17:16 14 Ноября 2019
Прямой эфир
  • USD2.06
  • EUR2.26
  • 100 RUB3.20
Газпром

"Шестая газовая": история переговоров между Минском и Москвой

© Sputnik / Михаил Воскресенский
Экономика
Получить короткую ссылку
Долг за газ: позиция Минска и Москвы (18)
87931

Нефтегазовый спор в Союзном государстве тянется уже больше года, за плечами его участников много подобных конфликтов, но всегда стороны могли прийти к компромиссу. Sputnik анализирует историю белорусско-российских "нефтегазовых войн".

МИНСК, 8 фев — Sputnik. Спор об условиях поставок в Беларусь российских нефти и газа длится с начала прошлого года, и к концу января стороны не только не смогли найти путей его разрешения, но еще сильнее усугубили неразрешенные противоречия.

Беларусь и РФ продолжают переговоры по газовой тематике на уровне вице-премьеров, сообщил в среду заместитель министра энергетики Беларуси Вадим Закревский. В то же время он не уточнил, когда состоится очередной раунд встречи вице-премьера республики Владимира Семашко с его российским коллегой Аркадием Дворковичем. В пресс-службе белорусского правительства агентству, в свою очередь, сообщили, что на текущую неделю командировка в Москву в рабочем графике Семашко не значится.

К февралю 2017 года Беларусь подошла с неоплаченным долгом за потребленный в минувшем году газ в размере 550 миллионов долларов. С учетом этого долга и недопоставок в РФ белорусского топлива Москва ограничила на 2017 год поставки нефти в Беларусь до 18 миллионов тонн вместо плановых 24 миллионов тонн. При этом в РФ обсуждаются возможности дальнейшего секвестра поставок.

Минск и Москва сумели прожить без "газовых войн" почти шесть лет: в последний раз конфликт разгорелся в июне 2010 года.

Sputnik вспоминает все нефтегазовые конфликты в истории белорусско-российских отношений.

Первая газовая

Суверенная Беларусь начала свое существование с хронических долгов за российский газ. В 1995 году Минск заплатил лишь за 27% поставленного газа, в 1996 году оплата составила немногим более 64%, и уже в декабре 1996 года "Газпром", пытаясь добиться оплаты, впервые в истории отношений прибег к газовой блокаде, ограничив на три дня наполовину поставки газа. Этих трех дней было достаточно, чтобы Минск погасил 10 миллионов долларов, что примерно соответствовало пене белорусской стороны за общий газовый долг.

16 октября 1998 года российский премьер Евгений Примаков и белорусский премьер Сергей Линг подписали в Москве соглашение, в котором был детально расписан механизм оплаты белорусских долгов. 25 декабря 1998 года Беларусь и РФ подписали декларацию о равных условиях хозяйствования предприятий. С этим документом в Минске рассчитывали на внутрироссийские цены на газ, однако надежды оказались напрасными.

Уже 12 января 1999 года в Москве было подписано соглашение между правительством Беларуси и "Газпромом" об объемах и условиях поставки природного газа в Беларусь и его транзита через белорусскую территорию. Однако собственно газовый контракт, в котором оговаривались цены, был подписан только в конце марта. По нему с 1 января 1999 года Беларусь стала платить за газ не 50, а 30 долларов за тысячу кубов, что было в 2-3 раза ниже, чем для российских предприятий.

Тогда же было оговорено, что "живыми деньгами" Минск платит только за 20% российского газа, но денежную пропорцию соблюсти не удалось.

В целом в соглашении были прописаны 5 вариантов оплаты долгов и текущего потребления, в том числе путем взаимозачетов за поставленные в РФ материально-технические ресурсы и путем реструктуризации долга за счет выпуска ценных бумаг. Именно последний вариант и не сработал, поскольку белорусские гособлигации не имели в РФ хождения.

Взаимозачеты кончились

С 1997 по 2002 год Беларусь платила за газ преимущественно товарами собственного производства. Причем со стороны Беларуси к отпускной цене ее продукции применялся наценочный бартерный коэффициент — до 1,23, что автоматически занижало реальную стоимость природного газа.

Соглашение с "Газпромом" о реструктуризации задолженности за газ, образовавшейся на 1 января 2003 года за поставки газа в 1999-2002 годах, Беларусь подписала 10 декабря 2003 года. Весь белорусский долг (вместе с пеней) составлял 134,5 миллиона долларов. Этот долг должен был быть погашен в течение 3 лет равными долями.

До сентября 2003 года Беларусь платила за российский газ 30 долларов за тысячу кубов, с сентября цена выросла до 46,68 доллара. При этом "Газпром" установил на дешевый газ квоту в размере 10 миллиардов кубометров, все остальное нужно было покупать у частных российских компаний по ценам немного выше "газпромовских".

В феврале 2004 года грянула вторая газовая война, когда "Газпром" почти на сутки перекрыл подачу газа в Беларусь. Однако сторонам удалось договориться, и в июне 2004 года Минск и "Газпром" подписали газовый контракт. В нем была оговорена цена — 46,68 доллара и объем (19,6 миллиарда кубометров). Оплата Минска составила немногим более 900 миллионов долларов.

Третья газовая: очистить цену от НДС

В 2005 году Беларусь покупала российский газ по 46,68 доллара и рассчитывала на импорт 19 миллиардов кубометров газа. При этом ставки на транспортировку не выросли.

Однако в 2005 году цена газа для Беларуси оказалась увеличенной на 18% — то есть на величину НДС, поскольку налог взимался по принципу страны назначения, то есть в Беларуси.

Минск вел долгие и упорные переговоры, требуя очистить цену от НДС, но "Газпром" остался непреклонным.

В то же время РФ выделила Беларуси кредит в 146 миллионов долларов для "обеспечения сбалансированности расчетов во взаимной торговле".

При этом стоит вспомнить, что в конце 2004 года Минск также получил российский кредит на 175 миллионов долларов, из которых 150 миллионов предназначались на оплату газа в связи с ростом цен на него.

В 2006 году Беларусь оставалась единственной страной, имеющей льготные цены на газ.

Согласно подписанному в 2006 году соглашению, цена на газ для Беларуси должна была устанавливаться 1 января и затем корректироваться только один раз — со второго квартала, но не более чем на 7%.  

Это произошло в условиях стремительного роста мировых цен на нефть, и тогда Минску было крайне выгодно такое решение.

Не война, но переговоры: формула для всех одна

Однако счастье Минска продлилось недолго. В 2006 году "Газпром" принципиально изменил свою позицию в отношении условий поставок газа в Беларусь. С 2007 года, по мнению российской стороны, для Беларуси, как и для всех остальных стран СНГ, цена на газ должна была рассчитываться по единой формуле: цена на границе с Германией минус транспортные издержки, то есть примерно 200 долларов за тысячу кубов.

При этом "Газпром" заявил, что готов на скидку для Минска, если получит в управление интересующие его белорусские активы. Речь шла о Мозырском НПЗ и концерне Белтопгаз. Предполагалось, что доли в этих активах пойдут в зачет оплаты газа за 2-3 года.

В течение всего 2006 года шел жестокий спор, который по сути закончился ничем для Минска. Беларусь получила единую для СНГ газовую формулу, но Кремль пошел на своеобразную рассрочку, установив на 4 года понижающие коэффициенты к конечной цене. При этом было установлено, что уровень оплаты Минска будет постепенно повышаться.

Газовые договоренности были заключены 31 декабря в Москве, за несколько минут до боя новогодних курантов.

Условием этой льготы стала готовность Минска в течение 4 лет продать "Газпрому" равными долями белорусское газотранспортное предприятие — Белтрансгаз (сегодня ОАО "Газпромтрансгаз Беларусь") за 5 миллиардов долларов.

Таким образом, в 2007 году стоимость газа для Беларуси составила 100 долларов за тысячу кубометров, в 2008 году — 67% от цены на европейском рынке за вычетом транспортных расходов, в 2009-м — 80%, в 2010-м — 90%, к 2011 году Беларусь вышла на 100-процентную оплату цены по европейской формуле.

Практически в течение всего 2008 года белорусские власти упорно убеждали российскую сторону в том, что темпы повышения цен на газ для Беларуси должны повышаться адекватно росту внутренних цен на российском рынке.

Однако Москва, испугавшись быстрого роста цен, отложила либерализацию цен на газ на 7 лет. Согласно новым планам РФ, доходность продаж газа на внутреннем рынке России должна сравняться с экспортными поставками не в 2011 году, а в 2014-2015 годах.

Тогда же Минск заявил, что прежний договор с "Газпромом" нужно пересмотреть и скорость перехода к европейским ценам синхронизировать. Москва с требованиями белорусов согласилась.

Четвертая газовая: рыночных цен не осилили

В 2009 году по просьбе Лукашенко "Газпром" изменил коэффициент с предусмотренных долгосрочным контрактом 0,8 на 0,7, хотя юридически эти договоренности не были оформлены.

Белорусская сторона рассчитывала, что в 2010 году понижающий коэффициент составит для нее 0,7-0,75 вместо предусмотренного газовым контрактом 0,9, и в конце 2009 года направила проект соответствующего соглашения в "Газпром".

Белтрансгаз к тому времени был практически весь продан, и чтобы заинтересовать российскую сторону, Минск предложил поучаствовать в качестве стратегических инвесторов в строительстве нового блока Березовской ГРЭС и модернизации "Гродно Азот".

В 2010 году Белтрансгаз практически весь отошел к "Газпрому", на новые проекты в Москве смотрели скептически, и в 2010 год Беларусь вышла с ценой на газ на первый квартал в размере 169,2 доллара за тысячу кубометров. Во втором квартале цена должна была вырасти на 4 доллара.

Все это время в Минске рассчитывали, что с "Газпромом" удастся договориться, поэтому платили за газ по прошлогодней цене — примерно по 150 долларов.

В итоге долг Минска на конец мая 2010 года достиг 192 миллионов долларов. В июне газовый спор стал достоянием общественности, вслед за чем поставки газа были перекрыты, транзит газа остановлен.

Конфликт разразился накануне 1 июля — срока ожидаемого запуска Таможенного союза.

Однако эта газовая война была недолгой, уже в конце июня стороны пришли к соглашению, погасили взаимные долги и вернулись к исполнению контрактных обязательств.

Пятая газовая: почти никто и не заметил

В конце 2011 года Беларусь полностью продала "Газпрому" свою газотранспортную систему "Белтрансгаз". Практически одновременно Беларусь была отвязана РФ от европейской системы ценообразования на газ, цены стали привязаны к российским и рассчитывались исходя из мировых котировок на нефть.

Спор возник лишь в конце 2014 года, когда цены на нефть стремительно полетели вниз, и Минск начал недоумевать в связи с высокими газовыми ценами.

Как теперь видно, это недоумение вылилось в то, что с 2016 года Беларусь стала в одностороннем порядке платить за газ не 132 доллара, а 107, считая при этом справедливой цену в 78-83 доллара за тысячу кубометров. Хроники "шестой газовой" у всех на слуху, потому что события еще свежи в памяти.

Нефтяные войны — уже проходили

Стоит также вспомнить и о том, что газовые войны постоянно сопровождались конфликтами в нефтяной сфере.

История энергетических отношений РФ и Беларуси знает и жестокие переговоры о нефтяных пошлинах, и перекрытие транзита нефти через Беларусь в Европу, и секвестр поставок, и переговоры по налоговому маневру, и судебные иски о праве собственности на землю под российскими магистральными нефтепроводами.

Самой жесткой была нефтяная война 2007 года, когда "Транснефть" по собственной инициативе прекратила транзит в Европу.

После резкой критики со стороны ЕС и США сторонам удалось договориться о введении поправочных коэффициентов к нефтяным пошлинам: взимание 100% пошлины было растянуто на 4 года, а с 2010 года заработал Таможенный союз, и начался спор о порядке распределения экспортных пошлин на нефтепродукты в бюджеты России и Беларуси.

Аргументов нет

Из истории нефтегазовых отношений Москвы и Минска видно, что стороны видели любые варианты развития событий.

Однако, в отличие от прошлых лет, сейчас Беларуси практически нечего предложить: из-за низкой цены на нефть белорусские НПЗ РФ пока не интересуют, проект "Гродно Азот" мог бы стать интеграционным, но не стал, Белтрансгаза больше нет.

Не интересны РФ и белорусские нефтепроводы, поскольку РФ сейчас развивает другие нефтетранспортные коридоры и намерена вкладываться в другие направления экспорта.

Кроме того, Минск остается должен РФ значительную сумму по кредитам, субсидиям и другим трансфертам.

Озвученный в октябре 2016 года вариант решения газового спора тоже не сработал, во всяком случае, в Минске нет достоверных данных о том, что Беларусь и РФ перешли на формулу цены "Ямал плюс транзит".

Россия также сочла неприемлемым ранее озвученный вариант компенсации газовых цен из российского бюджета.

Ранее в Минске озвучивали надежды завершить газовые переговоры до конца первого квартала.

Однако с учетом других сложностей в текущих российско-белорусских отношениях никто не может сказать, продлятся ли переговоры хотя бы на уровне вице-премьеров двух стран.

Читайте также на Sputnik:

Делегация РБ поедет в Москву на переговоры по газу, но дата неизвестна

Россия ждет от Минска полной оплаты газового долга

Дворкович: подвижек в переговорах по газу нет, РФ ждет оплаты долга

Нефтяной иск Беларуси в суд ЕАЭС не поступал

Темы:
Долг за газ: позиция Минска и Москвы (18)
Теги:
ОАО "Гродно Азот", Белтрансгаз, Транснефть, Газпром, Москва, Минск

Главные темы

Орбита Sputnik