00:16 05 Июля 2020
Прямой эфир
  • USD2.42
  • EUR2.73
  • 100 RUB3.44
Экономика
Получить короткую ссылку
47110

После введения Москвой продовольственного эмбарго перевалочной базой для нелегальных поставок продуктов из Европы в Россию стала Беларусь - так ли это сейчас?

МИНСК, 26 июн – Sputnik, Мария Науменко. Правительство России обсуждает, как остановить ввоз в страну санкционных продуктов: по данным издания РБК, одна из новых инициатив – ввести ответственность для транспортных компаний за перевозку попавших под запрет товаров.

В каком объеме санкционные продукты попадают в РФ через Беларусь, как новые меры повлияют на республику в случае их принятия, и что можно считать чистым реэкспортом – в материале Sputnik.

С 2014-го поставки "санкционки" сократились в 5 раз

Почти шесть лет назад президент РФ Владимир Путин подписал указ о запрете ввоза отдельных видов товаров из стран, которые ввели экономические санкции в отношении российских компаний и физических лиц. Под запрет попали, в частности, говядина, свинина, мясо птицы, рыба, морепродукты, молочные продукты, сыр, овощи и фрукты из Евросоюза. Но эта продукция все-таки попадает в Россию.

После введения Москвой продовольственного эмбарго перевалочной базой для нелегальных поставок продуктов из Европы в Россию стала Беларусь, утверждал в 2017 году Александр Ткачев, будучи министром сельского хозяйства.

В 2019 году на границах РФ с Беларусью и Казахстаном был пресечен ввоз более 10 тысяч тонн санкционной продукции на сумму более 1,5 миллиарда российских рублей. Такие данные в мае 2020-го года привел руководитель Пограничной службы ФСБ России Владимир Кулишов.

Российские таможенники усиливали борьбу с санкционкой, начиная с 2014 года, когда проблема только появилась, говорит исполнительный директор Российско-белорусского экспертного клуба Вячеслав Сутырин. По его словам, сейчас масштабы таких поставок значительно сократились, и новая инициатива, в случае ее принятия, не ударит по экономике республики.

"Проблема все еще чувствительная, но большого удара экономике Беларуси новые меры не нанесут – масштабы уже не те. Да и речь тут не о потерях, а об исчерпании некоторых "серых" бонусов, возникших после украинского кризиса. Конечно, прибыли эти не доходили до простых белорусов", – объясняет Сутырин.

Если говорить о случаях с непосредственно санкционной продукцией (когда "санкционность" удается доказать документально – на месте задержания или с помощью экспертизы), то масштабы ее ввоза действительно снижаются. По данным Федеральной таможенной службы (ФТС), в 2018 году в РФ был предотвращен ввоз санкционных товаров общей массой 7,2 тыс. тонн; в 2017 году – 9,6 тыс. тонн; в 2016 году – 20 тыс. тонн; в 2015 году – 8 тыс. тонн.

Вместе с тем в ФТС отметили рост объема товаров, возвращаемых на территорию Беларуси в связи с отсутствием документов и маркировки. В 2017 году в республику было возвращено 5,4 тыс. тонн продукции, в 2018 году – 13,4 тыс. тонн, за 7 месяцев 2019 года – 6,2 тыс. тонн.

Спрос на санкционку среди россиян снизился, в том числе из-за пандемии коронавируса, которая повлияла на доходы граждан. Такого мнения придерживается ведущий эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Алексей Кузьмин.

"Основной объем санкционки идет из ЕС. К сожалению, здесь до сих пор не удалось наладить системное сотрудничество с белорусской стороной, хотя на экспертном уровне подобные предложения не раз выдвигались. Досадный санкционный вопрос вроде бы уже не глобальный, но по-прежнему отравляет двусторонние отношения. Проблема будет и дальше нивелироваться российскими усилиями, но осадочек останется", – предполагает Сутырин.

Реэкспорт или добавленная стоимость?

"Помните традиционные анекдоты про белорусские креветки и красную рыбу, которая размножается в болотах Полесья. Понятно, что значительная часть подобного экспорта – это санкционка", – шутит экономист Никита Масленников.

Однако в вопросе поставок в Россию продукции, попавшей под эмбарго, есть спорные моменты. Например, европейские креветки, к которым в белорусских условиях добавили ледяную глазурь, уже нельзя считать чистым реэкспортом.

"Белорусы говорят, мы же переупаковываем, например, польские яблоки, у нас появляется добавленная стоимость. Вся многолетняя дискуссия между Минском и Москвой упирается в непростую технологию определения: чистый реэкспорт или это все-таки добавленная стоимость", – объясняет эксперт.

Экономист считает, было бы правильнее локализовать европейские производства в Беларуси. Например, как это сделал крупный финский производитель молочных продуктов, запустив в России производство сливочного масла. Поставки продукции компания прекратила после введения продовольственного эмбарго в 2014 году.

"И ни у кого теперь нет претензий и проблем, потому что продукт выпущен на территории Российской Федерации по всем стандартам", – рассуждает собеседник Sputnik.

Борьба с нелегальными поставками – в интересах ЕАЭС

Реэкспорт санкционной продукции через Беларусь в Россию не раз становился темой для обсуждения представителей различных ведомств стран.

"На подобных совещаниях подчеркивалось, что Беларусь, которая много инвестировала в создание таможенных кордонов на границе с Евросоюзом и полностью отслеживает весь товарный трафик, предпринимает все меры для того, чтобы не допустить нелегальный оборот товара. Если РФ будет предпринимать меры для борьбы с нелегальными поставками той или иной продукции, то это будет только в интересах Евразийского экономического пространства", – утверждает белорусский экономист Алексей Авдонин.

Теги:
экспорт, Беларусь, продукты питания, Россия


Главные темы

Орбита Sputnik