18:05 24 Октября 2020
Прямой эфир
  • USD2.54
  • EUR3.00
  • 100 RUB3.32
Олимпиада 1980
Получить короткую ссылку
Олимпиада — 80 (66)
103 0 0

Накануне московской Олимпиады 1980 года предстояло решить непростую задачу: по правилам Международного олимпийского комитета необходимо было обустроить молитвенные помещения для спортсменов.

Как работал религиозный центр Олимпийской деревни и почему некоторые священнослужители порой скучали в молитвенных залах – в материале корреспондентов Sputnik Марии Науменко и Льва Рыжкова.

Спортсмены заходили сфотографироваться

"По поводу советских спортсменов вопрос не стоял. Это все делалось по большей части для иностранных делегаций. Я не видел ни одного нашего спортсмена, кто бы подошел на благословение и участвовал в каких-то молитвенных действиях", – вспоминает настоятель Храма святителя Николая в Толмачах, протоиерей Николай Соколов, которому в 1979 году было поручено организовать молитвенные комнаты в Олимпийской деревне.

Священнослужители в здании Культурного центра Олимпийской деревни во время XXII летних Олимпийских игр
© Sputnik / Сергей Гунеев
Священнослужители в здании Культурного центра Олимпийской деревни во время XXII летних Олимпийских игр

В культурном центре Олимпийской деревни в Москве выделили три зала размером 100 квадратных метров каждый. В одном из них совершались молебны для тех, кто исповедовал христианство (католики, православные и приверженцы различных протестантских течений), в другой — ислам, в третьей — иудаизм и буддизм. Представители некоторых религиозных структур были приглашены из-за границы. Для совершения обрядов подобрали 20 человек священнослужителей. Одним из них стал нынешний главный раввин России Адольф Шаевич. 

Он отмечает, что к нему в молитвенную комнату спортсмены заходили только сфотографироваться – "ни разу не было такого, чтобы атлеты собрались помолиться".

"Все, кто приходил, удивлялись. Знали, что в Советском Союзе преследовалась религия, а тут вдруг в Олимпийской деревне целый религиозный центр. Для нас и самих было удивительно, неожиданно, что было принято такое решение", – признается Шаевич.

То, что молитвенные комнаты не пользовались популярностью среди спортсменов, подтверждает и один из бывших руководителей Всесоюзного совета евангельских христиан-баптистов Вальтер Мицкевич.

"Это было довольно таким скучным дежурством. Немногие к нам приходили: прибежит какой-нибудь иностранный спортсмен, встанет на колени, помолится. В контакты особые мы с ними не вступали", – говорит Мицкевич, который в 1980 году нес службу в Олимпийской деревне.

Зато особый интерес к священнослужителям проявляли представители зарубежных СМИ.

"Приходили десятки журналистов – японцы, норвежцы. Фотографировали, брали интервью, задавали вопросы, как вообще в Союзе обстоят дела с религией. Многие из них жили в Олимпийской деревне и постоянно крутились в культурном центре", – вспоминает Шаевич.

После утренних молитв шли смотреть телевизор

"Я молитвенную комнату делил с двумя буддийскими ламами. Каждое утро начиналось с того, что я молился на своей половине зала, они – на своей, а потом мы шли смотреть телевизор. Единственное, в центре было определенное количество спортсменов-католиков, которые часто ходили молиться", – рассказывает Шаевич.

"Вот побудут с утра мусульмане, затем запрут комнату – им все же интереснее пойти на стадион или еще куда-то", – добавляет Мицкевич.

Вальтер Артурович вспоминает, что католические священники прибыли в Москву из Литвы, и он всегда с любопытством наблюдал за их обрядами.

"Католиков было трое, в черных мантиях до пят. Они каждое утро, каждый день молились и вспоминали Голгофские страдания Иисуса Христа", – говорит Мицкевич.

Ирландские спортсмены перед соревнованиями обязательно посещали службу
© Sputnik / Сергей Гунеев
Ирландские спортсмены перед соревнованиями обязательно посещали службу

По словам Шаевича, представители всех конфессий дружно общались между собой и каждый день делились впечатлениями о соревнованиях.

"Мы общались практически со всеми священнослужителями: православными, мусульманами. Мы, собственно, жили в одной гостинице, общение было тесным, обменивались впечатлениями. В основном, шли разговоры о спорте", – подчеркивает Шаевич. 

В вестибюле культурного центра стояли большие японские телевизоры, кроме того, экраны были и в ресторанах – по ним транслировали соревнования. Раввин отмечает, что как большой любитель спорта использовал любую возможность, чтобы отслеживать ход соревнований.

Шаевич вспоминает, что после Игр нужно было отчитаться "перед органами". И в Совете по делам религий при Совете министров СССР он так и доложил: "Религиозных мероприятий не было, никто молитвенников не просил и не приходил".

"В Олимпийской деревне не было никакой рекламы молитвенных залов. Нужно было все-таки большими буквами написать табличку: "Молитвенная комната", чтобы было ясно, что здесь храм. Этого не было. Как спортсмену понять, что это место для того, чтобы пообщаться с Богом, со священнослужителями?! Поэтому, в основном, придешь в деревню и не знаешь, куда ткнуться", – сетует Мицкевич.

Слова протестантского священнослужителя подтверждает и советский спортсмен-конник Юрий Сальников, который завоевал бронзу в личном первенстве на XXII Олимпийских играх в Москве.

"Я не видел молельные залы в деревне, и я туда не попал. Я и крещен, и в Бога верую. И если бы знал о молитвенных комнатах в деревне, то зашел бы туда. Говорю это искренне", – признается Сальников.

"В Москве в любой храм верующий спортсмен мог зайти, это не возбранялось. Но официально заявить, что я человек религиозный и участвующий в Олимпийских Играх – это тогда был нонсенс. Все молчали", – добавляет православный священник Николай Соколов.

Кинозал и сувенирные лавочки – как служители проводили досуг в деревне

Священнослужителям приходилось придумывать себе различные развлечения, чтобы скоротать время.

"Время-то тягостное, когда никто не приходит. Я довольно часто посещал кинотеатр, там крутили лучшие советские фильмы, и зал был всегда пустым", – говорит Мицкевич. 

Еще Вальтер Артурович любил гулять по Олимпийской деревне с "чудесными парикмахерскими и разными сувенирными магазинчиками".

"Я с удовольствием приобрел в магазинах открытки с храмами, нашими достопримечательностями, с картиной Иванова "Явление Христа народу", – вспоминает Мицкевич.

Также в Олимпийской деревне постоянно устраивали по вечерам дискотеки и организовывали концерты с участием звезд советской эстрады.

"Приезжали наши ведущие артисты: Лев Лещенко, Владимир Винокур, Эдита Пьеха, Людмила Зыкина. В обычное время на их концерты непросто было попасть. Там я познакомился с Иосифом Давыдовичем Кобзоном. Он с удивлением отнесся к тому, что раввин тоже есть в религиозном центре деревни", – говорит Шаевич.

"Я не забуду, как Зыкина пришла в молитвенную комнату и сказала: "Да, конечно, Бог есть, как нету Бога… Надо людям давать больше возможностей слышать о Боге". Это было так приятно слышать, что представитель нашей интеллигенции, культуры заявляет, что надо учить людей морали, духовной нравственности", – вспоминает Мицкевич.

Соборную мечеть чуть не снесли ради олимпийской стройки

Московская соборная мечеть в 1980 году стала местом паломничества спортсменов-мусульман и официальных делегаций из стран Ближнего Востока. Однако накануне Игр религиозным деятелям пришлось бороться за это здание. Для строительства СК "Олимпийский" был снесен почти целый квартал исторической застройки. Эта участь грозила и мечети. Прецеденты были. Так, при возведении Олимпийской деревни была снесена православная церковь.

"Мой отец Абдулкадир Валитов писал во все инстанции. Мол, вы проводите спортивное мероприятие международного уровня. А когда приедут гости из арабских стран, куда вы их будете водить?!" – рассказывает имам мечети в Отрадном "Ярдям" Исмаил-хазрат Валитов.

Московская соборная мечеть, архивное фото
© Sputnik / Борис Приходько
Московская соборная мечеть, архивное фото

К тому же за мечеть вступились послы Египта и Саудовской Аравии в СССР. В результате власти отменили свое решение о сносе.

"Во время Олимпиады в Московскую Соборную мечеть приезжали иностранные делегации и те спортсмены, у которых не было соревнований в определенные дни. Там вместе со всеми мусульманами-прихожанами они совершали намаз. Это было при мне, я видел это", – вспоминает советник председателя Духовного управления мусульман России Харис Саубянов.

Другой сын Валитова – Ислам-хазрат, утверждает, что в мечеть приходили и советские спортсмены.

Как служители попадали в Олимпийскую деревню

Для аккредитации в Олимпийской деревне Совет по делам религии должен был подобрать и подготовить "проверенных служителей культа": православных и католических священников, лютеранских пасторов, раввина, имама, буддиста. Однако Мицкевич и Шаевич утверждают, что специальный отбор для служения в Олимпийской деревне они не проходили.

"Именно благодаря Олимпиаде я стал Московским раввином. Я в 80-м году как раз получил раввинский диплом, вернулся после учебы из Будапешта. Я был первым раввином в СССР, получившим образование при советской власти. Поскольку я родом из Биробиджана (столица Еврейской автономной области в РФ – ред.), меня хотели отправить туда. Но тут случилась Олимпиада, и меня на это время оставили в Москве, дали поработать на Играх", - комментирует Адольф Соломонович.

К Играм прислали тысячи молитвенников

США бойкотировали ОИ-80, и американские спортсмены не приехали на Олимпиаду в Москву. Однако литература по иудаизму для молитвенного зала была отправлена из США специально к Играм.

"Мы именно к Олимпиаде получили из Америки от раввина Артура Шнайера по несколько тысяч молитвенников, Пятикнижие Моисея, экземпляры Торы. В Союзе в связи с Играми нам разрешили принять большое количество религиозных изданий. Часть из них я привез и в Олимпийскую деревню. Православные и мусульмане, по-моему, тоже получили большое количество книг из-за рубежа", – рассказывает Адольф Соломонович.

Читайте также:

Темы:
Олимпиада — 80 (66)
Теги:
религия, Олимпиада-1980, Москва


Главные темы

Орбита Sputnik