09:25 19 Августа 2018
Прямой эфир
  • USD2.05
  • EUR2.34
  • 100 RUB3.06
Куропаты, место захоронения жертв политических репрессий 30-50-х годов ХХ века, архивное фото

Не поеду и не поем

© Sputnik / Иван Руднев
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Игорь Козлов
45891

Колумнист Sputnik Игорь Козлов о том, почему не станет обедать в заведении, хозяева которого считают себя свободными от морально-этических норм.

Эмоциональный накал по поводу открытия придорожного кафе в Куропатах стал вызовом, шоком, неуважением к мнению горожан.

Это событие явилось еще и фактом элементарного невежества всех участников строительства, начиная с инвесторов и заканчивая чиновниками, принимавшими решение о разрешении строительства в таком месте.

Мне думается, что в этой истории все было гораздо проще. Пришел инвестор к чиновнику в Минский райисполком и предложил инвестиции в придорожный сервис. У чиновника от радости, что цифры для отчета о привлеченных инвестициях свалились на него, как подарок с небес, затмило разум. И пошло-поехало.

Этот проект изначально был провальным, как бы он ни назывался — "Бульбашъ-холл" (что звучало оскорбительным примитивом) или "Поедем поедим".

С формальной точки зрения претензий к инвесторам нет. Есть решение властей Минской области, вложены приличные деньги в строительство. Более того, если говорить об этом вопросе в общих чертах, то надо признать, что вся кольцевая вокруг Минска — это сплошные захоронения: таковы последствия отечественной истории ХХ века.

Но все же речь идет о Куропатах. И этот объект из разряда экономики переходит в разряд историко-социальный. А в нашей национальной традиции все историко-социальное зачастую становится предельно конфликтным.

Никакие деньги не сделают нас абсолютно свободными. Есть вещи, которые являются табу и для миллионера, и для нищего. Этот запрет нельзя преодолеть ни за какие деньги. И попытки его обойти, не заметить ничем хорошим не заканчиваются.

Мы не свободны, все друг от друга зависимы, зависимы от воли Создателя. В год 190-летия Льва Толстого перечитайте хотя бы его "Войну и мир", которую он заканчивает словами: "Отказаться от несуществующей свободы и признать не ощущаемую нами зависимость".

Мы не свободны от смерти, силы тяжести, совести.

Но главное в случае с Куропатами — мы не свободны от памяти. Все это делает нас в хорошем смысле суеверными. Мы же не наступаем на кладбище на могилы, чтобы сократить путь, даже если этого никто не увидит. Мы обходим их. По этой причине многие просто "не поедут и не поедят" — проедут мимо до следующего кафе.

Хозяевам этого кафе можно только посочувствовать — они вложили деньги в провальный проект. Но мне их не жалко. Они знали, что Куропаты — особое место в трагической истории ХХ века в Беларуси.

Тем более что было весьма убедительное письмо из прокуратуры. Почему все это было проигнорировано? Может, кураж от того, что нам можно то, что другим запрещено, затмил здравый смысл. В народе такое поведение называется "распальцовка". И это тот случай, когда нарушение этических норм станет реальными финансовыми потерями. Такую антирекламу в средствах массовой информации владельцы заведения преодолеть не смогут.

А мемориал Куропатам все же есть. Это рассказ Василя Быкова "Желтый песочек". И его нельзя ни снести, ни заровнять, ни построить на нем точки общепита.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

По теме

Урочище Куропаты: вид с высоты на одно из мест проведения субботника
Якубович попросит Администрацию президента взять Куропаты под опеку
Активисты хотят помешать строительству недалеко от урочища Куропаты
Политолог о судьбе урочища Куропаты: мемориал или застройка?
Теги:
Куропаты, кафе, протесты, Минск, Беларусь
Правила пользованияКомментарии

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Производство лекарственных препаратов в Хабаровске

    Партия сильнодействующих лекарств из Латвии, которая предназначалась для лечения солдат ВСУ, три месяца пролежала на складе без надлежащих условий.

  • Министерство юстиции Литвы представило результаты сравнения цен на непродовольственные товары в Литве и других странах Евросоюза.

  • Здание Белого дома в Вашингтоне за забором

    Как обвал рубля ударил по Молдове, и что ждет российскую валюту в конце августа и сентябре, выяснял корреспондент Sputnik.

  • Военный с биноклем, иллюстративное фото

    Силы обороны Эстонии прекратили поиски выпущенной истребителем НАТО ракеты класса "воздух-воздух".

  • Туркестан, мавзолей Ходжа Ахмета Яссауи

    Около тысячи государственных служащих переехали из Шымкента в новый областной центр.

  • Олег Барциц

    Как в России удалось наладить продажу легальной продукции из Абхазии и с какими трудностями при этом столкнулись, рассказал торговый представитель республики.

  • Архивное фото снежного барса в реабилитационного центре для диких животных

    Снежный барс признан талисманом предстоящих III Всемирных игр кочевников, которые с 3 по 8 сентября пройдут на Иссык-Куле.

  • Две женщины на улице. архивное фото

    Закон в Таджикистане запрещает иметь двух жен, но это мало кого останавливает: для девушек статус второй жены - пылкая любовь без надоедливой бытовухи, для женщин постарше - решение материальных проблем и спасение от одиночества.

  • Успенский собор и колокольня Рязанского кремля

    Во время форума древних городов посол Узбекистана в России предложил Рязани стать побратимом Бухары.

  • Miyagi & Эндшпиль, Харизма

    Документальный фильм об истории успеха рэп-исполнителей из Владикавказа набрал более 1,3 миллиона просмотров за два дня.

  • Производство лекарственных препаратов в Хабаровске

    Партия сильнодействующих лекарств из Латвии, которая предназначалась для лечения солдат ВСУ, три месяца пролежала на складе без надлежащих условий.

  • Министерство юстиции Литвы представило результаты сравнения цен на непродовольственные товары в Литве и других странах Евросоюза.