08:19 16 Июля 2019
Прямой эфир
  • USD2.03
  • EUR2.29
  • 100 RUB3.23
Капельница

Родственники пациента Калинковичской ЦРБ: лечат только после скандала!

© Sputnik / Виктор Толочко
Здоровье
Получить короткую ссылку
295353

Родные Михаила Малащенко подали жалобу в Минздрав на Калинковичскую ЦРБ, где недавно произошел громкий случай с мучительной смертью пациента.

Еще год назад житель Калинковичей Михаил Малащенко работал машинистом на железной дороге и планировал будущее. А сегодня этот 61-летний мужчина не встает с инвалидной коляски и с трудом говорит. У Михаила обнаружена опухоль головного мозга.

После лечения в гомельском онкоцентре мужчине становится лучше. Но стоит ему вернуться домой, к врачам Калинковичской ЦРБ, как его самочувствие ухудшается, рассказали Sputnik родные пациента.

Ничто не поможет

О своем отце Екатерина Малащенко говорит, с трудом сдерживая слезы. Свою жизнь мужчина прожил на одном дыхании, не задумываясь о здоровье. Заслуженный машинист, на железной дороге проработал 37 лет. А уходит на пенсию в инвалидной коляске.

"Еще в феврале этого года папа танцевал на юбилее у сестры, а сейчас не может даже ходить", – говорит женщина.

Для Екатерины и двух ее братьев все происходящее – большая трагедия. Их мать очень рано ушла из жизни, и отец сам растил троих детей. Теперь они могут потерять и его.

Михаил на дне рождении сестры - еще в феврале он был жизнерадостным мужчиной, никогда не жаловавшимся на здоровье
из личного архива Е. Малащенко
Михаил на своем юбилее - еще недавно он был жизнерадостным мужчиной, никогда не жаловавшимся на здоровье

Проблемы со здоровьем у Михаила начались в начале весны: начала болеть спина. Он хоть и вышел на пенсию, но продолжал работать. Поэтому обратился в поликлинику для железнодорожников в Калинковичах.

Несколько месяцев ему не могли поставить диагноз и гоняли по процедурам. Состояние Михаила ухудшалось.

"Брат не выдержал и пришел к неврологу в поликлинику. Только после этого отцу дали направление на КТ спины. По результатам был поставлен диагноз – межпозвоночная грыжа", – вспоминает собеседница Sputnik.

В Калинковичах Михаила положили в неврологическое отделение ЦРБ. Там порекомендовали взять направление к нейрохирургу в Гомель. Но в поликлинике снова возникли проблемы.

"Невролог стала с нами спорить. Сказала, что в медицине 35 лет, не надо ее учить работать. И вообще заявила, что отцу ничто уже не поможет, хотя тогда он еще ходил и диагнозов не было, чтобы делать такие выводы", – говорит Екатерина.

"Врач сказала, что в Гомеле все расписано на сентябрь. Хотя брат в тот же день дозвонился в Гомельскую областную клиническую больницу и взял талон на платный прием на 1 августа. И только после этого невролог дала ему направление, в котором говорилось, мол, она на этом осмотре настояла", – добавляет женщина.

В этот абсурд сложно поверить, признается Екатерина. Она бы сама не поверила, если бы не столкнулась с такой ситуацией.

Опухоль

После лечения в ЦРБ Михаилу стало хуже: стали отказывать правая рука и нога. Но его выписали домой.

"А в больничном листе написали – годен к работе. То есть в таком состоянии он должен был вести поезд!" – отмечает Малащенко.

У Михаила отказывали рука и нога, а врачи сочли, что он годен к работе, т.е. может управлять поездом
© Photo : фото из личного архива Е. Малащенко
У Михаила отказывали рука и нога, а врачи сочли, что он годен к работе, т.е. может управлять поездом

В Гомеле Михаилу назначили операцию по удалению грыжи. Он принял решение отказаться. На повторном приеме ему посоветовали посетить местного невролога. Талонов к нему не было. Семья обратилась за помощью к главному врачу, видя, в каком состоянии находится Михаил.

"Она лично осмотрела папу и направила его на МРТ головного мозга", – рассказывает собеседница Sputnik.

Обследование показало, что у Михаила опухоль в стволе головного мозга. Но врачи обнадежили: метастаз в организме пациента на КТ не выявили.

"В Боровлянах сделали все обследования и с указаниями направили папу в Гомельский онкологический диспансер. Тут он находился в течение 1,5 месяца. Было сделано 29 сеансов облучения. Выписался отец 29 ноября в нормальном состоянии", – говорит Екатерина.

Вызывайте терапевта

После диспансера у Михаила ушла одышка, восстановилась глотательная функция. Ранее он почти не мог есть, у него постоянно текла слюна. Стал пусть и медленно, но ходить.

"Как нам сказала врач диспансера Алла Владимировна, по части онкологии у него все нормально. Через месяц, 28 декабря, мы должны были ехать на контрольную МРТ", – отмечает Екатерина.

Дома за этот месяц Михаил превратился в инвалида. За его состоянием должны были следить три специалиста. Это терапевт железнодорожной поликлиники, онколог и невролог Калинковичской ЦРБ. Для них в выписке из онкодиспансера были даны все рекомендации.

Михаил продолжал работать даже после выхода на пенсию
Михаил продолжал работать даже после выхода на пенсию

Однако в реальности Михаилом никто не занимался. А все его "лечение" сводилось к формальному продлению больничных.

"После онкоцентра мы приехали в больницу закрыть старый больничный и открыть новый. Папа сидел внизу в машине. Онколог приняла его только после того, как на этом настоял брат!" – отмечает Екатерина.

"В течение месяца отцу должны были уменьшить дозу препаратов и отменить под наблюдением врачей. Нам никто ничего не сказал. Такое ощущение, что они даже не читали выписку. Мы звонили Алле Владимировне, а она говорит: "Вы что, еще колете эти уколы?" – говорит Малащенко.

В выписке были прописаны болеутоляющие, однако Михаил их не получал. Также врачи не назначали ему поддерживающие препараты для сердца, легких, как это делали в онкодиспансере.

За три недели на дом к Михаилу не приехал ни один врач, подчеркивает собеседница.

"Когда мы приходили продлевать больничный и просили осмотреть папу на дому, был один ответ: вызывайте терапевта. Дескать, онколог не выезжает на дом", – отмечает Екатерина.

"Папе становилось все хуже. У него отечность страшная. Он почти не встает с постели", – рассказывает она.

Опухоль уменьшилась, но стало хуже

В декабре Михаил попал в реанимацию Гомельского онкологического диспансера. Предшествовала этому следующая ситуация.

Юлия признается: им дали понять, что отца не спасти, но почему же к нему отнеслись так равнодушно? Он ведь жив!
© Sputnik / Виктор Толочко
Екатерина признается: им дали понять, что отца не спасти, но почему же к нему отнеслись так равнодушно? Он ведь жив!

У мужчины поднялась температура до 39,3. Екатерина позвонила в поликлинику, где ей ответили: заявки уже не принимаются. Только после скандала на дом приехала молодая терапевт, которая призналась, что не знает его историю болезни.

Температура держалась несколько дней. Вскоре на дом приехала другой терапевт из поликлиники, которая выписала лекарства. Но предложила посоветоваться насчет них с онкологом. Та их отменила, при этом ничего нового не прописала. Хотя Михаил все еще температурил.

"Мы не выдержали и пошли к заместителю главврача больницы. Стали требовать, чтобы папу отправили в Гомель. К нам вызвали онколога, которая стояла, опустив глаза. А потом сказала: ну раз семья требует... То есть все это время она бездействовала. Сделала нас скандалистами, но дала свое добро на перевод", – возмущается Екатерина.

В онкодиспансере у Михаила диагностировали сердечно-легочную недостаточность. Хотя повторная МРТ показала: опухоль уменьшилась.

"По части онкологии у папы все хорошо, но у него начались проблемы с сердцем, легкими, ногами. Потому что дома у нас никто ничего не делал", – говорит собеседница Sputnik.

"Недавно папе дали первую группу инвалидности. На комиссии нам прямо сказали: готовьтесь, он не жилец. Медики все списывают на диагноз и просто умывают руки, хотя опухоль уменьшается", – отмечает Малащенко.

Семья чувствует отчаяние и бессилие. Сейчас Михаил находится в Гомельской городской клинической больнице №4. После его собираются снова передать врачам Калинковичской ЦРБ. Родные пациента просят: только не туда. Они уже обратились с жалобой в Минздрав.

"Это не первый случай, когда в нашей больнице губят людей. Мы будем биться до последнего. Хотим, чтобы на ЦРБ наконец обратили внимание", – резюмирует Екатерина.

Ранее Sputnik рассказывал историю Константина Хадакова, который систематически жаловался на боли, но в Калинковичской ЦРБ ему ставили глюкозные капельницы и говорили, что "по анализам он космонавт". Мужчина скончался в жутких болях: у него начался некроз кишечника, а потом развилась полиорганная недостаточность.

Теги:
пациент, болезнь, УЗ "Калинковичская районная больница", Беларусь

Главные темы

Орбита Sputnik