15:56 19 Ноября 2019
Прямой эфир
  • USD2.05
  • EUR2.26
  • 100 RUB3.21
Мужчина в магазине ритуальных услуг, архивное фото

Изнанка профессии: похоронный агент, который мечтает закрыть все кладбища

© Sputnik / Евгений Биятов
Общество
Получить короткую ссылку
Изнанка профессии (17)
152920

Можно ли взять напрокат гроб для кремации и почему давно уже хоронят без оркестров – Sputnik записал монолог распорядителя похорон о невидимой стороне его работы.

В работе похоронного агента романтики немного. Каждый день слезы, траур, растерянность людей, которых накрыло горем. Неужели и в этом можно найти что-то хорошее?

Новый проект Sputnik "Изнанка профессии" о той стороне простой и сложной работы, которую не увидеть обывателю. К сожалению или к счастью. И пусть профессионалы сами рассказывают об изнанке своей работы. Как говорится, без комментариев.

Тайнами своей профессии со Sputnik поделился похоронный агент Виталий Кононов – один из немногих, кто работает даже в ночное время.

Виталий Кононов в похоронном бизнесе уже много лет: работа как работа, не сложнее других
© Sputnik Максим Богданович
Виталий Кононов в похоронном бизнесе уже много лет: работа как работа, не сложнее других

О том, что непрестижно, но иногда очень нужно

В этой сфере я уже девять лет. Начинал водителем катафалка, через два года стал работать на себя. Мне с детства нравилось помогать людям, сопереживать им.

Я бы не сказал, что работа жутковатая. Жутковатая – это когда ты санитар в морге.

У нас сложно, когда люди умирают скоропостижно. Когда человек 35 лет пошел на работу, упал в подъезде и умер. С его родственниками трудно работать. На детей я вообще не выезжаю. У меня своих трое маленьких.

К счастью, чаще всего умирают бабушки и дедушки, к чьему уходу готовились. Поэтому в целом работать терпимо.

Белорусы в силу традиций предпочитают захоронение в землю в гроб другим видам погребений
© Sputnik / Виктор Толочко
Белорусы в силу традиций предпочитают захоронение в землю другим видам погребений

Я горжусь своей работой, да. Не каждому это дано. Она дает мне ответы на многие жизненные вопросы. Я даже пошел отучился на психолога. Провожу ритуальную церемонию и всегда анализирую, даже записи какие-то делаю. Хочу в будущем книгу написать, даже название есть – "Занавес". О всяких деталях по части смерти и похорон, которые скрыты от других.

О запахах "подснежников"

Первое время меня тошнило. Приезжаешь в морг забирать покойного, а в соседней комнате идет вскрытие "подснежников" – людей, которые умерли зимой, а обнаружили их по весне. Это не описать. Слышно даже на улице.

Знакомый как-то делал эксгумацию на кладбище и случайно наступил на часть тела кирзовым сапогом. Потом в этих сапогах сел в машину – три месяца стоял запах.

Похоронный агент берет на себя все вопросы - от получения справки о смерти до договоренностей с могильщиками
© Sputnik / Илья Питалев
Похоронный агент берет на себя все вопросы - от получения справки о смерти до договоренностей с могильщиками

Что происходит с человеком после смерти? Появляются трупные пятна, начинает проступать синева. Запах, конечно, есть, но все зависит от ситуации. Если человек сгорел на пожаре, то это запах гари, я бы сказал, даже шашлыка. При обычных смертях – запах теплой крови. Если человек лежачий, там уже запах медикаментов. К счастью, я уже ничего не чувствую – привык.

Хотя до сих пор сложно работать с покойными, которые пролежали несколько суток. У человека внутри уже идет процесс брожения, начинают выходить физиологические жидкости, изо рта может сукровица сочиться.

О первых похоронах

Самым первым покойным, которого мне пришлось хоронить, был 16-летний парень. Я тогда еще водителем был. Мы его забирали из 10-й больницы и везли в общежитие на Маяковского.

До сих пор помню, как его мать убивалась. У нее не было мужа. Все общежитие вышло на прощание. Мне тогда было не по себе: он молодой, мне 23 года. И друзья у него моего возраста были.

Ворон на памятнике
© Sputnik / Виктор Толочко
Минчан сейчас хоронят на Западном кладбище, на остальных разрешены только родственные захоронения

А на "свои" первые похороны в качестве агента забыл людям продать гроб. Вернее, не посчитал его в смете. Пришлось купить его за свой счет. Так что первые похороны у меня получились бесплатными. Я решил, что неэтично звонить: "Слушайте, я забыл гроб посчитать". До сих пор так не делаю. Если ошибся – это мои проблемы.

Об алгоритме и человеческой растерянности

На мне организация похорон от начала и до конца. Сразу оговариваем с заказчиком все моменты. Он выбирает гроб, веночную продукцию, крест, определяется со временем прощания.

Потом еду в загс за свидетельством о смерти. Если заказчик говорит, что у покойного нет вещей, направляюсь в морг. Смотрю, какой нужен размер, покупаю все необходимое. Занимаюсь доставкой тела в ритуальный зал, а затем на кладбище.

Люди должны скорбеть, а не думать, куда бежать. Государственных денег, которые отводятся на похороны, вполне хватает, чтобы обратиться за помощью.

© Sputnik Максим Богданович
Со временем Виталий планирует написать книгу о своем бизнесе, уже и название придумал - "Занавес"

У меня есть алгоритм, я знаю, как делать все шаг за шагом. А люди начинают действовать хаотично. Одни поехали туда, другие туда – а там обед. В два дня уложиться не могут. Агент всем этим занимается и просто берет свой процент.

Для людей это выходит дешевле. Потому что они растеряны, где-то с них чуть больше взяли. У меня были заказчики, которые в первый раз обращались ко мне, вторые похороны организовывали сами и потом снова со мной связывались.

О ценах и рекомендациях

Мы хороним людей любого уровня и класса. Цены у нас одинаковые для всех. Не раз замечал: чем человек богаче, тем старается подешевле заказать: "Это ж бабушка, какая ей разница". А люди, которые еле сводят концы с концами, будут на все последние деньги хоронить. Они берут в долг, они готовы взять в кредит. Мне кажется, чем беднее люди, тем меньше расчета, больше любви.

Богатые заказчики готовы за каждую копейку тебя удавить: а почему ваши услуги столько стоят, а можно скидку? Я в такой ситуации говорю: "У меня трое детей. Я вам их привезу на один день. Вы их прокормите, и я вам сделаю бесплатно".

У похоронного агента всегда с собой проспекты венков, гробов и несколько вариантов мест на кладбищах
© Sputnik Максим Богданович
У похоронного агента всегда с собой проспекты венков, гробов и несколько вариантов мест на кладбищах

Агенты – тоже люди разные. Есть те, кто видит, что у заказчика машина дорогая, и цены взвинчивают. Мне нужно просто прокормить свою семью. Поэтому у меня 80% клиентов – по рекомендации.

Самые дорогие похороны у меня заказывал мужчина из России, у которого тут умерла мать. Мы общались с ним только по телефону. Он попросил купить все за свой счет, предоставить чеки, которые потом должен был оплатить. Похороны обошлись в четыре тысячи долларов. Половину суммы ушло на гроб-саркофаг. Было три автобуса для гостей, катафалк на хорошем уровне…

В среднем стоимость похорон выливается в 1000-1600 рублей.

О голосе, который нужно "сделать" в 5 утра

"Клиентов" своих, конечно, не боимся, хотя всякое бывает. Как-то вечером мы с напарником отвозили в морг бабушку. Он ехал на катафалке, я на своей машине.

Занесли бабушку в морг, а напарник оставил задние двери в катафалке открытыми. Когда мы поехали обратно, вижу – друг из катафалка буквально на ходу выпрыгивает. Оказалось, пока нас не было, в катафалк залез кот. А там ширма сзади, ничего не видно. Но слышно, что кто-то ходит! У напарника волосы на голове зашевелились.

Работаю круглосуточно. Ночью обычно выезжать не приходится. Чаще люди звонят за консультацией. У людей умер человек, и они не знают, как дальше действовать. В основном звонки поступают ближе к 12 часам ночи или уже с утра, когда семья просыпается и обнаруживает человека мертвым. Я в это время, конечно, нахожусь дома. Самое сложное – сделать голос в пять утра таким, как будто ты не спал вообще.

О похоронах и кремации

Многие заказчики спрашивают, можно ли взять гроб для кремации напрокат. У нас такого нет, но люди где-то наслушались. Я шучу: "Конечно, можно. Только там уже 24 человека полежали – может быть запах". Люди отвечают: "Нам бы первыми".

В крематориях давно все цивильно: немецкое оборудование, всюду датчики. Все больше покойных кремируют, а не хоронят в землю
© Sputnik Максим Богданович
В крематориях давно все цивильно: немецкое оборудование, всюду датчики. Все больше покойных кремируют, а не хоронят в землю

Или говорят: "Ай, какая разница, гроб все равно не сжигают". Сжигают. В крематории на самом деле все цивильно и красиво. Все работники ходят чистыми. Это не какие-то кочегары, как из фильма, которые в печку труп баграми заталкивают. Стоит немецкое оборудование, в котором есть датчики: пока гроб не поставишь, печка не закрывается.

Сейчас люди все чаще усопших кремируют. Я тоже сторонник кремации, хотя бы потому, что у нас много онкобольных. Еще 5-6 лет назад болели только те, кому за 60. Сейчас уходят люди 30-35 лет. И их всех в землю закапывают. Кто знает, как грунтовые воды потом все это разносят? У каждого есть дети. Я бы не хотел, чтобы мои родные уходили раньше 70 лет. Я бы вообще все кладбища позакрывал.

О взаимовыручке конкурентов

Да, у нас есть конкуренция. Многие, как и я, поработают водителем и уходят в ИП. Это нормальное желание – работать на себя. Пускай ты будешь меньше зарабатывать, но ты сам себе хозяин.

Со многими агентами я дружу, мы обмениваемся заказами. Где-то не справляешься или за город уехал отдыхать.

Больше трех похорон одновременно стараюсь не брать. Можно крест перепутать: вместо католического купить православный. И люди потом будут говорить: "У нас же католик". А ты просто забегался. Лучше отдать заказ другому агенту, потом он тебя отблагодарит так же.

Есть агенты, которые узнают данные о покойных в поликлиниках и больницах. Пока ты приезжаешь на заказ, уже пять человек позвонили родственникам. Я считаю, это неправильно – навязывать себя. Мы даже между собой не знаем, кто звонит. Какие-то мелкие агенты, которые по факту просто берут с людей деньги, потому что родственники все делают сами. Эти агенты только получают свидетельство о смерти, что каждый может сделать. Выполнил он десять заказов в месяц – получил среднюю зарплату по стране.

О личном

К своим родным на похороны я вообще не хожу. От себя покупаю венок, могу порекомендовать агента. Тяжело, хотя каждый день с этим сталкиваюсь.

Прощание с Михаилом Задорновым
© Sputnik / Григорий Сысоев
Иногда на похоронах даже привычный ко всему похоронный агент тоже не может сдержать слез

Плачут ли агенты на чужих похоронах? Бывает, особенно если человек скоропостижно умирает. Невозможно видеть, как мать плачет. Отходишь в сторонку…

Сейчас люди не такие сплоченные, как раньше. Когда я начинал, каждый день мы доставляли покойных домой. Сейчас на дому прощаются процентов 10. Люди не хотят: "Ой, у нас маленькая квартира" или "Мы на восьмом этаже живем". Да хоть на 25-й наши ребята занесут.

Люди просто себя берегут, потому что, если покойный дома, это значительно больший стресс для родных, это нужно ночь не спать, у гроба сидеть.

Оркестр давно уже не заказывают. Гроб возле дома не несут – такая традиция осталась только в деревнях.

Равнодушия много. Мне приходилось хоронить отца известной белорусской телеведущей, который умирал в нищете.

Если же вижу, что люди реально бедствуют, стараюсь по-человечески поступать. Может, где-то на небе это зачтется. А даже если и нет, чистая совесть – это тоже хороший профит.

Читайте также:

Темы:
Изнанка профессии (17)
Теги:
похороны, тайны профессии, Беларусь

Главные темы

Орбита Sputnik