10:46 28 Февраля 2017
Прямой эфир
Документы Национального исторического архива Республики Беларусь

"Збяднелая шляхта": узнать, что ты не дворянин, и пережить это

© Sputnik / Виктор Толочко
Общество
Получить короткую ссылку
6314230

Все Сапеги и Радзивиллы известны наперечет, так что даже если вам кажется, что ваша фамилия княжеская, с большой долей вероятности придется принять, что это не так. Впрочем, первое, чем занялся бы истинный, пусть и "збяднелы" шляхтич – восстановил бы свое генеалогическое древо, чем и займемся.

Придя в архив, один из носителей шляхетно звучащей фамилии выяснил, что его предки только однофамильцы дворянского рода, вместе с этим знанием получив серьезную моральную травму.

За время работы в архиве сотрудник Института истории НАН Сергей Рыбчонок составил для белорусов порядка тысячи родословных, а свой род знает до триннадцатого колена — с конца XVIІ века. Как выяснить, кто твои предки, и принять, что, скорее всего, — не шляхта, разбиралась корреспондент Sputnik Елена Васильева.

Сергей Рыбчонок с 2013 года является старшим научным сотрудником Института истории НАН, 19 лет работал в Национальном историческом архиве Республики Беларусь. Защитил кандидатскую диссертацию по теме "Источники массового происхождения по генеалогии Беларуси середины XVII — начала XX веков".

Нарисуют вам герб

"Можно перевернуть десять архивов и, возможно, ничего не найти, можно даже заплатить за это бешеные деньги или просто пойти к художнику, который возьмет старую бумагу, нарисует ваше место рождения, герб и предка дворянина. Кто хочет попасть в дворянство, тот попадет — и раньше так было, и сейчас. Закон о сословиях был отменен в феврале 1917 года, когда Российская империя стала республикой", — пояснил Сергей Рыбчонок.

Сотрудник Института истории НАН Сергей Рыбчонок
© Sputnik / Виктор Толочко
Сотрудник Института истории НАН Сергей Рыбчонок

Составление генеалогического древа — не лицензируемая деятельность, так что за родовым древом лучше обращаться к сотрудникам Национального исторического архива. Впрочем, достаточно и частных лиц, предлагающих за определенную сумму найти ваши дворянские корни.

"Когда я работал в архиве, обладатели таких фальшивых родословных периодически приходили к нам. Но больше было тех людей, которые вовсе не знают своих корней и хотят выяснить, кем были предки. Нанять для составления родословной можно любого, но есть добросовестные люди, а есть не очень, и тогда рискуете не только потратиться, но и получить некачественный труд или фальшивку. Взявшись составить генеалогическое древо, человек может в итоге заявить вам, что документов по вашим предкам не нашлось, и взять за это тысячу долларов", — предупредил историк.

Архив как госучреждение несет ответственность и дает официальный ответ.

"Даже если сотрудники найдут для вас одно-два дополнительных колена, это тоже хорошо, вы и этого не знали. А если десять! Как повезет, все зависит не столько от архивиста, сколько от сохранности документов. Иной случай можно разобрать за месяц, а в другом придется год ходить в архив", — рассказал Рыбчонок.

Скажите, что я дворянин (или поляк)

Итак, вы решились прийти в архив. И вы не первый, научные сотрудники даже начали жаловаться — читальный зал не безразмерный, а из присутствующих наукой заняты пять человек, еще двадцать изучают свою генеалогию.

В читальном зале Национального архива
© Sputnik / Виктор Толочко
В читальном зале Национального архива

Особенно активно за поиски своих корней белорусы взялись в 1990-е: если вначале пытались подтвердить дворянское происхождение, то позднее — польское, еврейское или немецкое — дабы покинуть родовое гнездо и вернуться на историческую родину.

Исследовать свою родословную и работать с документами в читальном зале архива можно бесплатно, а вот если захотите заказать исполнение работы архивистам, придется заплатить.

"Архивисты делают свою работу хорошо и недорого. В архиве клиент оплачивает количество рабочих дней сотрудника, которые он потратит на работу с вашей генеалогией, на работу с одним запросом отводится пятнадцать рабочих дней. Но серьезные генеалогические исследования ко времени привязаны условно. Есть случаи, которые не то что в пятнадцать, но и в пятьдесят рабочих дней могут не решиться, тогда обращаться в архив можно помногу раз", — пояснил цену генеалогического вопроса собеседник Sputnik.

Расценки для граждан Беларуси и иностранцев, предполагающих у себя белорусские корни, отличаются. Так, исполнение генеалогического запроса (исследование истории семьи) может стоить до 1440 рублей. Рыбчонок уверен, что хорошо составленная генеалогия — отличный подарок, и порой люди обращаются в архив именно затем, чтобы подарить своим родственникам родовое древо.

"Одна из клиенток обратилась за составлением генеалогии к юбилею отца со шляхетными корнями. Случай был нетяжелый, документы нашлись, подняли все, что нужно — уложились в отведенные пятнадцать дней", — вспомнил архивист.

Генеалогическое древо
© Sputnik / Виктор Толочко
Генеалогическое древо

Архивистам ведомы эмоции, особенно чужие.

"Бывает, приходит человек с дворянской фамилией, известной с пятнадцатого века, фигурировавшей во многих книгах. Дает информацию об имени, месте и времени рождения предка. Дедушку одного из таких заявителей с дворянской фамилией мы нашли, но оказалось, что он был из крестьян и работал на железной дороге. Человек, уверенный, что его предки дворяне, узнал, что он просто однофамилец. В его понимании это трагедия. А на самом деле нет: дворян ведь наперечет, и ничего плохого в том, что ваши предки были не дворянами, нет, может даже это, напротив, хорошо", — уверен собеседник.

"Ведь если вы обычная белорусская шляхта, которая почти ничем не отличалась по своему имущественному положению от крестьян, разве что сапоги носила получше и свитку подороже (но не хотели жениться на крестьянках!), то особенных поводов для гордости нет", — считает историк и призывает всех изучать свою родословную.

Пока одни готовы платить огромные деньги за подготовку красивого древа, для других изучение своей генеалогии — просто память.

Архивы не вечные

"Возьмем простейший случай: у вас дворянские корни и ваши предки еще при царе были утверждены в дворянство. На Минскую губернию сохранилось пять тысяч дел по дворянскому собранию, на Витебскую — тысяча, а в Могилевской губернии — только пятьдесят дел. И если по Минскому дворянскому собранию многие документы можно найти и в Национальном архиве, то для поиска дворян по Могилевской губернии придется обращаться в Санкт-Петербург — дворянские документы часто дублировались, и многие хранятся там", — пояснил Рыбчонок перипетии белорусской генеалогии.

Зато крестьянам, служившим у Радзивиллов, повезло. Будучи хорошими хозяевами, князья давали указания управляющим переписывать своих крестьян, и в инвентарях можно найти опись крестьян с указанием имени крестьянина, его жены и детей.

"Такие списки Радзивиллы приказывали делать каждые три года. Часть хранится в Минском историческом архиве, а часть — в Варшаве. Когда западная Беларусь была в составе Польши, с 1921 по 1939 год, а Несвиж размещался на польской территории, Радзивиллы решили разделить свой архив. Война закончилась, а архивы так и остались разделенные. Одну часть передали польскому государству, другая осталась в Минске — при большевиках ее долгое время хранили в Академии наук, а после войны передали Национальному архиву", — рассказал собеседник Sputnik.

Сотрудник Института истории НАН Сергей Рыбчонок
© Sputnik / Виктор Толочко
Сотрудник Института истории НАН Сергей Рыбчонок

Не отдай Радзивиллы часть архивов в Варшаву, они могли бы погибнуть, как те, которые оставались в частных коллекциях.

"Не могу сказать, что их целенаправленно уничтожали, целенаправленно их только вывозили: наши — в эвакуацию, немцы — к себе. Радзивиллы были в родстве с некоторыми немецкими родами, потому немцы внимательно отнеслись к их архивному наследию. К тому же, архивные документы имеют большую историческую ценность. Радзивиллов знали все, и эти документы выбросить просто не могли. Архивы специально не жгут, их просто возят туда-сюда. Проблема в том, что пока возили, что-то пропало", — пояснил историк.

В Национальном историческом архиве
© Sputnik / Виктор Толочко
В Национальном историческом архиве

Непростая история и с Литовской Метрикой, архивом канцелярии ВКЛ. После разделов Речи Посполитой часть ее территории попала в состав Российской империи, и архивы вывезли в Санкт-Петербург, а затем перевезли в Москву, где она сегодня и находится. Многие ходатайствовали о возврате документов, и тогда встал вопрос — нет такого государства "Великое княжество Литовское" — кому отдавать? Литовцам передашь архив — Беларусь обидится, белорусам — обидятся в Литве, а располовинить нельзя.

"Тогда же были сделаны фотокопии этих источников и переданы белорусам и литовцам, сейчас мы можем изучать метрику на микрофильмах, сидя в Минске, а ее оригиналы лежат в Москве", — подчеркнул Рыбчонок.

Еще один ценный источник информации — метрические книги.

"Там четко написано: у таких-то родился сын, а такие-то поженились. Для установления генеалогических связей это первейший источник, но и здесь все непросто. С православными понятнее: епархии были привязаны к губернии. В каждой губернии была своя православная епархия, и ее архив находился в центре губернии. С католиками сложнее. Была Минская католическая епархия, и ее архив был в Минске, потом ее упразднили и присоединили к Виленской, тогда же архив отправили в Вильнюс. Затем территорию бывшей Минской епархии включили в состав Могилевской, а архив Могилевской епархии размещался в Санкт-Петербурге. Война, революция, опять война и блокада — начали архивисты перебирать бумаги в Санкт-Петербурге, нашли архив могилевской католической епархии, вернули его в Могилев. Но некоторые книги погибли во время блокады в неотапливаемых сырых помещениях", — на примере одной епархии пояснил историк.

В Национальном историческом архиве
© Sputnik / Виктор Толочко
В Национальном историческом архиве

А книги, которые находились в Минском ЗАГС, в 1944 году и вовсе сгорели. Спасает то, что многие книги были копийные: метрические книги было положено вести в двух экземплярах, одна хранилась в храме, другая — в архиве.

Одним словом, чтобы понять, где именно искать свои корни, нужно или хорошо знать историю, или обратиться за помощью к специалистам. Кстати, много информации сейчас можно найти в сети.

"Некоторые метрические книги по белорусским территориям есть в Литве, Латвии. В Литву придется ехать, а вот Латвийский архив многое выставил в интернете", — подбодрил Рыбчонок славных потомков магнатов на генеалогические поиски.

Иметь при себе

Обращаясь за исследованием, желательно располагать как можно более глубокой информацией.

"Если двадцать лет назад клиенты часто знали дату и место рождения родственников, родившихся до революции, то сейчас не все знают, когда дедушка родился. Никто не будет вести поиск вслепую, никто не ответит на вопрос — "дайте мне книгу, в которой написано все про мою фамилию". Нужна четкая поисковая информация, документ, который свидетельствует, что человек родился в этом году, в этой деревне", — пояснил эксперт.

Если все же документов у вас нет, постарайтесь собрать максимально полную информацию о предках. Можно поговорить с родственниками (и говорить нужно прямо сейчас, пока они живы и в доброй памяти — напутствует историк), пересмотреть старые бумаги, на кладбище сходить, где похоронены предки, потому что на крестах тоже есть надписи и даты. Суммировав эту информацию, нужно сделать самое сложное — выбрать линию, с которой хотите начать исследования.

Составив за время работы в архиве около тысячи чужих генеалогических древ, Сергей Рыбчонок взялся за фамилии более значимые.

Книги о белорусских знаменитых родах
© Sputnik / Виктор Толочко
Книги о белорусских знаменитых родах

"Жизнь коротка, родословная Петровского или Ивашкевича — не самое в ней интересное, есть более серьезные вещи", — рассказал историк, демонстрируя книги по генеалогии именитых графов Ильиничей, владельцев Мирского замка, древнего княжеского рода Друцких-Горских, которые, к слову, считаются прямыми потомками Рогнеды.

К слову, свой род он знает до первого колена — всего тринадцать колен.

"Мне просто немножко повезло. Первый предок, которого я знаю, родился в конце XVII века — я нашел своего предка в первой переписи, которая прошла по территории Беларуси в 1795 году. На момент записи моему предку было 75 лет, выходит, его отец родился около 1700 года. Дворян в моем роду нет, но предков своих я знаю", — резюмировал Сергей Рыбчонок.

Теги:
сколько стоит родословная, как найти своих предков, Как составить генеалогическое древо, Национальный исторический архив Республики Беларусь, Институт истории НАН Беларуси, Сергей Рыбчонок, Минск, История, Семья
Правила пользованияКомментарии