019
Прямой эфир
  • USD2.05
  • EUR2.27
  • 100 RUB3.10
Пешеходный переход, архивное фото

История громкого ДТП: почему мать сбитого ребенка просит отпустить водителя

© Sputnik / Владимир Астапкович
Происшествия
Получить короткую ссылку
296140

В августе трехлетний Саша выбежал под колеса машины на красный свет. В декабре 22-летнего Кирилла осудили на год колонии поселения.

В августе Кирилл с отцом приехали в Беларусь на матч "Динамо-Минск" – "Зенит". Поединок закончился, через день россияне отправились домой. Когда они проезжали улицу Якуба Коласа, под колеса выбежал трехлетний Саша.

Кирилл все еще в Минске – теперь на улице Володарского. Суд состоялся в декабре и приговорил его к году в колонии-поселении. Применить более мягкую меру наказания и отпустить Кирилла домой просят не только его родственники, но и родители Саши.

Кирилл с отцом на матче  Динамо-Минск – Зенит
© Photo : из личного архива сестры Кирилла Александры
Кирилл с отцом на матче "Динамо-Минск" – "Зенит"

Позже о Кирилле напишут как о фанате "Зенита", который сбил ребенка в Беларуси. На деле это был первый его футбольный матч и первая поездка в Минск. Ребенка он действительно сбил, но не наказывать водителя слишком строго суд попросит и мама Саши.

Sputnik попытался выяснить, что произошло в тот день и почему за водителя заступаются все.

"Судья думал, наверное, что нас подкупили, а мы денег не брали"

Саша просто хотел прокатиться на трамвае. Мама Татьяна шла с сумками, потому не держала мальчика за руку. Когда трамвай подъехал к остановке, Саша бросился вперед на красный. Татьяна закричала: "Сынок, машина!" Саша рванул обратно.

"Не дай Бог такое испытать. Когда я увидела звездочку, которую делал в воздухе ребенок, у меня перед глазами пронеслась вся жизнь – и моя, и сына. Я орала на всю улицу. После того, как машина проехала, я бросилась к нему. Саша сказал: "Мамочка, прости, что я побежал", – вспоминает Татьяна.

С того дня на лбу мальчика остался шрамик. В суде прокурор настаивала: "Вы же понимаете, что этот шрам безобразен?" Татьяна говорила, что не понимает. Прокурор повторяла: "Вы же понимаете, что ваш ребенок будет стесняться общаться с девочками?" Мама говорила, что не понимает и этого, тем более рядом со шрамом, оставшимся после ДТП, есть другой, побольше – от падения с самоката.

"Мы просили у судьи: Кирилл уже пробыл три месяца в СИЗО, мой ребенок здоров, шрам не виден под челочкой. Кирилл и его отец сразу дали нам мазь, возможно, это помогло. Судья думал, наверное, что нас подкупили и дали огромные деньги, и потому мы бьем себя в грудь и просим выпустить Кирилла. А мы денег не брали. Просто я сама водитель, у меня растет сын", – рассказывает Татьяна.

Мне просто страшно за брата

"Когда на место ДТП приехали гаишники, они спросили у мамы Саши, имеет ли она претензии к водителю. Мама говорит: "Не имею, я не смогла удержать ребенка". Тогда они сказали моему брату: "Давайте поедем все оформим, и отправитесь домой". Но потом приехал следователь и забрал дело себе", – кратко пересказывает день ДТП сестра Кирилла Александра, которая тогда еще была в Питере.

Теперь она бывает в Минске почти каждые выходные – привозит брату передачи. Не только еду, но и таблетки – у него астма, гастрит, за время, что Кирилл провел в СИЗО, начал гноиться палец – мыться там разрешают раз в неделю.

"Мне просто страшно. Кирилл учился на экономиста. Он домашний мальчик. Пишет в письмах, что ему плохо, старается не плакать. Ему 22 года, взрослый человек, но я его знаю, это мой брат. Он ребенок. У него астма. Он там задыхается. Мы ему посылаем лекарства, но все равно. У него острый гастрит, у него болит спина. Ему 22 года, а здоровье уже подорвано, и физическое, и психическое", – рассказывает Александра.

Следствие говорит, что Кирилл не пытался затормозить, ведь на дороге не нашли следов от шин. Александра поясняет: у машины полный привод, таких следов вообще не могло остаться. Мама самого Саши добавляет: если бы Кирилл нажал на тормоз, все могло бы быть еще хуже.

"Возможно, помогло как раз то, что он ехал как ехал. Пока ребенок был в воздухе, машина проехала, и Саша просто упал", – говорит Татьяна.

Поначалу следователь, который вел дело, не спешил. Родственникам Кирилла сказали: нужно провести следственные эксперименты, чтобы доказать, что ребенок получил тяжкие телесные повреждения.

"Он говорил: "Мы будем изучать шрам ребенка, чтобы доказать, что это уродство". Когда я узнала, что Кирилла собираются держать до марта, я начала всюду писать. После того как вышло несколько статей в СМИ, следователю сделали выговор в прокуратуре, и он буквально через неделю передал дело в суд. Оказалось тут же, что эксперименты можно сделать за два дня", – вспоминает Александра.

После публикаций Кирилла на месяц отпустили домой. После этого он приехал на суд.

По словам Александры, в суде прокурор объясняла жесткую позицию так: если ты водитель, у тебя голова должна крутиться, как на шарнирах.

"Я знаю, что некоторое время назад гражданин России сбил человека в Беларуси, и его тоже отпустили под домашний арест, но он не вернулся на суд и скрылся. Я думала, что с нами так жестоко поступают, потому что опасаются, что и мы скроемся в России. Мы вернулись на суд, но почему-то суд посчитал нормальным присудить Кириллу год в колонии-поселении, хоть было несколько вариантов наказания. Мы не ожидали, что дадут год колонии. У нас был шок", – говорит сестра россиянина.

Кирилл болен: у него астма, межпозвоночная грыжа, и в СИЗО все это обостряется
© Photo : из личного архива сестры Кирилла Александры
Кирилл болен: у него астма, межпозвоночная грыжа, и в СИЗО все это обостряется

Тяжело и Татьяне, маме Саши.

"Перед судом мы общались с Кириллом - его выпускали под залог. Нам казалось, это повлияет на решение суда. Его семья оказала нам небольшую материальную помощь, лекарства помогли приобрести, о которых мы просили. Уже перед вынесением приговора я говорила: с ребенком все хорошо. Какие будут последствия, неизвестно, но сейчас он нормально себя чувствует. А Кирилл болен, у него астма, межпозвоночная грыжа. В СИЗО все это обостряется. Даже когда мы садились в скорую, гаишник спросил, кто виноват. Я сказала, что не удержала ребенка, он очень хотел прокатиться на трамвае", – говорит Татьяна.

Читайте также:

Теги:
судебный процесс, дети, наезд на пешехода, ДТП, Минск

Главные темы

Орбита Sputnik