16:00 26 Марта 2017
Прямой эфир
Елена Васильева

Красавица и чудовище сексизма

© Sputnik / Виктор Толочко
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Елена Васильева
65491

Колумнист Sputnik Елена Васильева посмотрела, как режиссер "Сумерек" переосмыслил популярную диснеевскую сказку "Красавица и чудовище".

В 1991 году Disney выпустил свою версию "Красавицы и чудовища", номинированную на "Оскар" как лучший фильм года, а спустя больше четверти века решил повторить успех. Только вместо анимированной Белль — Эмма Уотсон, которая борется не только с заклятием злой колдуньи (пожалуй, нет смысла пересказывать известный и много раз адаптированный сюжет), но и с гендерными стереотипами.

Женщина с книгой

Со времен "Холодного сердца", в котором принцесса Эльза не только со всеми трудностями справляется без помощи мужчин, но даже вопреки мужчинам, Disney взял курс на гендерное равенство. "Красавица и чудовище" достаточно легко превращается в сказку, декларирующую равенство полов: по сюжету героиня — завсегдатай библиотек, что уже сулит некоторый намек на восприятие женщины как человека. Особенно, если речь о начале ХХ века. Впрочем, в ХХІ веке дать женщине (даже если это Эмма Уотсон) в руки книгу все же недостаточно для того, чтобы провозгласить торжество феминизма в отдельно взятом мюзикле.

Попытка режиссера Билла Кондона говорить о гендерном равенстве сродни советским плакатам "Женщина! Грамотность — залог твоего раскрепощения!" Дословно дублируя в ряде моментов одноименный мультфильм, он будто отходит от сюжета только для того, чтобы мимоходом побороться с расовой дискриминацией (взяв в фильм несколько темнокожих актеров), с гендерной дискриминацией (дав слово феминистке Эмме Уотсон), с дискриминацией ЛГБТ (введя персонажа-гея). Получилась актуализированная под современные проблемы и заботы сказка с реверансами в сторону демократического сообщества.

Диснеевская сказка Красавица и чудовище
© Фото: Disney
Диснеевская сказка "Красавица и чудовище"

Может, Disney утомился выслушивать требования активистов сделать принцессу Эльзу (мультфильм "Холодное сердце") лесбиянкой? Или сам не хочет больше рассказывать истории о том, что залог счастья принцессы/просто хорошей девушки — принц/хороший парень. Хотя стокгольмский синдром, на котором завязан канонический сюжет (девушка влюбляется в чудовище, которое заточило ее в замке) никогда не был феминистской идеей. Впрочем, если девушка — Эмма Уотсон, то в чудовище она влюбляется, только получив необходимые права и свободы.

Чудовище, к слову, обладает энциклопедическими знаниями, владеет библиотекой, несколько раз шутит, а сама Эмма скачет верхом и всячески демонстрирует свою независимость, так что мамам, желающим вырастить из девочки человека, который не проводит лучшие годы за вышивкой в ожидании фрегата/коня с принцем, фильм также может приглянуться.

И что нового?

В сети появились ролики, в которых поклонники сравнивают кадры "Красавицы и чудовища" из 1991-го с кадрами нового мюзикла. Декорации и даже костюмы героев практически дублируют то, что мы видели в мультфильме. Так что если у повзрослевших поклонников и не навернется слеза умиления в финале фильма, когда любовь Белль к принцу-чудовищу спасает обитателей замка, то можно рассчитывать на ностальгическую слезу и еще на слезы восторга — но это уже в адрес художников, и в том числе — художников по костюмам.

Sputnik смотрел фильм в кинотеатре Silver Screen.

Теги:
рецензия на фильм, "Красавица и чудовище", Disney, Минск, Кино, Гендерные стандарты
Правила пользованияКомментарии

Главные темы

Орбита Sputnik