12:56 24 Июля 2019
Прямой эфир
  • USD2.02
  • EUR2.26
  • 100 RUB3.20
Президент РФ Владимир Путин

Как Трамп, Путин и Си Цзиньпин отправили в нокдаун "монетаристский глобализм"

© Sputnik / Илья Питалев
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Владимир Лепехин
138520

Саммит G20 завершился в японской Осаке, что стало главным событием сбора глав ведущих государств и каково значение интервью Владимира Путина изданию Financial Times, рассказал директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин.

Вряд ли кто-то возьмется оспаривать утверждение, что "Большая двадцатка" – самый статусный формат многосторонних переговоров ведущих мировых держав. Именно переговоров и конкретных договоренностей – уж поскольку повестки дня саммитов G-20, как правило, не отягощены строгим протоколом и необходимостью обсуждения и подписания документов, обязательных для исполнения. В течение двух дней лидеры США, Китая, России и других крупнейших государств мира могут обсудить любые вопросы в ходе официальных встреч, "на ногах", в кулуарах и как угодно – вот почему к этому формату встреч на высшем уровне традиционно приковано внимание мировой прессы.

Сдержанная тональность

Что касается нынешнего саммита в Осаке, то общая тональность публикаций в российских СМИ накануне встречи участников "двадцатки " была весьма сдержанной или даже несколько пессимистической. Кто-то из журналистов опасался очередного наката на главу РФ (такая мысль звучала, к примеру, в вопросе автору этих строк во время эфира на радио "Спутник" за день до саммита G-20, кто-то называл эту встречу бессмысленной для России, и большинство, судя по всему, не ждали от нее ничего хорошего, полагая, что в контексте последних событий вокруг РФ (антироссийские акции в Грузии, обострение обстановки в Донбассе, противоречия между США и РФ по ДРСМД, русофобские заявления в Польше и проч.) над Москвой опять и снова сгущаются геополитические тучи. Да и сам Владимир Путин призвал журналистов "не ждать от саммита в Осаке каких-то прорывных решений".

Однако что имел в виду президент России, предлагая российской прессе быть сдержаннее в поиске сенсаций и ожидании каких-то громких заявлений от участников G-20? Полагаю, это был намек на то, что все самое значимое и прорывное следует искать не на полях саммита, а за его пределами и, прежде всего, в том контексте, который окружает 14-й по счету саммит "двадцатки", по факту трансформирующуюся в "тридцатку".

Главная встреча

Конечно же, главным событием сбора глав ведущих государств в Осаке, по крайней мере, первого дня работы саммита стала полуторачасовая встреча Владимира Путина и Дональда Трампа. Главы России и США обсудили ситуацию вокруг Ирана, Сирии, Венесуэлы и Украины, при том что разговор по Украине был предельно формальным, и каких-либо серьезных противоречий и столкновения позиций в разговоре двух президентов не было. А что было? Фактически – чуть ли не семейный разговор, в котором, например, с американской стороны участвовали дочь и зять Трампа. Разговор, полный взаимопонимания и, я бы сказал искренней доброжелательности.

Вспомните, в какой обстановке произошла первая встреча двух президентов на полях саммита G-20 в Гамбурге в 2017 году. Она была сверхнапряженной, и не было на ней, пожалуй, ни одного вопроса, по которому Путин и Трамп пришли к единому мнению.

Через год состоялась первая полноформатная встреча Путина и Трампа в Хельсинки, и над ней, как мы помним, витал дух расследования "вмешательства" в американские выборы "русских хакеров". Казалось: одно неосторожное слово Трампа – и его многочисленные противники в Конгрессе получат повод для импичмента главы Белого дома.

А что мы видим сегодня? Мы видим, что Трамп уже абсолютно не боится обвинений со стороны своих противников в "связях с Москвой". Мы видим реальное согласование позиций лидеров РФ и США по большинству острейших проблем международных отношений.

Два месяца назад лидеры двух стран согласовали свою позицию по Украине, в общих интересах избавившись от Порошенко. Две недели назад – по Молдове, избавившись от Плахотнюка. Ранее два президента приступили к реализации согласованной позиции по Сирии, на днях почти договорились по Венесуэле и приступили к обсуждению проблемы Ирана. Даже по российскому газу в Европе – и здесь Владимир Путин и Дональд Трамп, похоже, близки к взаимовыгодному решению. В этом контексте всем, кто внимательно наблюдает сегодня, например, за процессом приостановки действия Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (ДРСМД) должно быть понятно, что в действительности за решением Трампа о ДРСМД скрывается вовсе не то, о чем сегодня пишет мировая пресса.

Мир меняется

Мир не просто меняется. За последний год произошли события, оценить которые мировая пресса пока что не в состоянии. А по сути, модель "монетаристского глобализма" отправлена в глубокий нокдаун согласованными усилиями Трампа, Путина и Си Цзиньпина.

Почему? Да потому, что всем троим нужен новый доллар, привязанный к золоту. Всем троим нужна новая, не монетаристская модель экономики, основанная на новых подходах к регуляторам глобального рынка. Путину, Трампу и Си не нужна большая война на Ближнем Востоке и где-либо еще.

И еще – всем троим нужна победа Трампа на президентских выборах 2020 года – в противном случае реванш со стороны американских демократов опрокинет мир в хаос и реальную трансконтинетальную войну. Вот почему президент США, как бы в шутку, попросил Путина на двусторонней встрече в Осаке не вмешиваться в следующие выборы в США. И, разумеется, это не шутка – это страховка против возможных будущих инсинуаций со стороны американских демократов.

Накануне саммита в Осаке Владимир Путин дал развернутое интервью представителю британской (!) Financial Times, в котором заявил, что "либеральная идея себя изжила". Вот ключевое событие саммита – заявление президента России на пороге встречи лидеров G-20 в Японии о том (фактически), что мир и Россия уже не будут прежними. Не исключено, что это намек на скорую смену Россией своего экономического курса и состава правительства РФ.

Именно заявление президента России столь авторитетному изданию, как Financial Times, следует считать главным событием последних дней – а вот на самом саммите, конечно же, "прорывных решений" не произошло. Real politics, как известно, делается не на саммитах и политических тусовках, а в тени публичных встреч, лишь призванных предавать огласке новые месседжи.

В контексте названного интервью Владимира Путина весьма карикатурно смотрелась нынешний пока еще премьер Великобритании Тереза Мэй, которая посетила саммит, судя по всему, только для того, чтобы в ходе протокольной встречи с президентом России в очередной раз напомнить ему о своей позиции (которая на самом деле уже никому, кроме фейковых СМИ, не интересна) по отравлению Скрипалей.

Словом, кто бы и что не говорил об итогах состоявшегося саммита, встреча лидеров "двадцатки" в Осаке стала рубежной и сверхзначимой, а слова Путина о скором конце либерализма – своеобразным "контрапунктом" известному выражению американского политолога Фрэнсиса Фукуямы 30 лет назад о конце идеологии как таковой. На самом деле все только начинается.

Глава России встретился на саммите с лидерами десятка стран (из коих, с моей точки зрения, самыми важными стали встречи с Трампом и премьером Японии Синдзо Абэ, а также разговор на троих в формате общения Россия-Китай-Индия), и каждая такая встреча была осмысленной и важной как для РФ, так и для разворачивающейся в мире новой диспозиции, подразумевающей смену модели глобализации и переход в аутсайдерство такого, к примеру, игрока, как Евросоюз.

Что же касается предшествующих G-20 в Осаке русофобских выплесков то здесь, то там (в Грузии, Латвии, на Украине и проч.), то все эти тщательно организованные акции я считаю сполохами той истерики, которая нарастает в рядах хорошо известной, а ныне слабеющей и уходящей политической силы, остервенело напоминающей о себе и бросающей как бы в "последний и решительный бой" инфицированных монетаристскими ценностями скакунов и недоучек. Я имею в виду тех самых квазилибералов, которые, по утверждению президента РФ, изжили себя как класс.

Напоминаю в связи с этим, что 15-й саммит G-20 пройдет в Эр-Рияде, он станет, как я полагаю, еще одним рубежом на пути утверждения в "Большой двадцатке" восточного вектора и перехода ведущих стран мира к сбалансированной и согласованной политике.

Теги:
Владимир Путин, саммит

Главные темы

Орбита Sputnik