00:19 30 Апреля 2017
Прямой эфир
Иван Сюльжин

Нейронная сеть vs трудовые руки: выпьют ли роботы наше пиво?

© Sputnik / Виктор Толочко
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Иван Сюльжин
30283

Пока посетители придирчиво изучают новинки высоких технологий на выставке TIBO-2017 в Минске, молодой ученый Иван Сюльжин задался вопросом, насколько серьезной угрозой могут стать роботы для рынка труда.

Вчера в рамках TIBO-2017 в Минске были опробованы технологии связи пятого поколения 5G и представлен ряд инновационных новинок для разных сфер жизни. А на прошлой неделе компания Uber заявила, что готова при помощи 9000 беспилотных такси полностью обеспечить транспортом город Нью-Йорк. Расчетное время прибытия авто — 36 секунд. Стоимость — меньше тридцати центов за километр. Привлекательно чертовски! Одна загвоздка: в случае такого поворота событий, таксисты останутся без работы. И массовые забастовки, при помощи которых они выражают свое недовольство, не спасут. Та же угроза поджидает и водителей-дальнобойщиков, и других исполнителей работ, не требующих высокой квалификации. Кстати, работа дальнобойщиком в США — едва ли не единственный способ получать достойные деньги без образования, а водитель в целом — одна из самых распространенных профессий. Многим уже начинает казаться, что Штаты (а вслед за ними и весь мир) стоят на пороге невиданной социальной катастрофы.

В Японии роботы начинают покушаться на святая святых — творческий процесс, в котором, казалось бы, человек должен доминировать еще очень много лет. Но нейронная сеть сочинила сценарий для рекламного ролика мятных пастилок. Заказчики просто указали элементы, которые хотели бы видеть в нем — и искусственный разум выдал результат, высоко оцененный экспертами. Авторы программы не собираются останавливаться на достигнутом и намерены научить ее конкурировать с местными авторами поп-музыки.

Казалось бы, пора бить в набат. Воображение рисует апокалиптические картины: следом за водителями на социальное дно опускаются врачи, потом жертвой собственного детища падут программисты, и, после непродолжительной борьбы, сдается последний оплот человеческого труда — творческая интеллигенция. Роботы придут, отнимут нашу работу, выпьют наше пиво и заберут себе наших женщин.

На самом деле, если вернуться с передовиц новостных выпусков для айтишников в суровую реальность, то искусственный интеллект перестает казаться такой апокалиптической угрозой для рабочих мест. Ключевая тому причина — крайне высокая капиталоемкость. Чтобы заменить человека роботом, выполняющим аналогичные функции, необходимо вложить в его покупку сумму, во много раз превышающую годовой оклад работника. Чтобы решиться на такое вливание, нужно иметь детально продуманный бизнес-план и железобетонную уверенность в его реализации. А этим может похвастаться редкий предприниматель.

Да, роботы со временем дешевеют, но все же не так быстро, как того хотелось бы. Именно поэтому в Беларуси и в странах с соизмеримой средней зарплатой, таких, как Россия или Китай, еще не дошло даже до массовой установки автоматов по продаже билетов. Хотя они существуют уже не один десяток лет и алгоритм достаточно примитивный, чтобы свести к минимуму количество сбоев, но талончики на автобус нам продолжают продавать живые люди. Что уж говорить о более сложных операциях.

Больше искусственный, чем интеллект

К тому же словосочетание "искусственный интеллект" звучит излишне оптимистично. Существующие сейчас программы, выдающие себя за имитацию человеческого разума, на самом деле неспособны полноценно мыслить. Громко заявляющие о себе в последнее время робомобили представляют собой сложную систему датчиков, позволяющую оценить окружающее пространство, и набор инструкций, как поступать в каждой конкретной ситуации. Ни о каком мышлении в привычном смысле этого слова и речи быть не может.

Чуть более близки к работе человеческого мозга нейросети, которые даже способны обучаться. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что они всего лишь натаскиваются на готовых примерах и не способны выйти за рамки, заложенные в процессе обучения. Да, они способны быстро анализировать последовательности и выявлять в них закономерности, но это больше похоже на собаку, ищущую наркотики по запаху: может быстро найти, но не понимает, зачем и что с этим дальше делать.

И это — принципиально нерешенная задача. Заставить компьютер полностью заменить человека невозможно простым совершенствованием уже имеющихся технологий. Нужен прорыв, а когда его ждать — непонятно. На прошлой неделе основатель Wargaming Виктор Кислый заявил, что первый триллионер появится как раз в сфере искусственного интеллекта. Как видно, ставки велики, но революционная технология пока не спешит себя показать.

Робот, знай свое место

Без этого робот — всего лишь ассистент для человека. Такой же инструмент, как и ткацкий станок, появившийся более двухсот лет назад. Да, он способен привнести кардинальные перемены в человеческую деятельность, местами изменив ее до неузнаваемости, но все так же требует огромного количества людского труда. Любые машины нуждаются в обслуживании, наладке, разрешении нештатных ситуаций. За каждым автоматом, заменяющим интеллектуальный труд, все равно будет стоять множество специалистов, обучающих его и постоянно подстраивающих под последние веяния. Современных роботов можно сравнить с роботом-пылесосом: они могут полностью автоматизировать некоторые простейшие операции, но горничную все еще не заменят.

За свою историю цивилизация пережила уже не одну радикальную трансформацию общества, вызванную сменой способа производства. И с каждым разом переход проходит все более гладко, накапливается опыт разрешения конфликтов, а социальные потрясения теперь удается прогнозировать и подавлять в зародыше.

Если в XIX веке Карл Маркс пугал своих читателей миллионами голодающих безработных ткачей, ставших жертвами индустриализации, то сейчас подобную картину сложно представить. Ведь от появления прорывной технологии до ее повсеместного внедрения проходят десятки лет, за которые все успевают подготовиться.

Человечество стоит на пороге четвертой промышленной революции. Ее не стоит бояться: роботы станут надежными помощниками, возьмут на себя всю рутину, но, тем не менее, останутся всего лишь инструментом. И востребованность на рынке труда в первую очередь будет зависеть от умения им владеть. Так же, как современное производство отличается от картинок, виденных мною в учебнике по трудам в детстве, так и будущие заводы будут непохожи на нынешние. Но на них все равно останется достаточно места для людей.

Теги:
роботизация производства, безработица, рынок труда, Минск, Беларусь
Правила пользованияКомментарии

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Минлесхоз представил на выставке Охота и Рыболовство колбасу из бобрятины

    В Беларуси выпустили первую партию колбасы из бобра, но, как выяснилось, мяса грызуна в ней не так много.

  • Анатолий Бибилов на собрании в честь образования Погрануправления ФСБ РФ в РЮО

    Российские пограничники отметили 8-летие образования Пограничного управления ФСБ Российской Федерации в Республике Южная Осетия.

  • Игроки сборной Казахстана по хоккею

    Курсирование между высшим и первым дивизионом чемпионата мира по хоккею стало сборной Казахстана нормой. В этот раз опять мимо элиты.

  • Работа отделения погранконтроля Мамоново-Автодорожное в Калининградской области

    Никаких туристических сборов на границе Абхазии нет – лишь 60 рублей регистрационного сбора и 30 рублей курортного.

  • Порт Палдиски

    Представители транспортного сектора Эстонии вернулись с выставки "ТрансРоссия" и в стране начали переосмысливать транзитный потенциал.

  • Сход оползня в селе Аюу в Узгенского района

    Оползень накрыл 11 домов в Кыргызстане. В земляном "плену" в собственных домах оказались 24 человека.

  • Президент РМ Игорь Додон

    Президент Молдовы намерен заблокировать обнародование принятого парламентом закона о праздновании Дня Победы вместе с Днем Европы.

  • Минлесхоз представил на выставке Охота и Рыболовство колбасу из бобрятины

    В Беларуси выпустили первую партию колбасы из бобра, но, как выяснилось, мяса грызуна в ней не так много.

  • Стелмужский дуб, архивное фото

    Камни и деревья пополнили список природного наследия Литвы. Всего таких объектов более 600.